Вы здесь

Казыханов Тагир Насхатович

Что - то нечто о характере, вместо автобиографии

Автобиография. Как можно на одном листе рассказать? А мысли, а душу…. Никто, никогда про себя плохое не скажет (простите за банальность и изношенность слов). Но для меня это весьма болезненно. Я не считаю, что у меня сложившаяся биография, но я борюсь. Трудно.

Коротко о себе могу сказать лишь плохое. Это моё мнение; зная собеседника с неприглядной стороны, согласитесь, что будет гораздо приятнее узнавать о нём какие-нибудь положительные стороны. В процессе общения, конечно!

Итак!!! Я очень, повторяю, очень падок до лести!!! До неприличного. Моя дорогая супруга говорит, что в этот момент я становлюсь ужасно глупым, лицо краснеет, лосниться…и глаза начинают слегка косить…

- И перестань чесать затылок! Не маленький уже! Пятый десяток идёт! – она говорит искренне.

В этот момент я начинаю раздражаться, наверно от того, что она права. Сразу идёт наплыв всяческих (и поганых в том числе) мыслей, направляющим вектором которых служит одно: нужно было молчать или наврать. Кстати, очень люблю врать. Враньё - не как конечная цель, и не по сущности, а как любопытная и забавная форма общения, даже не общения, а точнее познания. Этому учат артистов, правда предмет, по моему, называется как – то иначе. Враньё в форме святой лжи не раз выручала меня в трудные минуты. Не буду детализировать – это к теме короткой биографии не относится.

Очень люблю спать! Мои близкие родственники говорят, что это проявление лени. Сколько помню себя, лень была и есть моё лучшее хобби. Лень - движитель прогрессивной человеческой мысли!!! Нет охоты стирать, придумали стиральную машину. А передвижение с точки на точку? Может кто-то и сказал и возможно я где-то услышал, краем уха, но этот мой любимый тезис пришёл мне на ум самостоятельно, когда я в очередной раз лежал на продавленном дедушкином диване, тупо уставившись в потолок, доходя практически до нирваны (это когда никого не слышишь и слюни, медленно, под стать времени, текут из открытого рта). Когда возвращаешься в реальность, до тебя доходит, что ты пролежал пол-дня, дети с тобой не разговаривают и улыбаясь странно смотрят, жена готова сорваться на крик. М-да… начинаешь задумываться, перебор…. У Обломова не всё так запущено…

Очень люблю крайности. Только не знаю хорошо это или плохо. К старости пойму, если доживу!

Зависть. Она была, в далёком, теплом детстве, когда у соседской Наташки, в карманчике на чистом сарафане лежали шоколадные конфеты! А у меня в грязных карманах лежали ржавые гвозди, какие-то непонятные бумажки вперемежку с давленной рябиной и незрелыми, каменными яблоками. Окончательно, та самая зависть, в часто встречаемых житейских ситуациях, исчезла если не после первого вскрытого мною трупа, то после десятого точно! Но завидую долгожителям! Завидовал своему деду, который чуть ли не со слезами на глазах хотел жениться в 80 лет! Кто-то его отговорил, а умер при полном сознании, под утро 8-го марта, в возрасте 94 года! А накануне он собрал своих четырёх дочерей, достал бутылку красного вина, отметили праздник и каждой сделал персональный подарок. Дедушка. Мой дедушка, он так любил жизнь, что категорически отказывался писать завещание:

- Какое завещание! Рано ещё! У меня ничего не болит, я никого не стесняю и не затрудняю! Я здоров! Написать всегда успею.

Он всю жизнь курил, любил крепкие спиртные напитки, но не злоупотреблял. В отличие от меня… приходилось злоупотреблять…. Поэтому считаю себя алкоголиком! Так, мне кажется легче переносить разных мастей издёвки и сожаления, исходящие, как от друзей, так и недоброжелателей.

Боюсь гнева. Своего гнева! Испытываю в этом колоссальную энергетическую подпитку, а управлять и направлять в нужное русло пока не научился. Так что, тоже минус.

Боюсь быть непонятым (это я тоже отношу к отрицательным качествам) – мешает создать гармонию, в полном смысле этого слова. И всегда, это злополучное непонятие, вернее её первая ступень начинается так:

- Ваша автобиография, где она? – спрашивают (это я уже как бы начал о себе).

А в голове уже с самого раннего детства сидит глубокий ответ, как клин из морёного дуба, потому что:

"Нет, не хочу объяснять что, когда, кто и где, меня спрашивал об этом – не важно, эти моменты надувают (именно НА-ДУ-ВА-ЮТ) во мне одно лишь раздражение и понимание того, что действительно, нужно было ТОГДА,… В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ, проглотить эту горькую пилюлю жизненных обстоятельств и быть послушным, примерным мальчиком, юношей, комсомольцем,… Защитником СССР, прослойкой между рабочими и крестьянами и, дальше больше,.. больше… и, интереснее: с атрибутами мистики, роковых обстоятельств, любви и ненависти, радости и разочарования, которым ещё не видно конца……"

…Первый раз меня попросили рассказать о себе в детском садике. Я ждал этого момента: видел своих маленьких друзей и подруг – как они живо, и звонко передавали свою положительную энергетику взрослым. Я не слушал и тем более не запоминал, как и что они рассказывали, потому что внимание моё привлекало поведение и реакция тех взрослых тёть, их вожделённый взгляд, на фоне наигранных лиц и лживым сюсюканием…. Что же им рассказать? Эмоции и неокрепший разум дают громадные, маятникообразные скачки во времени, пространстве и происходящем… «Я расскажу, обязательно расскажу….как меня любят, как я люблю… я хочу стать взрослым…. и учить детей, ….как… как…». Сердечко забилось как у испуганного воробушка….

- Сегодня Я с папой или с мамой пойду в У-НИ-ВИР-НАГ! Мне купят амфибию!!! – две тётеньки, нагло беседуя между собой, не расслышали, что я сказал; третья же, наоборот, высоко забросив свой затылок с немытым шиньоном и широко раскрыв рот, весело и громко так засмеялась:

- Как зовут тебя, малыш?

Когда она заливалась смехом, её глазные яблоки как – бы плавали в невесомости; видел какие-то странные полоски во рту….в глубине…

Всё, что-то заклинило во мне. Почему-то очень сильно захотелось в Африку, маленького друга – негритёнка… «А она смеётся, как Бармалей» - я долго и внимательно смотрел на её лицо, одежду, видел шевеление вульгарно - накрашенных губ. «Моя мама так не красит губы…. Тогда почему она ТАК красит…». За её силуэтом я вдруг увидел Мишку - он увлечённо вытаскивал из ноздри здоровенную зелёную козявку, одновременно накручивая её свободный конец между подушечками пальцев….. «Забавно, а на кого он намажет? Или будет играть с шариком долго-долго?»

- Какой-то бестолковый мальчик! Не слушает взрослых, молчит…, а теперь улыбается! – как – будто директорский голос окатил меня ледяной водой.

- Не ругайте меня, я спать хочу!! – вырвалось откуда-то из глубины и я заплакал.

В тот день я им так и не рассказал о себе ничего. Не было желания. На всю жизнь в моей памяти остались эти, теперь уже малоприятные, тётки. Во мне сформировалось эдакое гранитное убеждение: если тебя не слушают – молчи, послушай их; не все взрослые воспринимают тебя как твои родители, близкие. Может кому – то тошно на тебя смотреть!!!

И слушать!

Вот из таких маленьких сюжетов жизни и формируется сознание, ответственность, мировоззрение, которое и называется – автобиография.

2007

Яндекс цитирования