Вы здесь

Глава 11

Сквозь призму смерти

Владимир Величко

Олега Волкова оперировали уже третий час, и все это время Ольга сидела как каменная – не двигаясь и даже, кажется, не дыша. Она не отвечала на вопросы и никак не реагировала на разговоры. В конце концов, ее оставили в покое и лишь изредка санитарки и медсестры поглядывали – все ли в порядке. К исходу второго часа операции в ординаторскую вернулся Огурцов – он все это время был в предоперационной – и, подойдя к Ольге, сказал:

- Оля, пулю извлекли, операционную рану ушивают. Все хорошо, все нормально.– И, глянув на Ольгу, увидел, что на эти слова она тоже никак не среагировала, будто и не слышала, только из её глаз потекли слезы. Они текли по совершенно неподвижному белому лицу, капали на наброшенный белый халат, а Ольга даже не улыбнулась. Огурцов, проведший все это время на ногах, устало опустился на диван и, потянувшись, подумал:

- Сейчас бы стопаря …, – и невольно вспомнил события трехчасовой давности, когда медработники «Скорой помощи» осторожно загрузили в машину молчаливого Олега и бурно возмущающегося Калмановича и увезли их в больницу. А там выяснилось, что у подполковника касательное ранение боковой стенки живота и в брюшную полость не проникает, а посему опасности для его жизни не было. После перевязки он, несмотря на уговоры врачей, сбежал, попросив Огурцова посмотреть за Ольгой. А вот у Олега дело было худо. Пуля вошла в корень легкого, и ее с огромным трудом извлекли. И, задержись помощь даже не на полчаса, а на минуты, Олега бы в больницу не довезли.

- Дима, – раздался тихий голос Ольги, – у тебя нет ничего … выпить? А то меня что-то заколотило.

И сразу же словно по звонку, открылась дверь, и вошел Антон Калманович. Был он бледен, но как всегда бодр и весело деловит:

- Вот удачно-то зашел! Оба-двое здесь. Кто коньяк будет? – спросил он и достал плоскую бутылочку с коричневато-красной жидкостью. Доктор Огурцов нашел в тумбочке крохотные рюмочки и посмотрел на Ольгу:

- Закусить?

Но она даже глазом не повела в его сторону, а просто взяла рюмку и медленно выцедила ее содержимое, потом чуть посидела и разжала пальцы. Рюмка выпала из ее руки и вдребезги разбилась. На мелкие кусочки…, а Ольга с легким недоумением посмотрела на то, что еще только что было посудой, и тихо заплакала. Почти неслышно – только плечи подрагивали, а когда растерянные мужчины обступили ее, неловко пытаясь как-то успокоить, она сквозь слезы пробормотала:

- Вот и жизнь наша, …. на мелкие осколки, … не собрать теперь … – потом всхлипнула и, замолчав, села на диван:

- Дима, ты правду говоришь, он … не умрет?

- Нет-нет, успокойтесь, самое худшее позади, – сказала вошедшая в ординаторскую худенькая миловидная женщина, – жизнь Олега Волкова вне опасности.

- Ольга Борисовна, это оперирующий хирург Инга Калманович, а еще она моя жена. Вы ведь тоже не знакомы? – посмотрел он на Огурцова.

- Нет, не знакомы! Но много слышал, – ответил Огурцов, разглядывая ее. – Много хорошего! – А Ольга подошла к Инге и молча поцеловала той руку.

На том длинный и насыщенный событиями день закончился. По причине позднего времени они поехали ночевать к Антону: «Инга сегодня все равно в больнице на всю ночь, а нам надо стресс снять – так что никаких гостиниц». Дома Калманович – человек совершенно не пьющий – набулькал себе полный стакан и, помолчав, сказал, глядя на него:

- Не каждый день в тебя из автоматов садят! – и в три глотка опорожнил его. Подышав в кулак, сказал:

- Нападавших было двое. Одного к тебе увезли – три пули в голове, а другой живехонек …

- Отлично! И что рассказал?

- Да все он рассказал. Вот только, дело в том, что он ни фига не знает. Их наняли втемную. Описание нанимателя, вот и все, … да и то в общих чертах.

- Слушай, а как так получилось, что там оказались наши автоматчики?

Калманович усмехнулся и сказал:

- Да бюрократия наша спасла нас. Пока ты обедал, а я бегал с докладами, наши сопровождающие хотели сдать оружие, и пока их там мурыжили, мы уехали, а сержантов отфутболили. Вот они с автоматами и поехали следом на легковушке одного из участковых – он тоже в Городок ехал. И вот прикинь, подъезжают они к той горе и видят, что их обгоняет какая-то иномарка, из нее вылазят два амбала и давай в кого-то стрелять. Ну а сержанты – по ним. Так что, нам повезло.

На этом вечер, и весь длинный, предлинный день, да и половина ночи уже закончились, ибо на часах уже было два часа. Доктор Огурцов уже было лег, но вдруг сел и спросил:

- Слушай, подполковник, все хочу спросить – а как здесь оказались Ольга и Олег?

- Завтра …, – пробормотал засыпающий Калманович, – все завтра!

И доктор Огурцов последовал его примеру: едва его голова коснулась подушки, он провалился в сон. Последней, сонно-затухающей, его мыслью была очень оригинальная:

- Ни за что в семь утра не проснусь. Пусть …. из пушек …стреляют …хоть …

******

Утром его ровно в семь разбудил уже одетый и бодрый хозяин:

- Я в милицию, … кофе-чай на столе, дверь захлопни и в восемь постарайся быть в хирургии! – и убежал.

- Слушаюсь, – пробормотал сонный Огурец…., – раскомандовался! – но, вспомнив про Ольгу и Олега, заторопился и уже через полчаса был в больнице. Доктор Инга тоже встретила его чаем, рассказала о состоянии раненого, а не прошло и десяти минут, как появилась и Ольга.

- Она всю ночь глаз не сомкнула, – пожаловалась доктор Инга доктору Огурцову. – Так и просидела у постели раненого.

- Зато Олег, когда открыл глаза и увидел меня – улыбнулся.

Потом в ординаторскую тихохонько просочился Руководитель Следственного Комитета. Он явно был чем-то доволен и даже улыбчив. Огурцов уже хотел было спросить его о причине этих улыбок, как резко открылась дверь, и в ординаторскую валились два мордоворота:

- Служба Безопасности! Всем предъявить …

И сразу же, почти одновременно вперед шагнули Калмановичи, произнеся почти синхронно:

- Вам кто разрешил? … Я подполковник … без халата … сейчас наряд … зайти … Но «служба безопасности», словно не слыша этих слов, выпятив свои и так не маленькие челюсти, снова рявкнула про документы. И тут Ольга встала с дивана и, повернувшись к ним, каким-то стальным, лязгающим голосом сказала – да что там сказала – скомандовала:

- А, ну, кр-р-ругом! Шагом марш! – и амбалы, к удивлению всех присутствующих, поникли, задвинули назад свои челюсти и, довольно подобострастно, пробормотали:

- Щас, Ольга Борисовна, нам было велено, … Филиппыч …

- Вон! – крикнула она, и мордовороты послушно попятились, уткнулись в дверь и, развернувшись, один за другим выскользнули из помещения. Ольга, глянув на хирурга Ингу, сказала:

- Это называется «явление в стенах районной больнички простого расейского миллионера и олигарха деревенскому народу». И это явление меньше, чем на компьютерный томограф, не потянет. Ведь у вас его нет, Инга Викторовна?

- Нет, – растерянно ответила та.

- Так и олигарха нет, – сказал вошедший мужчина. – Господин Маркштадт изволили убыть на жительство в … одну из стран Евросоюза, как того потребовали его деловые связи и проекты, и когда вернется – неизвестно. Впрочем, он меня уполномочил решать кое-какие вопросы. Томограф, говорите? Компьютерный? – и, не дожидаясь ответа, небрежно бросил – это не вопрос… решим! – Повернувшись к Калмановичу, четко сказал:

- Позвольте представиться …

- Не надо, – ответил Руководитель Комитета. – Я вас знаю, доктор Огурцов – тоже, а уж про Ольгу Борисовну и говорить нечего! Сейчас подойдет мой заместитель майор Байбузин, и нам следует непременно побеседовать! Всем вместе побеседовать, не так ли, Евгений Иванович?

- Для того и прибыл, – ответил тот, – для того и прибыл!

Но тут дверь снова … нет, не открылась – распахнулась! – и в ординаторскую ворвался разъяренный майор Байбузин:

- Антон! Поднимай бойцов СОБРа, а то эти наглецы из дебильной охраны заняли все входы и выходы и выделываются – корчат из себя президентскую охрану, никак не меньше. Звони!

- Стоп, товарищи! Я вопрос урегулирую, – сказал главный телохран и, взявшись за рацию, резко скомандовал: – Отбой, вариант три, вариант три! – И, послушав пару секунд забубнивший из рации невнятный голос, заорал:

- Вып-а-а-л-нять!!! – спрятав рацию, уже спокойно добавил: – заставь дураков Богу молиться …

- Все, господа, все! Успокоились! Давайте вернемся к нашим баранам … или овечкам? – почему-то глянув на Огурцова, спросил подполковник Калманович, однако тот безразлично махнув рукой, ответил:

- А, едино! Шашлык и из того, и из другого неплох!

- Вот, правильно! Нам теперь предстоит из разрозненных кусочков разносортных фактов сложить и испечь шашлык, годный для пополнения уголовного дела, тем более, что здесь собрались все те, кто обладает своей частью информации, – заметил Калманович и, покривившись, прижал руку к «ранетой бочине» – как недавно сказал один из сержантов.

- Антоша, больно? – тут же взволнованно спросила хирург и по совместительству жена.

- Да нет, не волнуйся, Инга, все нормуль! Вадим, продолжай, – и майор, открыв папку, сказал:

- Ну, коротко: 20 сентября была взорвана дорогая импортная машинка, принадлежащая госпоже Лебедевой, здесь присутствующей. При этом погибли два угонщика из так называемых «вольных стрелков». Однако, специалисты-взрывотехники установили, что сила взрыва не соответствовала возможностям заложенного в машину СВУ – самодельного взрывного устройства. Случайно избежавшие гибели Лебедева и Волков – или не случайно? – остро глянув на Ольгу, спросил Вадим, но та никак не среагировала на этот вопросик, – укрылись сначала у своего одноклассника, судмедэксперта Огурцова. Далее…

- А что далее? Незачем расписывать детали того, что произошло. Все всё знают! И кстати – не думайте, что мы ничего не знаем и пришли к вам с протянутой рукой. Нами выявлен тот гаишник, что пытался Волкова похитить. Он задержан. Задержан и Ямщик, и оба они кое-что рассказали. А нас интересуют ответы на вопросы, которые со временем мы и сами, конечно, узнаем, но время дорого! Поэтому вот первый вопрос: кто и для чего взорвал машину, и второй: какова подоплека всех событий? Так что, Евгений Иванович, начнем с вас, прошу.

– Ну, как вы понимаете, я готов работать с вами в тех пределах, которые оговорены господином Маркштадтом, и поэтому …

- Зато мне никто и никаких пределов не оговаривал, поэтому начну я …

- Ольга Борисовна, вы понимаете последствия вашей откровенности? – холодно спросил Евгений Иванович, но Ольга, даже не посмотрев на него, сказала:

- Взрыв машины – это и не взрыв вовсе, в обычном понимании этого события. Этот взрыв есть ни что иное, как борьба за прибыль! Деньги – вот, что лежит в основе взрыва.

- Постойте, постойте, Ольга Борисовна, – озадаченно спросил – Байбузин, – зачем вашему мужу вас взрывать? – есть много …

- А кто говорит, что мужу? И почему вы решили, что взрывали меня? Отнюдь не меня. Это была попытка устранить Олега, … Волкова Олега ,– ответила она, и в глазах ее снова блеснули слезы.

- Позвольте, эту часть рассказа освещу я, – предложил было Евгений Иванович, но Ольга жестко ответила:

- Помолчите, рассказчик! – и продолжила:

- Как вы знаете, среди многочисленных предприятий моего мужа есть два, которые добывают золото, или, как сказали бы раньше – золотые прииски, но так их называть неверно, ибо это весьма разветвленная структура предприятий. Должна отметить, что эти прииски не самое большое и прибыльное дело для сегодняшнего Маркштадта, но они были первыми серьезными предприятиями, которые он в начале 90-х приобрел, вернее, «прихватизировал». Два года назад Маркштадт решил приобрести еще один прииск, но его опередили. И тогда началась война – сначала финансовая, а потом последовали и какие-то силовые акции. И тогда же появился человек по имени Агент, появилась и «мисс Область», и впервые, на моей памяти, миллионер и олигарх Маркштадт оказался под чьим-то влиянием.

- Простите, а при чем здесь Волков?

- Олег на новом прииске работал в Службе Безопасности, и, так сложилось, что главным препятствием при покупке этого предприятия стал именно он. Это уже детали, которые я пропущу, да всего и я не знаю. Их только Маркштадт и Агент знают. Так вот, о машине …

Гибели мы избежали случайно. Олег заметил слежку и предложил оставить машину в «Дарах Востока», у своего сослуживца по Афгану, таджика Сабира.

- А про то, как вас пытались украсть-похитить? – спросил майор.

- Я деталей не знаю. Ворвались два парня, ударили бабушку Зою по голове какой-то палкой, отключили меня, прыснув какой-то гадостью в лицо, и в себя я пришла, уже когда мы с Олегом въезжали в …

- Перово? – подсказал Калманович.

- Да, в него. Мы приехали к знакомому Олега, и два дня жили у него – это в соседней деревушке.

- Пять километров отсюда – Кутейниково! – уточнил Калманович.

А потом этот знакомый по просьбе Олега нас спрятал – привез в однокомнатную квартиру в Перово, которую называл лесной избушкой, – продолжила Ольга.

- А почему сюда? Уж лучше бы, правда, в лесную избушку, – с легким недоумением спросил Огурцов.

- Да все очень просто: с началом лыжного сезона многие жители из двухэтажек сдают свои квартиры приезжим из города, которые едут сюда кататься на горных лыжах. Деньги люди зарабатывают. Была здесь и у того деда квартира. Принцип – если хочешь что-то спрятать – положи на видное место…. Даже мы не смогли вычислить, куда исчезли Олег и Ольга, – ответил Антон, – а они под самым нашим носом жили.

На некоторое время повисло молчание, а потом все тот же Огурцов с легким недоумением спросил:

- Ладно, вы не вычислили, … лопухнулись …, а как же их тогда вычислил тот, кто киллеров нанял?

- Вот это нас сильно интересует ,– несколько смущенно ответил Калманович.

- Так дед и продал: сначала деньги получил за то, что спрятал, а потом за то, что продал … – начал было майор Байбузенко, но его перебила заглянувшая в дверь санитарка:

- Инга Викторовна, пройдите к больному Волкову.

Инга поднялась и, глянув на Ольгу, приложила палец к губам – мол, тихо всем! – и, стараясь не шуметь, быстро вышла из ординаторской. Доктор Огурцов тоже посмотрел на примолкшую Ольгу. А она, подобрав под себя ноги, боком притулилась в уголке дивана и, тихонько посапывая, спала.

И все осторожненько поднялись и на цыпочках вышли их комнаты. Калманович провел всех в фойе и сказал девчушке в белом халате:

- Оксаночка, рыбонька, ключ от кабинета принеси.

- Ага, – ответила девчушка и, прежде чем убежать, сказала, – а внизу какой-то мужчина спрашивает о самочувствии раненого!

Антон тут же ушел вниз. Буквально через пять минут он вернулся в сопровождении импозантного старика: ростом под два метра, окладистая борода …

- Здорово всей честной компании, – могучим и густым басом сказал тот, а доктор Огурцов, оглядывая его и улыбнувшись, подумал: «Илья Муромец, вылитый Илья».

- Дедушка, присаживайся, – сказал Байбузин, но дед ответил:

- Не-а, ишшо не изболелся,... вот проведать Олежку пришел, сказывают, ранили его.

- А ты, деда, его откуда знаешь?

- Оттуда! Они с Иваном, сыном моим, в Афгане вместе служили. Вот только Олежка вернулся, хоть и ранетым, а мой пропал без вести.

Все немного помолчали, и вдруг доктор Огурцов спросил:

- Деда, а еще кто-нибудь с твоим сыном служил в Афганистане? Ну, тот, кто тебя знает?

- Дык, Петька Исаев ишшо знает, – и, оглядев всех, спросил, – так чё там с Олежкой?

- Оксана, проводи дедушку к Инге Викторовне! – сказал Огурцов и задумался, – узнать бы еще, кто он такой, этот Исаев?

- Исаев – это фамилия человека, кличка которого – Агент! – сумрачно сказал главный телохран Маркштадта. Сначала все молча переваривали информацию, а потом Байбузин сказал:

- Вот это и есть заказчик покушения… – но не договорил, потому, что вошла Инга и, протянув мужу телефон, сказала:

- Больной Волков только что попросил диктофон и вот… – доктор включила звук, и все услышали негромкий, временами прерывающийся голос Олега:

- Я, … Волков Олег, сообщаю, … взрывное устройство, которым … уничтожена машина Лебедевой … Ольги Лебедевой, …когда погибли двое, … заложена мной, и инициирован взрыв … тоже мной …, я взрыв произвел ….

Такого заявления никто, конечно, не ожидал, а потому все – даже оба следователя – озадаченно молчали, но потом общую тишину нарушила Ольга, когда заплакала – тихо и как-то тоскливо. Чуть успокоившись, она сказала:

- Это мы с Олегом разработали такой план. Чтобы добиться развода, нам надо было уйти, раствориться в неизвестности и как можно дольше укрываться от взоров Маркштадта и его … клевретов, – она кивнула в сторону Евгения Ивановича. – За это время мы смогли бы подготовить и предъявить ему такие документы, которые бы раз и навсегда заставили его …

- … и они этого добились, – прервал Ольгу Евгений Иванович. – Вчера оформлен развод, и вчера же он известил конкурентов, что от претензий на прииск отказывается. И еще, – обратился он уже к Ольге,– мы обеспечим вас охраной и великолепными адвокатами, так что …

После этого последовали длинные и нудные юридические процедуры – протоколы, допросы, объяснения и подписи, подписи. В промежутках между этими увлекательными процедурами, доктор Огурцов сходил проведать Волкова. Был Олег очень слаб и почти не говорил. Огурчик посидел рядом несколько минут, а потом доктор Инга его выставила. Волков напоследок сжал руку Огурцова и тихо сказал:

- Позаботься об Ольге, помоги, как врач …

Пока Огурцов шел до ординаторской, он с легким недоумением думал, а при чем здесь то, что он врач? Что с Ольгой? Вернувшись, он увидел, что Ольга уже одна, а все чины исчезли. Она сидела и печально смотрела в окно.

- Оля, что за дела? Что с тобой? Зачем тебе врач?

Ольга встрепенулась и сначала недоуменно смотрела на одноклассника, а потом стала краснеть – лицо, уши и даже на шее появились красные пятна.

- Что такое? Что с тобой?

- Ничего, – тихо ответила она, – я к Олегу пойду. – Однако, дойдя до двери, она остановилась, обернувшись, и робко, как провинившаяся школьница, сказала:

- Дима, я беременна, … уже двадцать недель, … так после УЗИ сказали, – и быстро вышла из комнаты.

Сказать, что доктор Огурцов был ошеломлен – ничего не сказать! Он постоял с открытым ртом и, подойдя к окну, увидел картинку в тему: счастливому молодому папе на крыльце роддома вручали новорожденного: гордость и счастье светились на его лице. А ведь Ольга – первородящая в …

Как там Олег ему однажды сказал: «а ведь нам обоим больше ста лет», и на тебе – уже двадцать недель беременности. И ему вспомнилась старая бардовская песня:

А хочешь, я тебе открою тайну
Один такой малюсенький секрет?
Знай, люди не встречаются случайно,
Случайностей, поверь мне, в жизни нет

- Дай Бог вам счастья, дай счастья!

Конец

Яндекс цитирования