Вы здесь

Глава 4. Над обрывом

Владимир Величко

На Саянском хребте,
на заоблачной горной вершине
ночь. И небо - экран,
где скопленья галактик царят.
Тьма и холод. А там
в беспределе межзвёздной пустыни
Мириады миров
огоньками живыми горят.
Михаил Величко

Привычно перебирая руками капроновый репшнур, я уходил все ниже и ниже. Склон скалы становился все более крутым и её горб, с каждым моим шажком понемногу скрывал от меня Папу и друзей: вот они видны только по пояс, вот только лица, а вот еще шаг и всё, я остался наедине со скалой в пронзительном летнем дне с одуряющими запахами горной тайги. А над головой бездонно-голубое небо! И только тоненький капроновый шнур, напряженный и казалось позванивающий, убегал вверх, связывая меня с друзьями, связывая меня со всем миром. Да ещё голоса друзей, вполне отчетливо доносившиеся сверху, да становившиеся все громче крики кедровок, что склочничали, где-то там, у подножия скалы, в вершинах елей и пихт.

Вот еще пара шагов и уклон стал почти вертикальным. Я, держась за шнур, шагнул, и, подойдя к самому краю скалы, туда, где она уходила в отрицательный склон, остановился. Глянул вниз. Место под скалой, где в глубине и было мумиё, еще не просматривалось. Теперь мне предстояло, повиснув на руках, спуститься по верёвке еще метра на четыре до склона, что снизу подходил к «отрицалке» и уже оттуда, попытаться по склону, подняться вверх, именно туда, где в горизонтальной щели меж двух скал – верхней и нижней – и находилось вожделённое мумиё!

Вдох-выдох … и, оттолкнувшись ногами, я скользнул вниз сразу на пару метров, раскачиваясь на веревке. Оглядел нишу. Да, там по всей её длине были массивные наслоения черного, как смоль, вещества! Да, это оно – легендарное мумиё. Оно, то широкими потеками уходило вниз на метр, а то и больше, то тянулось узенькой полоской вдоль щели. Осмотрелся и с радостью понял, что, встав туда, на крутую скалу, я смогу, держась за капрон, до самого длинного потёка добраться. Ура! … Пропуская шнур между ладоней, я спустился еще ниже и встал калошами на крутой склон. Попробовал… вроде держат неплохо. Теперь мумиё было немного выше меня и до него надо было подняться, обязательно подняться. Держась рукой за шнур и опираясь левой ногой о шершавый камень, я правой ногой нащупал неровность камня чуть выше, подтянулся рукой и … сверху послышался шуршащий, очень непривычный звук, в котором слышались позванивающие струнки. Еще не осознав в чём дело, я похолодел. Поднял голову и увидел как тоненькие капроновые нити, из которых и был сплетен шнур, лопаются одна за другой, потом, винтообразно раскручиваясь, падают вниз, прямо на меня.

Все мысли исчезли и я, ничего толком еще не осознав, упал плашмя на скалу, лихорадочно ощупывая руками, ногами и даже лицом малейшие её неровности, а на меня упал конец полностью разорвавшегося шнура:

Зацепиться … задержаться … остановить …вот, кажется замер … нет, снова вниз потянуло! Уф … вот нога упёрлась в ямку, … остановился. Лихорадочно стал ощупывать скалу,… нет, все ровное, зацепиться не за что!

Повернул голову влево … там все круто… вправо – тоже … снова по сантиметру стало тянуть вниз! И тут я увидел, что справа, чуть ниже края, открывается щель и, еще не осознав умом свои действия, я оттолкнулся руками, ногами, всем телом и метнул его вправо по крутому склону, туда, где была вожделённая щель… только бы дотянуться! Вот ноги пролетели мимо, сорвались за край, туда, где меня уже не будет,…но нет, пальцы все же ухватили край! Какой он удобный, прочный и надёжный! Я, как на турнике, повис над пятидесятиметровой пропастью. Но все это была ерунда! Мне было плевать на пропасть, я её перехитрил. Я зацепился! Я удобно и надежно висел на руках. Тут же сделал выход силой на одну руку, на другую, закинул ногу и, встав на выступ, лёг всем телом на родную и близкую скалу, которая меня только что чуть не обманула! Я лежал и шумно, очень глубоко дышал так, что в какой-то миг испугался, чтобы от ударов сердца и судорожного дыхания меня не отбросило бы вниз…

- …овка! – вдруг донеслись до меня крики – ты как??? И следом разбойничий, залихватский посвист Махрыча. .

- Нормально – очень тихо, неожиданно осипшим голосом, ответил я. Но они услышали:

- Ура!!! …. Ты хорошо, прочно держишься? Сейчас чё-нить придумаем! Держись, не дрейфь!

- Да нормально, нормально – уже спокойно, но слегка невпопад ответил я и огляделся. Слева от меня там, где я только что был, ловить было нечего. Справа щель немного расширялась и в нескольких метрах упиралась вертикальную скалу. Осторожно переступая, я двинулся туда. Та-а-к…

- А сверху-справа, пожалуй, есть хорошая площадка, на которой можно не только стоять, но и прилечь – подумал я. Ведь неизвестно, сколько времени им потребуется для того, что б меня отсель вытащить.

Тут я встрепенулся и нащупал часть верёвки, что осталась на поясе. Оглядев место разрыва, я недоумённо пожал плечами. Концы нитей были разлохмачены так, будто они длительно и старательно тёрлись обо что-то. Но ведь такого быть не могло. И весь репшнур мы тщательно осмотрели до спуска. Это аксиома аксиом – подготовка страховочных концов. И если бы была повреждена хоть одна ниточка, никто бы вниз не пошел! На рывок этот шнур выдерживает до двухсот пятидесяти килограмм! А во мне-то всего шестьдесят килограмм, не более. Да и рывка не было! Непонятно! Еще раз, недоумённо пожав плечами, я обмотал оставшуюся часть шнура вокруг пояса – что б не мешался! - и примерился:

Ладонь заклинить в узкой вертикальной щели … подтянуться, упираясь левой ногой в пологую скалу, … другая ладонь в щели и чуть выше …. снова подтянуться … носок правой калоши тоже в щели … подтянуться и вот моя голова поднялась над площадкой. Еще через пять секунд я уже комфортабельно растянулся на плоской и горизонтальной площадке и лёжа на спине, глядел в бездонное, голубое небо! Жизнь была удивительна и прекрасна!

- Ты как, сын? – внезапно раздался тревожный Папин голос. От неожиданности я вздрогнул и, глянув вверх, увидел, что Папа стоит со страховочным концом выше меня метрах в пяти-шести, цепко оглядывает и меня, и то место, где я нахожусь. Видимо увиденное ему понравилось, и он уже спокойно сказал:

- В общем, непонятно что случилось с твоей верёвкой, но тебе придется здесь долго куковать. Нам надо будет вернуться на плот за основной веревкой.… Этого шнура до тебя не хватит.

- Но Вам за сегодня уже не успеть и туда и обратно!

- Да, мы уже прикинули это. Если через часок выйдем, то назад засветло не успеть. Так что тебе придется здесь ночевать, а мы, выйдем обратно - только сереть, начнёт и около шести утра, будем здесь. Продержишься?

- Ну, Пап! А чё здесь держаться то? – обиженно ответил я – Здесь и поспать можно спокойно, и посидеть, и гимнастичку для разогрева сделать можно. Все равно отсюда скатиться – это умудриться надо!

- Ладно, ладно! Не строй из себя … сиди здесь тихонько! Поскучай … или лучше подумай о том, что я Вам в первый день говорил! Мы сейчас соберем одежду, пить-есть, сбросим всё это тебе и пойдем к плоту. Ты легко здесь переночуешь. Место нормальное - я и сам вижу. Он еще раз внимательно посмотрел на меня, ушел по верёвке вверх.

Читать далее "Глава 5. Поиск пути" ⇒

Яндекс цитирования