Вы здесь

История 1

Владимир Величко

Во время любой учебы в другом городе, любые врачи переживают три основных периода. Первый – это знакомство с кафедрой, преподавателями, коллегами, что приехали из разных городов России. Второй – это собственно учеба, ну, а так же полноценный отдых от обычной, повседневной работы. И наконец, третья часть - это когда все надоело и охота домой. В это время все, как правило, сидят по комнатам, собираясь в небольшие компании и - как бы это деликатно сказать – обложившись «учебниками и лекциями», рассказывают разные интересные случаи из своей экспертной практики, то есть ведут неторопливые беседы, «попивая чаёк». Вот так и мы - группа врачей-курсантов, примерно за неделю до окончания учебного цикла засели в одной из комнат нашего общежития, что б как следует подготовиться к экзаменам, а если честно - просто языки почесать да дом вспомнить. Было нас человек 5-6, но на «огонёк» заглядывали другие коллеги и, потихоньку, в комнату набилось десятка полтора экспертов, разместившихся на стульях и кроватях – стандартной и небогатой мебели студенческого общежития. Как-то постепенно разговор свернул на рассказы о работе, и потекли рекой полноводной «сказки барона Мюнхгаузена».

Начало положил наш молодой коллега – Серёжа Бурков – худой, рыжий и очень подвижный парень окончивший институт всего-то лет шесть назад. Забежав, он оглядел стол, находящееся на нём и вздохнув, печально сказал:

- А я однажды преступление раскрыл! Менты не смогли, а я раскрыл. Хотите, расскажу?

- Ну, присаживайся, коль вошел – ответил Миша Биттер, набулькивая ему чай в свободную кружку - рассказывай о своих геройских поступках, … а мы заценим. Всё повод не учить уроки! Давай, излагай …

Серёга поудобнее устроился на кровати и начал:

- Я, как Вы знаете, в судебную медицину пришел через четыре года после окончания института, а до этого работал на «Скорой помощи» …

- Ты не отвлекайся – перебил его Михаил – нечего, нам тут про разные пустяки!
Давай ка лучше её родимую, … про судебную медицину - веско добавил он, разливая по кружкам чай.

- Так я и говорю: убили фельдшера «Скорой помощи», зарезали. А она одна знала где я садил в тот день картошку и поэтому меня на поле не нашли и следователь с оперАми осмотрел место происшествия без эксперта. Убитую я увидел уже на следующий день, в морге. Менты со следаками не очень-то и суетились. Дело было ясное: одно колотое ранение грудной клетки с повреждением сердца, да и убийца вроде был задержан сразу же, по горячим следам. В общем, случай для эксперта не особо то и сложный. Труп я вскрыл, по телефону сообщил следаку детали, взял все, что надо на дополнительные исследования, спокойно напечатал описательную часть заключения, отложил ее в сторонку - до получения анализов и занялся другими делами. В общем, все как обычно – тут Серёга хитро усмехнулся, отпил из кружки и продолжил:

- Всё, да не всё! Через парочку дней ко мне является мрачный следователь и нехотя сообщает, что подозреваемый не «колется». Вот не сознаётся гад ни в какую и всё! Ну, и тут же просит меня поприсутствовать на допросе подозреваемого – может, чем и помочь смогу, может противоречия, в показаниях увижу… с экспертной точки зрения. Ехать на допрос, конечно, не хотелось, но следователь обещал проставиться, и мы поехали. По дороге он кратенько обрисовал ситуацию. Труп обнаружил племянник, что приехал к тётке на электричке. Он и вызвал милицию. А когда стали опрашивать соседей то выяснили, что видели, как сосед убитой, пропойца и скандалист местного масштаба, выходил из её двора и по огородам пробирался в свой дом. А когда оперА пришли к нему осмотреться и поговорить, то обнаружили на одежде кровь, группа которой, как чуть позже выяснили, совпадала с группой крови убитой.

- А племяш что? – спросил Миша Биттер.

- Да племянник, по словам следователя, характеризовался положительно, не пил, учился в универе – да и точно приехал на электричке. Они тогда проверяли. И мотивов у него вроде не было.

- А у соседа были?

- Чисто бытовые, разве что. Он частенько занимал у неё на бутылку, а отдавал неохотно, по полгода бывало, тянул резину, ругались они по этому поводу часто, да и без повода зачастую. Жили как кошка с собакой – совсем не по соседски. Да и судимый в прошлом за хулиганку с поножовщиной!

Вот, значит, все это мне и сообщил следователь. Ну, а допрос ничего не дал. Подозреваемый все начисто отрицал и коль по его словам не было действий, то на неточностях и вранье поймать его не получилось. И все улики были косвенные, да и тех то – кот наплакал. В общем, после допроса следователь мрачно констатировал, что придется его выпускать под подписку о не выезде – и Серега, сказав это, ухмыльнулся. Довольно злорадно! Потом помолчав немного, сказал:

- Жалко Татьяну Ивановну – так убитую звали – пояснил он.

- Ну, так, а в чем твои-то заслуги – спросил Биттер - Ты-то, чем помог следствию?

- Я? А вот чем. Когда подозреваемого увели - пока в наручниках! - мы втроем, как следователь и обещал, сели за стол выпить по соточке. И вот, в «ходе распития спиртных напитков на рабочем месте» мы стали листать уголовное дело и мне попалось объяснение племянника убитой. С его слов дело обстояло так: когда он зашел во двор, то увидел, что дверь в дом была не заперта. Он зашел в комнату и увидел, что тетка сидит на полу, привалившись спиной к сиденью дивана. Он подумал, что ей плохо и положил ее на сиденье дивана и только тогда увидел, что на груди кровь и рана… Тут у меня в голове – сказал Сергей - что-то щелкнуло и я вспомнил!

- Ребята, я знаю, кто убил женщину. Вопросов пока не задавайте…. Значит мы с тобой – сказал я оперу – едем в морг и через двадцать минут вернемся и я скажу – и докажу! - кто убил. А ты – сказал я, обращаясь к следователю, дуй в лавку, за коньяком. Все, едем, едем!

Короче я привез фотоаппарат – цифровики тогда только появились! – и продемонстрировал фото убитой в одежде на секционном столе. И на нем было отчетливо видно, что кровью из раны пропитана ткань сорочки вокруг самой раны, да и то не широко, а вот все потёки крови идут только по направлению к шее, но не вниз - торжественно произнес Сергей.

- Ну, понятно тогда – помолчав, сказал Миша Биттер – племянник наврал, что тётка сидела, когда он вошел!

- Именно! Если бы она сидела кровь натекла бы до подола, а так …. Вот на этом вранье племянник, сука этакая, и попался. Следователь и опера его легко раскололи. Он потом ещё и показал, куда нож спрятал. Влепили ему тогда червонец.

- Да… протянул я - молодец, Сергей! Хотя следователи и сами должны были догадаться. Они ж видели труп на месте.

- А за что он старушку то – спросил Михаил.

- Как всегда, за главное мировое зло, за деньги – ответил Серёга, и все занялись чаем … с вяленой рыбкой.

Читать далее "История 2"⇒

Яндекс цитирования