Вы здесь

Глава 9

Сквозь призму смерти

Владимир Величко

После разговора Перчика с Калмановичем минуло дней десять, и с тех пор ничего не изменилось. Рассказ Перцева об Ольге и ее личностных, так сказать, характеристиках, Руководителем Комитета был выслушан со вниманием, но не более того. Когда Перец укатил на своей «иномурке», Калманович, пройдясь по своему немалому кабинету, задумчиво сказал:

- … и ничего нам это не дает! Разве что, взглянуть на проблему немного с другой точки зрения? – и, помолчав, закончил, – так мы это и так сделаем, непременно сделаем!

- А записка Волкова – та, что я тебе передал – тоже ни о чем? Ведь для чего-то он писал ее, что-то изложил в ней … мелким и убористым почерком?

- Изложил, …. общую канву событий изложил и не более того. Беллетрист! – раздраженно сказал Калманович. – На фига нам эти сочинения без указания фактов, которые могли бы стать доказательствами?…

- Что, совсем-совсем ничего?

- Он написал, что в нужное время представит нужные доказательства! – и раздраженно добавил, – Шерлок Холмс и мисс Марпл. В игры все играют.

- С чего это ты вдруг взъелся на них?

- С чего, с чего ... – пробормотал Антон. – По тем двум сгоревшим трупам подвижки никакой, то есть вырисовывается натуральный «висяк». Сегодня генерал нам за это вставил! А тут еще пейсатель Волков … Я что, после этого радоваться должен?

На этом разговор и закончился, а доктор Огурцов совершенно отключился от всяких внеслужебных дел, ибо конкретной работы навалило, как …, короче, очень и очень много. Поэтому, благодаря этой служебной текучке, у него совершенно не осталось времени на посторонние дела. А вот мысли и о Белобрысой, и об Олеге в голове у Огурцова мелькали постоянно: где они, что с ними и даже мыслишка: «А живы ли друзья мои? А не свернули ли им шеи подручные тов. А.Ф.Маркштадта»?

И вот на десятый, или одиннадцатый день, когда доктор Огурцов пришел на работу, ему сразу же напомнил о себе телефонным звонком Калманович:

- Иваныч, ты на месте? – и, услышав короткий утвердительный ответ, добавил – никуда не уходи, сейчас заеду.

Положив трубку, доктор Огурцов с недоумением пожал плечами, подумав:

- С чего вдруг в такую рань? Ведь комитетчики раньше девяти утра на работу не появляются, а тут … – и занялся было привычными делами, но не прошло и десяти минут, как появился Калманович. Огурцов оглядел подполковника и с удивлением спросил, разглядывая одеяние Калмановича: меховую куртку и брюки, унты, свитер:

- Ты что, на охоту собрался?

- Ага, собрался … Вот еще и тебя решил пригласить с собой.

Огурцов снова глянул на собеседника и с довольно кислым видом констатировал:

- Труп?

- Угадал. И не один! Вчера вечером из тайги вышел промысловик и сообщил: в охотничьей избе он обнаружил два промерзших трупа. Это – снимки, – протянул он доктору флешку.

Вскоре на экране монитора они уже разглядывали пейзажи сибирской тайги, занесенной снегом так, что, казалось, он сыпал несколько месяцев подряд, и что сейчас не начало октября, а конец февраля. На снимках была запечатлена и невеликая, занесенная по самую трубу снегом, охотничья изба. А посреди первозданной красоты горной тайги в избушке были трупы, два трупа, почти целиком закрытые одеялами. У одного из них виднелся подбородок запрокинутой назад головы, а на нем были видны хорошо различимое черное вещество:

- Огнестрел? Копоть от выстрела? – спросил следователь.

- Трудно сказать, – задумчиво ответил доктор, – но, похоже, похоже…

Второй труп был полностью прикрыт одеялом и только у стенки, там, где была голова, из-под одеяла выбивались белые пряди длинных волос. Закончив разглядывать увлекательные фотографии, Калманович сказал:

- До этого места, – он ткнул пальцем в экран монитора, – порядка 140 км. Ну, с сотню, а может чуть больше проползет ГАЗ-66, а вот дальше – на лыжах. Правда, с нами будет еще снегоход с нартами, но ты сам понимаешь, для кого они предназначены.

Перспектива тащиться в тайгу на несколько дней Огурцова никак не радовала и он угрюмо спросил:

-А может – эксперту там делать …

- Не может! Выезжаем завтра в 5 утра! Иди, готовься. Кстати, с твоим начальством уже согласовано: к тебе на эти дни пришлют эксперта на подмену.

Огурцов тяжело вздохнул, ибо ехать не хотелось, хотя, … хотя, с другой стороны: не так уж часто в такую первозданную глухомань удается забраться. Интересно, а кто ….

- Слушай, а кто эти двое? Личности установлены, или …

-… или! Охотник не подходил и их не разглядывал, даже их лица не сфоткал. И никто об исчезновении людей не заявлял, а по внешним признакам, один явно мужик, а другой, или другая – или пацан, но, скорее всего, судя по длинным волосам – женщина, блондинка, … белобрысая какая-то…

- Белобрысая!!! – взревел Огурцов. – Антон, а вдруг это …

- … Лебедева и Волков? – догадливо подхватил тот и задумчиво потеребил свою огромную шапку:

- У нас таких данных нет. Но, как вариант – рассматриваем.

Доктор Огурцов обессилено сел на стул: «Неужели …. Белобрысая, … неужели … Волчок? … Неужели? … как глупо!»

******

Начальник Службы Безопасности бизнесмена А.Ф. Маркштадта Евгений Иванович быстро вошел в приемную и довольно нервно сказал:

- Эльза, срочно передайте это! – и он, кивнув на двери кабинета Маркштадта, протянул ей сложенный листок бумаги. – Срочно!

- Да вы что, Евгений Ива ... – начала было та, но бывший полковник взревел в чисто армейском стиле:

- Шагом марш! – и, притопнув ногой, повелительно ткнул рукой в сторону высокой двери. Секретарша, пораженная таким видом всегда ровного и выдержанного полковника, не раздумывая, скользнула в эту дверь. Еще через минуту она появилась с еще более круглыми глазами, а за ней из кабинета потянулись члены правления, держатели крупных пакетов акций и прочие важные и осанистые господа, в том числе, два заместителя Губернатора, лица которых были удивленными – это, если мягко сказать.

- Ну, и что случилось, дорогой полковник? Что, дворцовый переворот в столице? Или высадились марсиане и предлагают конкурентно-способный товар? – холодно спросил Маркштадт. – Так это не повод для того, чтобы вламываться ко мне в такой день и прерывать …

- Хватит! – рявкнула безопасность, и со всей силы треснула кулаком по столу, – не до шуток. – Олигарх внимательно посмотрел на него и показал рукой туда, где всегда располагался главный охранник, но тот, не обратив на это никакого внимания, прошел к столу олигарха и шлепнул увесистый пакет прямо тому под нос. Сев сбоку от начальства, полковник расстегнул пиджак и, ослабив галстук, сказал:

- Две недели назад произошло покушение на Ольгу Борисовну, и она пропала. Потом выяснили, что останки не принадлежат вашей супруге. Неделю назад пришло то идиотское письмо, которое вы … так и назвали, хотя там были перечислены те возможные секреты вашей империи, опубликование которых привела бы вас не просто к потерям, а к очень большим финансовым потерям, а самое главное, нанесло бы непоправимый удар по репутации. Что вы тогда сказали? – спросил полковник и сам же ответил, – того, что может принести мне такой вред, знать никто не может. А теперь прочитайте это – и показал на те документы, что только что принес.

… а Маркштадт и без подталкиваний уже углубился в изучение листков. Одни он едва взглядом пробегал, другие внимательно перечитывал. И постепенно его лицо из просто заинтересованного стало строгим, затем отчетливо-мрачным. Наконец он аккуратно сложил бумаги, подровнял и положил точно посредине своего огромного стояла.

- А что здесь? – и он показал на маленький кожаный чехольчик.

- Видеоматериалы, подтверждающие написанное.

- Смотрел?

- Часть. Но и того, что я там увидел …

Маркштадт встал с кресла и пошел к окну. Он стоял у огромного, от пола до потолка окна. Стоял и рассматривал панораму Города, раскинувшегося на берегах одной из крупнейших рек мира. Маркштадт и эту реку, и этот город давно считал своими, именно своими, и поэтому не спешил покидать свою страну, город и реку, как многие его коллеги-олигархи. А вот сейчас придется, – подумал он и отчетливо понял, что в самой глубине души он давно был готов к этому. И еще, он вспомнил, как лет пять назад после первой беседы с Президентом, будучи и под впечатлением, и подшофе, взял и рассказал Ольге о том, каким образом он добился ее руки. И как она, услышав это, вся закаменела и молча посидев, ушла, не сказав и слова. И еще тогда он понял ….

- А ты, Евгений, что думаешь об этом? – и он кивнул на стол.

- Думаете вы, а я анализирую и даю рекомендации.

- Вот и давай их сюда, нечего бездельничать!

Евгений Иванович вытащил из кармана листок и, немного подумав, сказал:

- Первое: во взорвавшемся и сгоревшем ВMW вашей супруги не было. Не было там и Волкова. Генетики это точно определили.

Далее: в тот день, возле этого ВMW, совпали интересы Ольги, вольных угонщиков, людей Ямщика и некоего четвертого. Когда я с Ямщиком встречался, он все начисто отрицал. Он даже сделал вид, что о существовании этих «Даров Востока» слыхом не слыхивал. Потом я встречался с Гинекологом и от вашего имени просил надавить на Ямщика, и тот надавил. И Ямщик рассказал Гинекологу, что да, он хотел наказать угонщиков, и … В общем, его люди заложили грамм сто …, в тротиловом эквиваленте, в машину, и когда угонщики вскрыли ее и покатили, произошел взрыв. И Ямщик, и взрыватели, в один голос утверждают, что да, заложили, да, хотели, но взорвал кто-то другой. И как ни давили на них люди Гинеколога, Ямщик сотоварищи «зуб давали, мамой клялись и были готовы век воли не видать», но твердо стояли на своем: не они!

Теперь: в присланном материале есть видео с камеры наблюдения этих Даров...

- Постой, постой, а что, их разве менты не изъяли?

- Видимо, да, но не все. Так вот, отчетливо видно, кто закладывал взрывное устройство – это люди Ямщика! Еще там видны и те, кто вскрыл машину, угнал ее и на ней же взорвался!

- Значит, эту мощную бомбу заложили до того? Ты что, на Агента опять намекаешь?

- Не я, Александр Филиппович, назвал это имя, не я! – ответил Полковник, а олигарх, поморщившись, сказал – Продолжайте.

- Потом, у нас есть эпизоды с похищением Ольги Борисовны и нападением на Волкова липовыми гаишниками – это нам подкинули люди Гинеколога. Это тоже укладывается в общую картину: мину заложил Агент – в смысле, его люди – и, когда ваша супруга, вместе с Волковым, избежала гибели, то только Агент – как заинтересованное лицо, мог организовать нападение на Волкова и попытку похищения вашей супруги. Но не это главное. Главное – тот компромат, что приведен в этих документах. Я понимаю, что там есть серьезные факты, но насколько – я не знаю.

- Это очень серьезные факты, но главное в том, что обнажена структура моего бизнеса. И это делает его, … ну, если и не беззащитным, то очень уязвимым и действительно может привести к существенным не только потерям, но и к уголовным делам. Вот так! – и, замолчав, прошелся по кабинету. – Но даже и не это самое главное! Говоря цинично – что нам уголовные дела? На то и деньги, чтобы с ними справляться! Разными способами. Главное в другом – главное, мои бизнеспартнеры узнают, как и на сколько я их кинул, нагло и совершенно беззастенчиво. Доказать они ничего не смогут, но они меня дружно выставят из своих рядов. Остаться одному – это каюк. Лучше уж в замке закрыться и там сдохнуть от скуки.

Потом остановившись, посмотрел на собеседника:

- Но в том-то и дело, что если согласиться на условия того, кто это написал, то можно ничего не бояться.

- Простите, о каких условиях вы говорите? Здесь, – полковник показал на стопку документов, – нет никаких …, – но не договорил, ибо Маркштадт вытащил из кармана конверт:

- Прочти! Вслух прочти! – и тот вытащил листок. Пробежал его глазами и недоуменно глянул на олигарха.

- Читай!

«Александр! На днях ты получишь документы, из которых все поймешь. Прочитав их, сделай следующее: оформи наш развод, яростным противником которого ты всегда был, затем скупо освети сие знаменательное событие в печати. Просто освети, не приводя никаких фактов, грязи и никаких деталей. На мой счет – ты знаешь какой! – переведешь деньги, примерно равные стоимости всех моих Супермаркетов, а потом делай с ними, Супермаркетами, все, что хочешь. Прощай, … милый! Да, и еще! Надеюсь, ты понимаешь последствия невыполнения моих условий, … милый? P.S. Ты зря мне рассказал о том, каким образом мы стали мужем и женой! Зря …»

Евгений Иванович оторопело глянул на олигарха:

- Вы же сказали, что Ольга Борисовна не знает… – и, не дождавшись ответа, спросил, – и какие шаги предпринять прикажете?

- А у меня что, есть выбор? – тусклым голосом спросил олигарх, и сам же ответил, – нет выбора! Остается только холить и лелеять … Олю, чтобы с ней ничего не случилось, ибо … – не закончив фразы, махнул рукой и, сгорбившись, ушел в «комнату отдыха».

Читать далее "Глава 10" ⇒

Яндекс цитирования