Вы здесь

О следах крови

Алексей Печкуренко

Был как-то у меня вот такой случай, несколько лет назад. Большой многоэтажный дом, ночь, зима с лютыми морозами, на улице все скользко, отполировано постоянными северными ветрами. Белым лунным светом горят фонари, отбрасывая длинные тени столбов. Уже довольно поздно, около полуночи, большинство людей уже спят или готовятся ко сну, а там, где пили весь день, продолжают пить и веселиться. Благо гидролизный спирт продают во всех ларьках и довольно дешево, на пятьдесят рублей можно приобрести колыхающееся в стакане счастье и ни о чем в эту ночь не думать.

Пожарный, 45 лет, что-то праздновал, с кем-то пил, но не хватило. Знаете, как бывает, ну не хватает совсем немного и срочно нужно добавить. Я вот лично, когда этим делом баловался, никак для себя не мог норму установить. Как добавлю, так и мимо, больше, чем надо получается - никакого удовольствия, одна головная боль и душевная сумятица наутро. Но здесь ситуация другая. Все, кто знал пожарного, назовем его М…, говорят о нем как о трезвом, разумном человеке. Ну так, выпивает иногда, но не много и не до поросячьего визгу. Жена в отъезде, дети вместе с ней, вот и человек пользовался относительной свободой.

У киоска М увидал знакомого. Нанаец, назовем его Киле, лет 50. Знали друг друга давно, работали когда-то на одном из заводов, несколько раз что-то вместе отмечали. Киле только что приехал на попутке из деревни, привез немного мороженой, сухо постукивающей в рюкзаке при движении рыбы. Замерз как собака. Торопиться ему некуда. В деревне он поругался с женой, немного побил её, да и приехал в город, свою малосемейку проведать. До этого Киле был несколько раз судим по мелочам, то хулиганка, раз нож в живот первой жене по пьянке сунул, что-то еще случалось… Встретились старые знакомые, поговорили, и М пригласил Киле к себе выпить немного, да и переночевать. Пришли домой к М. Восьмой этаж, стальные двери, лифт не работает. Карасей пожарили, сели, разлили спирт, завязался разговор. Дом уже давно спал.

В четыре часа ночи жителей подъезда, разбудил грохот двери ломящегося из квартиры пожарного человека. Кто-то просил вызвать спасателей и открыть дверь, так как её открыть - изнутри нет никакой возможности, а ему, этому человеку, в квартире страшно, так как там труп лежит. Пока шли переговоры через дверь, приехала милиция, кто-то вызвал, потом подоспели пожарные. Дверь открыть не смогли, до балкона лестница не доставала. Человек внутри орет уже истошным голосом. Пришлось дверь срезать болгаркой. Срезали.

На диване в зале четырехкомнатной, хорошо обставленной квартиры лежал хозяин в майке, трико, все в крови с множеством ножевых ранений на теле. Киле в чистой рубашке, чистых брюках, сам чистый, растерянный, немного пьяненький. Говорит, что ничего не знает, выпивали, лег спать в дальней комнате, потом проснулся, вышел в зал, а тут вот такая картина. У двери в коридоре уже стоял его рюкзак, все с той же мороженой рыбой. Испугался, хотел уйти, ан нет - дверь изнутри открыть ключом не может, там был какой то прибамбас хозяйский, кто не знает, не откроет.

Провели осмотр, врач скорой помощи сказал, что смерть М произошла недавно, часа два-три назад. Меня не было, я в командировке болтался по району. Киле быстренько осмотрели, крови на одежде нет. Ножи лежат на кухне, крови нет, ванна чистая, сухая. Посмотрели на улице у окон, может что скинуть успел, на балконе - также нет ничего. Привозят Киле в дежурку, работают с ним, стоит на своем: проснулся, хозяин мертвый, я нe при делах. Ведет себя спокойно. Хотели ногти срезать, а срезать нечего, обкусаны до самого мяса. Привычка у Киле такая - ногти грызть, с детства осталась. Допросили, записали, посадили в клетку до выяснения обстоятельств… Тут что-то еще произошло, следователь прокуратуры туда умчался, потом еще и еще. Знаете, какие дни иногда бывают, народ с ума ни с чего сходит.

Я приехал по пурге через день-два, повскрывал, что накопилось в морге. У пожарного было с десяток колото-резаных ранений на передней, задней поверхности грудной клетки, в области шеи по боковым поверхностям. Нож мощный с обушком, клинок приличной длины, судя по раневым каналам. Повреждение легочной артерии, легких. Смерть наступила от острой массивной кровопотери. Выдал справку, сижу с бумагами работаю. Привозят нанайца в наручниках, конвой, следователь прокуратуры. Объясняет мне, что на нанайца ничего не появилось, стоит на своем, доказательств никаких. Спал-проснулся-труп, испугался -дверь не открывалась. Из соседей никто ничего не слышал до стука в дверь. Так и так, выпускать нанайца придется.

Беседую с нанайцем, нового ничего не говорит, смотрю руки, ногти. Все в норме. Ведет себя спокойно, недоумевает, кто это мог сделать, ни на кого не ссылается. Вдвоем были вот и все.

Клетушка моя маленькая, метра четыре квадратных, комп стоит, столы, шкафы, проход узенький. В проходе - табуретка, на ней - нанаец, сзади него - конвой и следователь. За окном ветер завывает, снег закручивает, веселится, на потолке лампочки горят, в батареях горячая вода булькает. Тепло, уютно. Прошу раздеться. Торс чистый, ни ран ни ссадин. Снимай штаны. Он снимает верхние серые брючки, следователь о чем-то с конвоем говорит за его спиной, нанаец раздевается не торопясь. Под брюками - спортивное трико, темно-синее, эластик с лампасами. Передняя поверхность трико сплошь в засохших подтеках, помарках, брызгах, опачкиваниях - вся морфология пятен крови! От пояса и до низа! Видимо я какой-то звук издал, потому что сопровождающие замолчали, смотрят на меня, задняя поверхность трико чистая, понять ничего не могут, нанаец продолжает раздеваться. Под трико -кальсоны синие, байковые, на резинке. На них в области колен и ниже на обеих половинах, густые, массивные помарки крови. Это трико было кровью пропитано, видать и на кальсоны хватило. Снимает кальсоны. На коже колен - затертая засохшая кровь. Он уже три дня в ИВС сидел!!!

Оформили все это, одежду изъяли, морда у следователя счастливая. Нанаец стоит на своем - не ведаю, не знаю. Представления не имею, откуда кровь у меня на одежде. Увели его. Спрашиваю следователя, а его вообще кто-нибудь осматривал? Нет, не раздевали, был ответ. Брюки осмотрели, карманы, все чисто было с поверхности, а снимать не снимали.

Нанайца впоследствии осудили, дали ему что-то много. Но он так и не сознался, хотя потом уже где-то в ванной комнате кровь нашли убитого. Одежда на суде главным доказательством являлась, кровь на ней убитого была.

Видать дело так было… Пили, пили. Нанаец может и разделся, торс голый, на нижней половине - трико. Может действительно спал, а может и нет. Тут ссора и завязалась, да и нож появился, жена нанайца показывала, что он с ножом большим уехал из дома, им её гонял перед этим. Он пожарного и зарезал, сам пошел помылся хорошенько, кровь подсохла, натянул поверх брюки. Расчет простой, одежду деть некуда, все равно найдут, а так меня никто не видел, как мы сюда шли, выйду потихоньку, и ищите Ваньку Ветрова. Да дверь подвела…А потом на авось понадеялся…

А выпили они много, на патологическое опьянение не потянуло, психиатричку делали во время следствия. Вот так бывает…

Яндекс цитирования