Вы здесь

История 2

Владимир Величко

Допив свою кружечку, Сергей сказал:

- Знаете, мне этот случай очень помог в работе. Я как-то сразу поверил в себя, а ведь когда шел в судебку, побаивался – смогу ли? Ну а ещё когда прокурор района сказал следователю, что это эксперт раскрыл преступление, а не он, следователь, и поэтому свою месячную зарплату следователь, как честный человек, должен бы отдать Сергею Федоровичу - то есть мне! От таких прокурорских слов у меня вообще крылышки за спиной тогда выросли.

- И что, отдал следак зарплату – заинтересованно перебил его Михаил.

- Нет, не отдал, но в кабаке за его счет неплохо посидели - и Сергей мечтательно зажмурил глаза.

- А вот у меня был такой же случай, только со знаком минус – задумчиво протянул Миша – и я в отличие от Серёги даже хотел бросить экспертизу. Рассказать?

- Внимание, внимание – тут же вскочил Сергей - Весь вечер на арене Михаил Гурьевич Биттер! Пр-а-ашу!!! Публика, аплодисменты! - и отвесил дурашливый поклон в сторону Мишки.

- Трепач – усмехнулся тот и, помолчав начал:

- После интернатуры я поехал работать в районное отделение. Самостоятельности захотелось, видите ли, проверить себя – смогу ли? Благополучно, в целом, проработал год и ушел в свой первый отпуск. Отдохнув, я в начале сентября снова вышел на работу. За прошедший год её было много, отделение довольно бойкое – тут и федеральная трасса, и река, и железная дорога. Соответственно набор разнообразной насильственной смерти был довольно богат: автодорожная и рельсовая травма, утопления, падения с высоты, ну и скоропостижная смерть конечно была. А вот по-настоящему криминальных случаев, то есть убийств за год не случилось ни одного. Меня это не то, что б огорчало, нет, ни в коем случае! Пусть люди живут! Но я был молод, довольно амбициозен и поэтому очень хотелось себя проверить на действительно сложном, и ответственном случае. Чего греха таить, я не раз представлял, как с блеском делаю экспертизу действительно запутанного случая, помогаю изобличить преступника. Ну как вот этот молодой человек - и Михаил показал пальцем на Серёгу – но ничего такого не было. Шла сплошная рутина. Даже «темных» автодорожек за год не было ни одной.

Есть такая пословица: «Не буди лихо, пока оно тихо» И, в конце концов, я это лихо, наверное, и разбудил этими пошлыми мыслями. Пришло это лихо в самом начале второго послеотпускного рабочего дня. Я уже «надевал свой макинтош» и собирался выходить, как раздался телефонный звонок:

- Доктор, у нас «труп», машина за Вами уже вышла!

И точно, мне на улице не пришлось и пары минут простоять, как подкатил милицейский Уазик. Ну, Вы все не раз катались в таких машинах на место происшествия, поэтому сами знаете, как и сколько народу в нем обычно едет на такие «мероприятия». По дороге мне пояснили, что недалеко от пассажирской платформы нашли труп женщины, что пропала около пяти дней назад. Ушла утром на электричку и не вернулась, а пассажиры случайно на тело только сегодня рано утром наткнулись. Услышав такие обстоятельства, я понял, что дело серьёзное и настроился на кропотливую работу. А вот когда приехали на место, то все пошло не так, как я себе это представлял, наивный! Там, оказывается, уже была опергруппа из областной транспортной милиции - минут за пять до нас прибыли. И вот, вместо того, что бы взяться за дело, наши менты начали спорить с ихними - кто должен заниматься этим делом: мы или транспортники. Дело в том, что если труп находиться в полосе отчуждения железной дороги – то этим занимаются они, а если дальше то уже территориалы, то есть мы. И вот сначала они спорили, потом взялись шагами измерять расстояние …. Ну, я послушал, послушал и пошел к «объекту». А там, в густом кустарнике, увидел труп с множественными колотыми ранениями на груди, рваной раной в лобной области. И вот прикиньте, ребята картинку - золотая осень, голубое, безоблачное небо, паутинки в воздухе, жара - идиллия полная! А рядом труп убитой женщины! А те, кто должен делом заниматься уже чуть не полчаса спорят о том, кто это должен делать! Увидев такое, я вспылил, подбежал к спорщикам и наорал на них. Мол вы ерундой занимаетесь, как вам не стыдно, а там убийство, изнасилование… Они до того как я это им сказал, сами об этом похоже не знали и поэтому все сразу забегали как ошпаренные. Следователи, криминалист и я занялись осмотром трупа, опера связались по рации со своими начальниками.

Напомню, что это было начало 80-х, тот самый, пресловутый период, который позже назвали застоем. И такое «тёмное» убийство с изнасилованием было большой редкостью для того времени, случаем резонансным. В общем, пока мы всё осматривали и описывали, успела понаехать куча начальства из Города. После осмотра трупа начальство решило его на экспертизу в областной морг направить, но я – вот дурак-то! – встал в позу и настоял, что бы тело отправили ко мне, по территориальной принадлежности.

- Вот уж воистину Мишка ты дурак! - сказал Юра Осипов - баба с возу, кобыле легче … уж простите за тавтологию!

- Сейчас то и я это понимаю! Да чего там сейчас, я уже тогда, через десяток дней понял, что дурак!

- И как это тебя озарило? Что послужило причиной такого резкого поумнения?

- Как, как? А вот так! Вскрывал я труп этой женщины на следующий день. Была она к моменту вскрытия уже хорошо гнилая, вся зеленая, раздутая гнилостными газами. Все-таки почти пять дней под солнышком пролежала. Её по запаху прохожие то и нашли. Ну, чего я вам рассказываю, вы сами такие трупы видели тыщу раз….

В общем, все представляют, как тщательно исследуются такие трупы. Вот и я, простите за сравнение, буквально языком вылизал каждый сантиметр тела. И описание исследования трупа я сделал почти на десяти листах. В итоге проделанной работой и собой остался очень доволен! До поры, до времени! Да, забыл сказать, что это дело почти сразу же передали в Областную транспортную прокуратуру. И вот, через несколько дней уголовный розыск задерживает предполагаемого убийцу. На допросе тот особо и не запирается, дает полный расклад: чем, куда, сколько раз бил и как потом несколько дней уже мёртвую насиловал. И всё бы хорошо, как говориться «ура-ура, победа за нами!», но появилось одно маленькое, но крайне неприятное «но». В своих показаниях задержанный поясняет, как он увидел одиноко стоящую в ожидании электрички женщину, как подойдя сзади, ударил её ножом в спину, как потом уже лежавшую ударил металлическим «костылём» по голове и как наносил ей множественные удары ножом в грудь. Следователь, записав эти показания, естественно, открывает описательную часть моей экспертизы и читает раздел «Повреждения». Там он находит описание двух с половиной десятков ран на грудной клетке спереди, раны в лобной области и вдавленного перелома лобной кости. А вот упоминаний о ране на спине он не находит! Нет её!

Вот с этим-то он ко мне на следующий день и заявляется. Мол, как же так доктор, может Вы забыли её описать? Была там рана, или нет? А что я мог ответить? Не было её там! Вернее я рану на спине не находил! Потому и не описал, в чём честно и признался.

- И что – спросил Осипов – эксгумация?

Да, вынесли постановление о проведении эксгумации, которую через пару дней и провели. … И эксперт, что эксгумировал труп, эту рану на спине нашел! Была она там, где убийца и показал на допросе.

Любой эксперт эксгумацию вскрытого им трупа переносит тяжело, ибо эксгумация – это почти всегда означает, что работа экспертом, проведена некачественно, что он в чём-то ошибся, что он недоглядел! Переживал я ужасно. И даже не из-за того, что не нашел конкретную рану, а из-за того, что вскрывал этот труп очень тщательно, на совесть, все сам смотрел. И все-таки – не нашел! А что же тогда можно думать о других трупах, там, где вскрытие проводилось не столь тщательно, где ответственность не столь велика? Что там можно напропускать? Вы понимаете, о чем я?

- Да-а-а, ещё бы! И чем все это закончилось – спросил кто-то.

- Чем? А на следующий день мне позвонил Начальник Бюро и сказал, что бы я прислал ему письмом объяснительную записку. Ну, я ночь продумал, написал требуемое и заодно - заявление об увольнении. И сам все это повез начальству. Сначала отдал ему объяснительную, а затем и заявление.

Начальник прочитал, хмыкнул, остро глянул на меня и с задумчивым видом прошелся по своему большому кабинету.

- И что? Уже нашли куда пойдете работать?

- Нет, не думал еще …

Начальник снова неторопливо зашагал по кабинету, потом улыбнулся и, подойдя к холодильнику, достал бутылку коньяку и две здоровенные, пузатые рюмки. Плеснул в одну на донышке, в другую - до краев и задумчиво сказал:

- Знаете, Михаил, это хорошо, что Вы так переживаете. Это уже наполовину Вас оправдывает! Я Вам сейчас скажу сакраментальную фразу: не ошибается тот, кто ничего не делает! Да, Вы ошиблись. Но Вы осознали, Вы переживаете. Посему выпейте это залпом, потом забирайте заявление и быстренько на работу, её у Вас там немало – и протянул мне полную рюмку.

Я нерешительно посмотрел на Начальника, на рюмку и … хватанул её содержимое как он и велел.

- А потом, этой ошибкой Михаил, Вы оказали следствию большую помощь! Предоставили убойное доказательство вины задержанного, хоть и непроизвольно, так?

Я ошарашено воззрился на Начальника

- Я? … Ошибкой? … Помощь?

- Да, помощь и существенную…. Подумайте над этим. Додумаетесь, в чём она заключалась – сообщите по телефону, а теперь – за работу и неторопливо выпил то, что плескалось в его рюмке …

Читать далее "История 3"⇒

Яндекс цитирования