Вы здесь

Глава 3. Горы далекие, горы туманные …

Владимир Величко

Опять шагаю дольним косогором
Налево – к речке – лес да лес,
А справа – не охватишь взором –
Все сосны, сосны – до небес
Михаил Величко

С перевала мы не смогли разглядеть ни долину Маны, ни цель нашего пути – Южную долину. Мешали огромные сосны и пихты. И поэтому куда идти дальше, нам было неведомо – тропа то тю-тю, кончилась. Потом разглядев небольшую скалу, мы сквозь бурелом пробились к ней и, взобравшись на плоскую вершинку, что чуть-чуть высилась над морем тайги, увидели наконец-то панораму Южной долины. Но эта панорама нас, надо сказать, разочаровала, ибо в ней густо росли деревья, а Золотой корень, как известно, любит изобилие воды да широкие, солнечные поляны. Таковых полян в долине, увы, не просматривалось.

- Вон там, правее, правее, гляньте, ребята, там может расти Золотой корень! Деревьев нет и, вроде, вода проблескивает. Дядя Миша, гляньте в бинокль - попросил Вовка Папу, однако тот уже смотрел в сей прибор и, что характерно, совсем в другую сторону:

- Интересно девки пляшут – задумчиво пробормотал Папа и передал мне бинокль – ну-ка глянь вон на ту скалу – и Папа ткнул рукой в сторону массивной громадины километрах в двух от нас:

- Вон там, чуть ниже вершины, что видишь?

- Да ничего … ну скала, как скала, немного на нашего «Деда» похожа! – пробормотал я – а что там такого ты увидел, а?

- А ты глянь во-о-н там, под карнизом, ближе к вершине что-то черное – видишь, Вовка?

- Ну, вижу … в самом уголочке, да?

- Во, во! Оно самое. … Знаете на что это похоже?

- Нет, не знаем – дружно и почти в один голос произнесли все четверо – а что это?

- А это ребятки сильно похоже на мумиё, очень похоже – задумчиво повторил Папа.

- Мумиё? А разве оно здесь есть? Его же находят высоко в горах, в малодоступных местах, - заметил я.

- Ну, место, где оно образуется, определяется не степенью доступности, а комплексом физических условий, где возможно его образование – разглядывая дальнюю скалу, пробормотал Папа.

Мы ошалело завертели головам, недоверчиво посматривая на него. Уж сильно необычной была новость, что рядом, вот только руку протяни есть мумиё – настоящее, природное! Как все сибирские мальчишки, мы, конечно же, знали о мумиё. Кто больше, кто – меньше. К счастью мы все четверо – благодаря Папе, конечно – знали гораздо больше других. И не просто знали, но и часто пользовались оным. Мы знали, вернее, видели, как оно помогает заживлять раны и переломы. Вот, например, у Вовки каждый раз по весне всю его жизнь трескались губы до крови и сколько мы его знали, ему вечно мазали их какими-то мазями. Но стоило ему только засмеяться, как губа трескалась и выступала кровь. А вот прошлой весной Папа дал ему чуточку настоящего, горного мумиё и Вовка несколько раз помазав, избавился от этой напасти - и ни в ту, ни в эту весну губа больше не растрескивалась. И мальчишке, которого покусала собственная собака, Папа тоже давал мумиё. Рану смазывали, вот и зажила она за две недели, хотя мама моя предупреждала, что укусы собак заживают очень долго. Так что мы не просто слышали, мы знали о чудесных свойствах Горного Бальзама, Крови Шамана и Дара Атлантов – как еще называли мумие в наших краях.

Короче перспективы в связи с такой находкой открывались умопомрачительные…. Мумиё, … много, … что называется «на халяву»! Это Вам не в пенициллиновом пузырьке на донышке! Даже голова закружилась! Наконец Вовка, самый азартный и нетерпеливый, спросил:

- Дядя Миша, так, а что мы стоим то? Идемте быстрей …

- А как же Золотой Корень? – не отрываясь от бинокля, спросил Папа.

- Ну, вы и сравнили тоже! Что такое этот корешок по сравнению с мумиё? Тьфу! Здесь даже и думать нечего! Надо идти, немедленно …

-Да нет, дорогие мои ребятки, здесь как раз есть, о чём подумать. С одной стороны у нас Золотой Корень, который можно без хлопот пойти накопать …

- Ага … накопать! Это если мы его еще найдем – опять не удержался Вовка - а мумиё – вон оно, иди и бери!

- …а с другой стороны – невозмутимо продолжил Папа - мумиё, которое … Короче как в поговорке: видит око, да зуб неймёт! Вы посмотрите в бинокль – как к нему подобраться то? К «мумию» этому?

И действительно! Оглядев место, наши восторги несколько поутихли, ибо участок с мумиё был действительно труднодоступен. Сверху его прикрывала крутая, нависающая скала – так называемая «отрицалка»! А та часть скалы, что подходила снизу имела уклон порядка 60 градусов.

- И с боков не подойти – мрачно подытожил Валерка, снова передавая мне оптику – отсюда, вообще вертикаль, а с противоположной стороны скальный массив …

- И что будем делать, парни?

- Ну, а что думать то – ответил я - единственно видимый отсюда вариант, это спуститься сверху на верёвке и с этой страховкой попробовать подняться к нужному месту.

- Ну, ладно, а потом?

-А потом или снова вверх подняться по страховке или вниз уйти, закрепив веревку в щели … правда тогда придется ей пожертвовать.

- Дядя Миша, так идемте и всё разведаем с разных сторон – повернувшись к Папе, сказал Володька. Папа некоторое время молчал, глядя то на скалу, то на нас, а потом ответил:

- Значит так! Идем и осматриваем подходы, но… что бы мы ни надумали, что бы мы не увидели, последнее слово остается за мной. Если скажу – нет! – никакого нытья и просьб! Поняли? Разворачиваемся и уходим назад, на наш плот. Договорились?

-Ага, договорились - хором ответили мы.

- И еще обратите внимание на один интересный момент. Участок, где есть мумие, виден только в бинокль и только с этой точки – показал себе под ноги Папа – шаг в ту или иную сторону и ничего не видно! Вот и разгадка того, почему оно до сих пор уцелело!

Разведку путей подхода мы закончили часа через три и только тогда собрались на вершине массивной, «мумиёсодержащей» скалы, благо туда добраться можно было просто поднявшись по горе, в которую была вмурована скала – результат процесса выветривания.

- Ситуация значит такая …. Добраться до … цели – можно. И сделать это надо, спустившись к … цели сверху. Для этого у нас есть пятнадцатиметровый, капроновый репшнур – он вам прекрасно по «Столбам» известен! – и еще есть резиновые калоши. И Папа, улыбаясь, достал из рюкзака это чудо резинотехнической промышленности. А мы, увидев их, расцвели, ибо лучшей обуви для скалолаза, чем калоши – не было. А еще на нашей стороне привычная вам до слёз скала из сиенита – то есть точно такая же, как и наши родные скалы – «Столбы». Ну и ваш опыт скалолазов… Кто пойдет?

Мы, понятное все шагнули вперед, а Папа нас неторопливо и внимательно оглядел. Валерка – Махрыч - невысокий, но массивный, с длинными могучими руками – самый сильный из нас. Почему мы его так прозвали? А не знаю. Прилипло как то за его основательность и неторопливость. Второй Валерка – Лысый - маленький, юркий блондин, настолько блондинистый, что издалека действительно казался лысым. Вовка, мой ближайший друг – рыхловатый, темнолицый здоровяк, фамилия у него была такой, что и кликуха не требовалась, потому он всегда и был просто Вовкой, а когда злились – просто звали по фамилии. Ну и я, Вовка, он же Велик.

- Значит пойдет … пойдет вниз … вниз пойдет – Вовка Велик - и Папа улыбнувшись, ткнул пальцем в меня!

Сразу же из трех других ртов вырвались возмущенные крики, но Папа жестом их остановил:

- Володька – самый опытный среди Вас скалолаз, он самый высокий и самый худой, а это в данной ситуации, возможно, имеет решающее значение! Кто против такого расклада? – и все с кислым видом согласившись, принялись за подготовку спуска.

Вскоре, попив крепкого чая, я надел плотные брюки, такую же штормовку, обвязался шнуром и на прямых ногах, спиной к пропасти и ступил на горячий, нагретый солнцем камень.

Читать далее "Глава 4. Над обрывом" ⇒

Яндекс цитирования