Вы здесь

Алкогольный опыт

Тагир Казыханов

Для чьей – то автобиографии очень неприятная тема. Для себя же ничего неприятного в этом не вижу. Уже! Просто факт остаётся фактом: Я – алкоголик!!! Хотя все свои пьянки могу пересчитать по пальцам. Но и этого достаточно для мысли, моей мысли, что вызывает грустную улыбку, и ощущение того, как иные люди, особенно при высокой должности, социального положения в обществе ни в какую не признают себя алкоголиками.
Как – то раз приходилось выпивать в компании с главным бухгалтером одного очень крупного строительного треста. Это сейчас их называют вице-президент, топ-менеджер, или ещё как – то, а тогда, просто – главбух! Он был очень тучный человек, единичные и засаленные длинные волосы беспорядочно лежали на катастрофически быстро лысеющей голове. И лицо: врачи – терапевты, ещё в те, давние времена описывали его как Лицо Корвизара. Это сейчас, в наши дни всё забыто, никаких анализов, ни тщательного внешнего осмотра, ни сбора анамнеза. Зачем? Есть УЗИ, томограф, волоконная оптика, эндоскопия – даже думать не надо. Смотри себе да смотри… Как говорил один профессор, хирург, я тогда ещё студентом был, и не был обременён последствиями содеянного:
- Оперировать и обезьяну можно научить!!! А вот думать – увы!
Что-то я отошел от своего бухгалтера! Да-да, его лицо…. Но всё это блекло, после того, как вступаешь с ним в общение: самобытная эмоциональность и сухой, аналитический ум с конкретным мышлением, каким – то фантастическим образом смешались в его характере.
- Ну, принёс? – спросил он у меня в тот день. В его лице я прочёл страсть, гасимую высоким интеллектом и едва уловимое сладострастное причмокивание.
- Всё в порядке, Иван Дорофеич, - не менее сладострастно и гримасничая ответил я, - я щё мандаринчиков пару кило взял, на закуску, не с пустыми же руками в гости ходить!
- Да ладно, это уже лишнее… Давай - давай, быстрей, заходи… Тетя Галя закуску приготовит! Настоящий? Неразбавленный? Как ты говоришь…. Ратифицированный?
- Ректифицированный, 96 и 5 оборотов! В Бюро сам, лично получал!!! – улыбаясь, гордо ответил я. – Могу многое, что про него рассказать…кстати, это пшеничный. Когда его разливали, аромат стоял… мм-м, то, что надо! А ещё говорят, что спирт не пахнет. Враньё! Картофельный, гидролизный и ещё какие – то…, разные короче, все имеют свой аромат!
Всё это говорил быстро, отрывочно, одновременно быстро и небрежно раздеваясь. Я чувствовал некоторое неудобство, неудобство от посещения своего, но простая домашняя обстановка с запахами подчеркивающие индивидуальность квартиры, весьма и весьма расслабляли меня.
Спирт из рюмок пить нельзя! Мнения могут быть очень даже разнообразные, на сей счёт; но, поймал себя на мысли, что рассуждения мои отдавали чем – то казарменным, но своим… пока… Время покажет!
- Дорофеич, у тебя же были стаканчики, те самые, стограммовые, гранёные? – предвкушение необычного возлияния окончательно выбило во мне неуверенность, разницу в возрасте и социального положения.
Процедура пробы проходила молча. Первый разлив я произвёл уверенно, быстро и очень осторожно. Из кухни была слышна какая-то дебильная песенка Газманова, действующая очень угнетающе на подсознание, а в зале, где мы устроились, по телевизору показывали лоснящихся, рыхлых и румяных политиков, наших, с агрессивными лицами и льстивыми глазами, наперебой объясняющих суть инфляции.
- Ты пьёшь его неразбавленным? – удивился главный бухгалтер.
- У-уу! Чтоб не испортился.
Дальше мы молчали. Недолго. За это время я успел рассмотреть синюшно-багровое и погрустневшее лицо милого собеседника, аккуратную стопку «Вестника бухгалтера» (или «Главный бухгалтер» - не важно, да и не помню) мирно соседствующими с макулатурным изданием сочинений Пикуля.
- Мне говорили, что ты жестко пьешь; не обижайся, это я не со зла, так…. просто, а то молчим… - начал бухгалтер.
- Мои познания в бухгалтерии весьма слабые, если мягко сказать. У меня и в аттестате только две тройки: по алгебре и геометрии. Ненавижу эти предметы. Хотя учительница была замечательная! Так вот, однажды я спросил у своей бабушки, что такое интеграл, там… синус, косинус, она мне ответила, что ей это не нужно – дескать, деньги считать умею и ладно. – Мягко продолжил я. - И говорю я это к тому, что алкоголь всегда найдёт себе попутчика, а может быть и друга или даже любовь, до гроба, в прямом и переносном смысле! Прожил я не так много, чтобы советы давать; приходилось людей и по - старше Вас повидать, от которых совета… даже сравнить не с чем. Младенец, вылезая из утробы матери – и то большего даст. И вот, у всех, с кем приходилось общаться, я спрашивал о том, с чего начиналось их алкогольное знакомство? У кого-то с родителей, у кого – улица, бывало и художественная литература или кино там, телевидение; а самое опасное – случай и если он ещё связан со знаковым событием…. У меня, их несколько было, хотите? Расскажу!
- Что – то тебя понесло. Давай – ка по второй!
Дорофеич очень оживился, даже разливать стал сам (когда человек, тем более старше, разливает, то он чего-то хочет или алкаш – не замечали?) «Ага, тэкс- тэкс, повёлся мужик! Надо его огорошить чем - нибудь? Чем? Что он алкаш! И доказать!!! Обидеться может. Ничего, меньше выпьешь - здоровее будешь! А ведь он действительно алкаш».
-А ведь Вы алкоголик! Иван Дорофе-еичч? – сказочно – слащавым голоском протянул я (вроде спирт ещё не подействовал?).
Его реакции я удивился! Он не обиделся. Не стал гневным и злобливым, как обычно бывает в бытовых пьянках. Нет. Скорее был похож на неуверенного ученика, ученика ПТУ. А следующий его короткий монолог поставил меня на место и в то же время утвердило мои подозрения:
- Я уважаемый человек, а ты ещё только начинаешь жить, работать! Сейчас ты не поймешь. Пью я всегда с людьми. Никогда один не пил, в грязи не валялся. С утра не похмеляюсь, а всегда плотно ем, вместо этого…., чтоб запаха не было! Вот так!
- А я пью с утра! И на рабочем месте! Сказать почему? – решил рубануть с плеча. – «скажу я ему, обязательно скажу; как вижу, так и скажу!»
- Подожди не торопись. Видишь, беседа оживилась! Давай-давай, дальше разливай! Может тоже неразбавленным попробовать? Ну-ка, поясни! Плесни! – как песня гусляра, окутало и одурманило мои уши и разум, теперь уже ещё на одну ступень сблизившегося собеседника.
- Всё просто: задерживаешь дыхание, уверенно и не отрываясь, не слишком медленно, но и не быстро вливаешь в себя. Далее, уже несколько быстрее запиваешь водой, а лучше прохладной минералкой и уже потом, в конце, медленно выдыхаешь! Давайте, после расскажете свои ощущения!
- …….ухх-хууу…вааа…Обалдеть!!!! Слушай, и не жгёт ничего!
Его лицо стало как у святого. Да-а…химия.. Ещё не такие чудеса алкоголь сотворить может!
- Продолжаю, - (это я уже сказал, убедившись в хмельном внимании собеседника), - это по поводу утреннего ведения своего организма, после пьянки…
«Зачем тебе мучаться? У тебя в сейфе три литра спирта стоит! Давай… не робей! Быстро-быстро…. А люди? Какие ЛЮДИ!!! Вокруг тебя трупы. ТРУПЫ!!! Понимаешь? Лаборантка настучит… Да кому ты нужен! Если б ты был нормальным врачом, в больнице, а здесь… Знаешь, почему ОНИ не похмеляются? У НИХ нет такой возможности!!! Да, да! Сам посуди: больные смотрят, зав отделением нехорошо смотрит, а главный врач – не дай бог увидит! А средний персонал? Ты уже, к примеру, не Иван Иванович, а Ванька….точно, Ванька!!! И спирта у них нет такого, как у тебя – чистого, без хлоргекседина, доступного, и в объеме не унижающее твое достоинство перед старшей медсестрой. ОНИ мучаются, трясутся душа и руки, ОНИ оскорбляют СЕБЯ, всякими словами, молчаливой агрессией и слабостью! И этот отёк мозга, с его ненормальными мыслями и депрессией! Точка! Сними отёк, не мучай себя!»
- Я не мучаю себя с утра, и у меня есть возможность. – кратко выложил я.
- Ты что-то не договариваешь.
Иван Дорофеевич стал что-то объяснять, рассказывать, но я не слушал его, вернее не слышал. В памяти внезапно объявился образ профессора-психиатра. Он был черен, внешне, а может и душой. Моё общение с ним принесло лишь пользу в том, что узнал, как можно внушать человека, но не внушить. Я делал вид, что вхожу в транс, подергивал коленями, пускал слюни, и в один момент я хотел даже пустить кишечные газы. Смачно, с громким звуком, как гром в ночной тиши. Но не стал, по той причине, что не выдержу и зайдусь сатанинским, животным хохотом. Не надо обижать профессора! Когда я сказал ему, что адекватно оцениваю ситуацию и вроде никак не испытываю его влияния, он ответил:
- Голубчик, всё нормально! Это Вам так кажется! На подсознательном уровне всё отпечатается.
«Как может отпечататься, если сознание не отключено? Не верю! Надо было перднуть, там, на сеансе. Тогда бы он точно поверил в свою силу!» Единственное, что я помню, с тех, десяти сеансов, это, что водка имеет вкус кошачьей мочи. Всё.
Спирт начал на меня действовать. Я это точно помню – было выпито где-то по пол-литра, чуть меньше: появились радужные мечты, желание много работать, чем-то помочь людям. Хотел даже Дорофеича в секционную сводить!
- Ты не понимаешь, Дорофеич! Ночью, в морге, я покажу тебе, из чего состоит человек! Я дам тебе перчатки, сам потрогаешь, понюхаешь! Всё будет необычно – сам смотри: ночью, вскрытие висельника, никого постореннего, аура…зима, как у Блока! Запомнишь на всю осташ-шуюся жиззь!!! Иглу дам…. с капроновой нитью… научу….
Мне кажется, что мы были там…, а может и нет…. Провал….Провал? Нет!!! Вот же, здесь, так же сидим, только по телевизору почему – то порнуха идёт!!! А Газманов? Поёт же, только не на кухне, а где-то в пространстве….
- Дорофеич! Дорофеич!!! – я кричу или что?
Всё нормально, слава Богу, Иван Дорофеевич также сидел напротив меня. Стоп, стоп, стоп! Он, он…плоский! Это фотография!!! Почему шевелится, волнами, как парус. Вроде ветра нету?! Встал, пошел…, точно, фотография – плоский он. Потянуло холодом, источник и направление необъяснимы…..Галлюцинация? Надо встать, походить, по-курить… на лестничной площадке, да! Шаги ватные, не мои…Но я же чувствую, трогаю, спички, сигареты, дверной замок…щелчок… всё есть! Нет!!! Нет пола! Черная бездна, как голова у профессора – психиатра. «Прыгай, прыгай сразу на перила, как в детстве» - неведомый, неземной тональности, и в то же время удивительной доброты и силы, голос подтолкнул меня…..
….и вот я лечу, лечу на перилах!!!! Как дрянной, но счастливый и жизнерадостный первоклассник. Свежий ветер, сильный, ласковый ветер детства обдувает лицо, ладони, пальцы, между которыми ощущаешь маленькие вихри, которые можно потрогать! Лечу-уу!!! Скорость все набирает силу, уже появляется свист в ушах и в месте с ним СТРАХ! Животный страх. Внизу ничего нет! Только перила! Они сужаются, ужас, сужаются, сужаются….что делать…. Не остановиться… Задняя поверхность бедер сначала раскалились, боль исчезла, на мгновение. Я посмотрел на перила….Их там нет!!! Острое лезвие из ржавого металла, вместо перил, исчезало там, в далеке, в неведомости… И вот появилась новая боль, резкая, тянущая за собой время, мысли, события…. Кружится тяжелая голова…слышен скрип металла о твои кости….ноги, мои ноги! Хотел крикнуть сильно, очень сильно! Что кричать, кого звать? «Ничего не бойся, это твой, повторяю твой сон»,- опять этот голос, - «..залупой, залупой своей тормози…на самое лезвие, со всей силой – только так можно остановить всё это…».
Вы когда – нибудь пробовали резко, одним движением, разрезать незамерзшее масло о большой, мясной нож? Именно масло об нож, никак не наоборот. Попробуйте! И я попробовал, там… на перилах! Нет, боли не было. Действительно всё исчезло, только появилось много крови, очень много. Она стекала множественными ручьями в один бурный, пенящийся поток, с низкочастотным бульканьем. Стекала кровь в огромную задницу, вокруг которой, в виде ромашки, торчали человеческие голени! Они шевелились, издавали глухие, гортанные звуки, где-то, лопались сухожилия! Наверное, созрели. И я созрел…слышна была богатая музыка, богата своим объёмом, содружеством гармоничных и неземных аккордов, переходящих во что-то среднее между вальсом и маршем. Слов не было, была адекватная подпевка, чем-то кричаще-бурляшим…ВАУ- УУ-ВА-У….
…открыл глаза. Радость! Это Дорофеич блюёт в туалете, под шум унитазного бачка! Реальность. Хороша и тяжела! Не описать во всех цветах и звуках всего того, что приснилось алкоголику…..
Нет, ещё не всё закончено…., ведь Corpus sine spiritu cadaver est!
И со слезами в душе (но не в глазах), дышу одним:
ARTE ET HUMANITATE, LABORE ET SCIENTIA!!!

Яндекс цитирования