Вы здесь

История 9

Владимир Величко

Эксперт! Всегда! Сам! Осматривает! Одежду! – отчеканил Михаил Гурьевич с каменным выражением лица.

- От писабки! А я и не знал! Надо же - пробормотал Женька и хотел еще что-то добавить, но тут вмешался Самуилыч:

- Ребята, да не спорьте. То, о чем рассказал Евгений - это «Закон Подлости», или подлость Закона. Все мы в своей работе нет-нет, но допускаем некие небрежности, легкие отклонения от предписанных правил, положений и происходит это как по субъективным, так и по объективным причинам. Просто есть люди, которым нельзя ни в чём, отклоняться от этих правил. Путь он тысячу вскрытий проведёт и ни одной ошибки не допустит. Но стоит ему снебрежничать на тысяча первом вскрытии и это обязательно вылезет наружу. Так и здесь случилось. Да ты сам Михаил рассказывал, что рану на спине трупа не нашел. Чего ж прокурорским тоном то вещать? Вот у меня была одна история – начал было Самуилыч, но тут с шумом распахнулась дверь, и на пороге возник Сашка Царюк:

- Во компашка то какая теплая! А я слышу голос Самуилыча и думаю, они в преферанс, как обычно дуются, а они оказывается, байки травят. Хорошее дело! Нужное!

- Ты многого интересного пропустил, Александр Николаевич.

- А что вы про одежду то говорили? – и Самулыч в двух словах пересказал ему зенинскую исповедь.

- Да-а-а... Такие рассказы интересны, но, увы, не помогают избежать подобных ошибок слушателям – Сашка встал, и хитро прищурив один глаз, прошелся по комнате, поглаживая свой «комок нервов», который был не мал, но всё же самуилычеву уступал, причём заметно.

- Одежда,… одежда,… плохо осмотрел, деньги не нашел – задумчиво повторил Саша - Что деньги? Деньги дело наживное, а вот я ребята однажды чуть убийство не прозевал. Рассказываю – спросил он и обвел глазами присутствующих. Не услышав возражений, он начал:

- Я в нашем областном Бюро был уже … ну, так скажем не последним человеком, когда однажды летом меня вызвал начальник:

- Александр Николаевич, у нас пИковая ситуация в районах. В одном районе эксперт в отпуск ушел, а в другом – тот, что его перекрывал – сломал ногу и теперь работать некому. Может тряхнёшь стариной, на пару недель съездишь поработать, а? Больше некого послать, вот ей Богу!

- То есть все заняты делами и нашелся один бездельник, которого можно без ущерба для дела отправить ….

- Не кипятись, Николаич, не кипятись. Поверь, ты единственный, реальный кандидат. Или прикажешь мне самому ехать?

Ехать не хотелось, да и своих дел всё-таки было навалом, а потом прикинул: лето, райцентр на берегу реки, работа и отдых рядом. Короче поехал. Работы там оказалось не меряно. За первые три дня я вскрыл семь трупов, да и освидетельствований живых лиц было немало. А вот в четверг – навсегда запомню этот четверг! – в морге был всего один труп. Бабушка 75 лет. Крепкая, крупная, нормального телосложения. Умерла внезапно, хотя ранее ничем не болела. При осмотре снятой с трупа одежды и самого трупа никаких повреждений не обнаружил. При вскрытии каких-либо заболеваний, или повреждений, что могли бы послужить причиной смерти, не выявил. Ситуация всем знакомая, верно? Набрал на анализы всё что положено и, помывшись, пошел писать бумажки и печатать акт. Но видимо есть профессиональный ангел-хранитель у человека. Вот он то снова, минут через 15-20 и повёл меня в секционную. Санитар труп уже собрал, вымыл и стал одевать в принесенную родственниками одежду. И вот хожу я по секционной и слышу иногда странный металлический стук, тихий совсем – вроде как маленьким гвоздиком по стеклу постукивают – причем совсем легонько. Всё это происходит в моменты, когда санитар, одевая, шевелил тело.

- Тихо - говорю я санитару – что это постукивает, … слышишь, … вот снова?

- А хрен его знает? Какая-нибудь застёжка о стол - отвечает тот, невозмутимо продолжая свои действия.

- Стой – командую я ему и, подойдя к трупу, сам стал его двигать, поворачивать, короче шевелить, что бы определить, что это за звук и откуда он идёт. И вот в какой-то момент снова его услышал. Он исходил их области шеи – там, где она опиралась на металлический подголовник секционного стола. Мы повернули тело на живот, и я пальцами стал ощупывать кожу шеи сзади и почти сразу наткнулся на плотный «шпенёк» под кожей.

Короче, коллеги, это был кончик, вернее тупой конец обломившегося шила. Вот так! А ранка на шее сзади была столь незначительна, что я на неё не обратил внимания, приняв за маленькую родинку. Конечно, труп снова расшили, я широко обнажил все шейные позвонки и только тогда обнаружил и повреждение оболочек спинного мозга, и сквозное повреждение самого мозга на уровне четвертого позвонка. А само шило, пройдя строго сзади – вперёд пронзило тело четвертого шейного позвонка, причём острый кончик его находился всего в двух миллиметрах под передней поверхностью позвонка. А теперь представьте те чувства, что я тогда испытал! Кто и почему повёл меня в сеционную – до сих пор не знаю. У меня там уже не было дел. Совсем не было. Санитар – лоб под два метра - в моей помощи не нуждался совершенно! Что меня туда повело?

- А знаете - сказал Михаил Гурьевич - мне тоже знакомо такое чувство. Вот иногда бывало так: есть труп скоропостижно умершего человека, Нигде и никаких указаний и даже подозрений на криминал или просто насильственную смерть нет. А ты посмотришь на труп и у тебя вдруг появляется чувство что здесь - н а д о и с к а т ь! И почти никогда не ошибаешься: то ли сломанные рёбра находишь, то ли подъязычную кость …

- И у меня, … и у меня такое бывало - вразнобой ответили почти все слушатели. Странное чувство, - подытожил Самуилыч, у меня часто такое бывало – ну, а дальше то, что было, Александр?

- А что дальше? Дальше всё как обычно! Я принял вид умного и проницательного эксперта, который только что, после многочасового, сложного, кропотливого и, самое главное целенаправленного исследования выявил криминал! Убийство! Что мы в таком случае делаем? – и сделав короткую паузу, сам же ответил – звоним в дежурную часть РОВД и сообщаем о факте… Короче я уже набирал номер «дежурки», когда вспомнил, что начальником местного Розыска работает мой старый знакомый. Раньше он в Области Опером работал и мы, можно сказать, были приятелями. Вот его телефон я и набрал:

- Фёдорыч, привет, как дела и бла-бла-бла - о погоде, жизни, семье …

А он видимо был занят и с трудом сохраняя вежливость скупо и односложно отвечает, потом, не выдержав, говорит мне:

- Николаич, ты извини, я ….

- Д-а-а, Фёдорыч, совсем забыл, заговорил ты меня старик! Я ж на вскрытии … - ну и перечислил то, что нашел!

Мой визави, чуть трубку от неожиданности не проглотил, услышав такое известие:

- Не врёшь?

- Да ты что? Такими вещами не шутят!

- Ща будем – и короткие гудки …

Так вот – хитро улыбаясь сказал Сашка – я только успел трубку положить, зайти в комнату отдыха и, не присаживаясь выпить три глотка холодного кофе, а уже перед раскрытыми дверями морга, истошно скрипя плохо отрегулированными тормозами остановилась ментовская девятка. Судя по той скорости, с которой они прибыли, можно было думать о какой-то фантастической нуль-транспортировке, а не о банальной езде по улицам довольно сонного городка!

- Короче ты получил маленькую моральную компенсацию за все свои терзания и переживания, да? - сказал Зенин – а менты убийцу то нашли? Или дело прекратили, так как пришли к выводу, что бабушка сама упала и накололась шеей о случайно торчащее из земли именно в этом месте шило?

- Да нет, не прекратили. В принципе я до следующего лета так толком и не знал, чем всё это закончилось. Сначала подозрение пало на 16-летнего внука бабушки, ведь они жили вдвоем. Однако это был маленький и довольно субтильный юноша и как посчитали не способный нанести такой мастерский удар. Сами понимаете, что для такого удара нужен навык, нужна сила, нужны знания. Да и поведения был очень примерного. В общем, пацана еще пока я был там, отпустили. А я уехал. В положенное время сдал экспертизу и текущие дела так засосали, что и поинтересоваться было некогда. Пару раз дергался своему приятелю звякнуть, но не получалось …

Начальник Розыска сам мне позвонил уже после майских праздников следующего года. Договорились о встрече, и он после обеда ко мне подъехал. Сели, налили по 50 грамм – сугубо для разговора:

- Ну, так что, Фёдорыч, как с тем случаем, … ну, где шилом бабушку? Раскрутили?

- Да! Её внук убил

- Серьезно? И доказуха есть? Или заставили признаться в том, что он не делал? Не темнуху же вешать себе на шею, а?

- Обижаешь, Александр Николаевич! И доказательная база железная и все закреплено, да что толку то?

- Всё, давай рассказывай, не томи!

- Как ты помнишь, мы мальчишку отпустили еще по моему при тебе? - и увидев мой кивок, продолжил – Тогда мы стали отрабатывать другие версии, но все было впустую, темнуха нависала железная. Случай помог. Примерно через месяц мне позвонил начальник Розыска из соседнего района, ну тот, что в 30 км от нас, помнишь? Ну, так вот, он позвонил и сказал, что его опер случайно узнал у своей родственницы, что за пару месяцев до нашего убийства какой-то мальчишка купил у неё в магазине – она продавцом работает – два десятка ... шил! По фотографии она уверенно опознала внучка. Ну, мы всё как положено, оформили и провели у него обыск. Нашли в сарае с десяток рукояток от шил, нашли полено, в котором застряли острия обломанных шил – это он тренировался -и арестовали его. Мальчишка запираться не стал и дал всю раскладку – и как тренировал руку и как сначала вытаскивал из рукоятки остриё, что бы потом вставить назад, для того, что б острие в позвонке и осталось, а рукоятка бы не торчала. Это он где то вычитал.

- И что ему дали?

- А ничего. Судебно-психиатрическая экспертиза признала его невменяемым. А сейчас он лежит в Областной психбольнице. Диагноз - он открыл папку и прочитал по бумажке – Шизофрения, галлюцинаторно-параноидная форма.

И эта болезнь была единственным мотивом для убийства.

- Вот и вся история, что пришла мне первой на ум – закончил Саша, однако Влад недоверчиво покрутив головой, спросил:

- И что, в родове у мальчишки были шизофреники?

- Да нет, коллеги, все проще и … гнуснее! Дело в том, что дедушка мальчика был его отцом…

Яндекс цитирования