Вы здесь

Рэкетир

Владимир Величко

Кошка - крошечный лев, который любит мышей, ненавидит собак и покровительствует человеку.
Херфорд

Первый кот, появившийся в нашей семье, был сиамец, по имени Семен. Принесли мы его совсем маленьким, не более чем месячным и жил он у нас всю свою жизнь - 17 лет пока не «преставился» от старости, пребывая на «заслуженной пенсии». И все это время - как однажды выразился человек, часто бывающий у нас - «пил и пил кровь нашу». Поскольку кот был первым животным в нашей молодой семье, мы - ума то палата! - от великой любви, приучили его только к мясу и рыбе – баловали и лелеяли любимого котика. Мы даже эксперименты ставили – а сколько котяра за один присест сможет съесть мяса? Оказалось что о-о-очень много. Так вот после таких наших экспериментов, всему остальному кот, от ворот поворот давал - ничего кроме мяса не ел! Вот не ел и всё. Уж, как и что мы только не пробовали! И каши, и супы варили котику, все бесполезно! Бывало, выдерживали характер по 2-3 дня, мол, кто кого переупрямит. Мы ничего другого, кроме каши не даем, а кот упорно не ест. Не ест и все, подлец! Доходило до того, что кот изображал голодные обмороки, да так талантливо, что рука сама тянулась за мясом. И вот однажды, во время такого воспитательного мероприятия мы нашего котика чуть не лишились. …

Шли третьи сутки агитационного мероприятия – «Да здравствует каша»! Уж, какую только вкусную кашку мы ему не варили: и на молоке, и на мясном бульоне…. Кстати, к этой каше кот долго принюхивался, но поняв обман, отходил от тарелочки с гнусной кашей и так укоризненно смотрел, что становилось как-то не по себе. Так вот, на третьи сутки голодовки, кот ходил по квартире и потихоньку, монотонно ныл: мя-я-я-у-у, не забывая при этом шататься и иногда даже падать, якобы от слабости. Эта пытка продолжилась и днем, и ночью. И вот тогда у нас появилась блистательная идея – дать коту снотворного. Самим-то спать до одурения уже хотелось! А под его почти непрерывное «мяу» это сделать было как-то затруднительно. Сказано – сделано! Таблетка реланиума, после непродолжительной и неравной борьбы оказалась сначала в пасти котика, ну и затем – в его желудке. Вскоре кот успокоился и заснул прямо посреди комнаты. Ну а еще через часок мы обнаружили, что кот наш не реагирует ни на какие внешние раздражители. Спит мёртвым сном. Вот тут-то мы и сообразили, какого дурака сваляли. Дозу то маленькому существу дали как большому человеку. И начались кошачье-реанимационные мероприятия – выслушивание кошачьего сердцебиения и не менее кошачьего дыхания. При этом, мы с женой успели переругаться. Я выслушал её мнение о своих знаниях элементарных основ психиатрии, вернее их полном отсутствии и, соответственно, действия снотворных препаратов (сами прикиньте, какое это было мнение!). Я же ядовито навел критику на её приемы аускультации дыхания и сердцебиения у котов - типа: и чему только терапевтов учат. В конце концов, я был отправлен в реанимационное отделение – благо это всего-то дорогу перейти – узнать у реаниматолога, что же нам теперь делать.

Врач-реаниматолог, позёвывая и почесываясь, выслушал мой сбивчивый рассказ и сказал, что бы мы дурью не мучились и людей не беспокоили. Что кота надо положить в укромное место и пусть он спит сколько влезет… Все равно желудок то промывать уже поздно … Отоспится и сам проснется. С тем я и вернулся.… Котика мы заботливо уложили спать в кладовку, а вскоре и сами улеглись. Утром жена меня отправила смотреть кота – мол, глянь, а то я сама боюсь, вдруг котик помер, а сама отправилась на кухню. Я, приоткрыв дверку, послушал – вроде кот дышит. В это время из кухни слышу вопрос:

- А ты куда девал одну рыбину?

- Какую такую рыбину?

- Ну, ту, что я вечером размораживать сюда положила - и показала на полку у газовой плиты. Действительно. Два налима лежали рядком, а третьего, что посередке лежал – не было!

- Правда … как корова языком!

- Или кот зубами - ответила Жена и мы, посмотрев друг на друга, кинулись в кладовочку. Да … кот лежал на прежнем месте и вроде в той же позе что и вечером. Вот только кошачье брюхо …Оно было чудовищно раздуто! На наши вопли, наглый котяра, приоткрыв глаза, сладко зевнул и, повернувшись на другой бок, снова захрапел. …

Вот после этого мы и прекратили всякие эксперименты с кошачьей диетой, тем более наш котик, со временем, нашел противоядие от этих наших возмутительных воспитательных мер. Он выработал голос удивительной, прямо поразительной скрипучести и противности. Вероятно, с элементами ультра и инфразвуков одновременно. Слыша его мерзкое, одновременно громкое и протяжное мя-я-я-у–у-у-у, ноги наши сами несли к холодильнику, а руки лихорадочно искали мясное - лишь бы, быстрее заткнуть эту ультраинфрапасть и ЛЮБОЙ ценой избавиться от пытки! Кот нас переборол. Изредка, правда, вспыхивали вялые попытки бунта, в виде кашекормления, однако котик был неумолим. Мясо он у нас выдирал буквально из глотки. Для кота в нашем доме было два вида волшебных звуков – звук лезвия ножа о точильный камень и звук открываемой дверки холодильника. И если, заслышав первый тип звука, котяра летел на кухню, не разбирая дороги испуская неразборчивый рев, в котором было так же мало от обычного кошачьего «мяу», как в реве электрички мышиного писка! Что касается стука дверки холодильника, то здесь картина была совершенно иной. Кот услыхав этот «волшебный» звук непостижимым образом, мгновенно и абсолютно бесшумно оказывался между человеком, дерзнувшим открыть дверку и холодильником.

Бывало иногда, видишь, что кота нет рядом, и тихохонько, на цыпочках крадешься к холодильнику. Самому-то ведь тоже хочется себя побаловать колбаской там, или кусочком давно облюбованной ветчины! И вот, представляете, только приоткроешь заветную, белую дверку мясохранилища, так этот рэкетир непостижимым образом буквально из воздуха материализуется рядом и М-Я-Я-У-У-У-У!!! …. Не поверите, но мы года два, после смерти котика, подходя к холодильнику, непроизвольно вздрагивали и нервно оглядывались по сторонам, прежде чем приоткрыть дверку. Вот такой преданный кот был у нас.

Года за полтора до кончины, у нашего котика выпали почти все зубы и мы, решив, что кот стал пенсионером, стали кормить его мясным, как правило, самым свежим фаршем, а о кашах даже не вспоминали. …

А вот о нашем первом котике – помним до сих пор и частенько историю с налимами и снотворным – рассказываем знакомым!

Яндекс цитирования