Вы здесь

Глава 3

Последний полет Ворона (детектив)

Владимир Величко

Поскольку случай с автоаварией был не рядовым – как-никак следователь следственного комитета был участником – то сначала все, в том числе и Огурцов, подверглись массированной атаке журналистской братии. И если судмедэксперту было проще всего – делай крайне тупое выражение лица и посылай всех к… следователю, назначившему экспертизу. А вот следователям приходилось чуть ли не часами отбрехиваться от назойливых «акул пера». И хорошо, если на десяток абсурдных (если не сказать хуже) вопросов, задавался один, требующий адекватного ответа.

Кстати, благодаря журналистам и неординарности произошедшего, все дополнительные лабораторные исследования проводились вне всякой очереди. На четвертый день – то есть в пятницу, вечером к доктору Огурцову домой заехал руководитель СК Калманович. Он привез результаты кое-каких дополнительных экспертиз и попросил их изучить как следует и подумать, что там и как:

- А в десять утра давай, Иваныч, у тебя в отделении соберемся и подумаем над этим случаем. Ты не против?

Доктор был против, или, вернее сказать – не в восторге от этого предложения, но деваться-то некуда, надо хоть чем-то да помочь. Ночь он почти не спал и уже под утро к нему привязалось стихотворение про того самого ворона, которое твердила и твердила Анна. Почему он об этом вспомнил, доктор Огурцов понять не мог, а потому открыл книгу и перечитал его несколько раз.

Наутро Доктор Огурцов в отделение пришел заранее – невыспавшийся и хмурый. Позевывая, он поставил чайник, прибрал лишние бумаги и, когда все сделал, пришли Калманович с Бабуриным. Разлив чай-кофе, первым взял слово следователь и коротко рассказал о том, что следствие уже «нарыло» и что еще никак не «нарывается».

- В общем, самая главная проблема, – сказал Калманович, – в том, что труп мужчины до сих пор не опознан…

- …да что вы говорите, а я и не знал! – впервые за утро ухмыльнулся судмедэксперт Огурцов, – он же у меня в холодильнике лежит, и никто его не забирает. Кому как не мне …

- Прошу тебя, Иваныч, не перебивай, ладно?

- Извини, … продолжай!

- … до сих пор не опознан, – повторил следователь, – а поскольку результаты лабораторных исследований дают однозначный ответ о времени наступления смерти – как ты тогда и говорил – то и выходы на возможных убийц этого неустановленного мужчины сильно затрудняются. Оперативники прочесали все вокруг и ничего …, – и тут его снова перебили. Это был Куров, буквально ворвавшийся в отделение. Увидев собравшихся, он радостно сообщил:

- А я труп привез.

- Ну и разгружай в холодильник. Чего сюда-то? И с чем он, кстати?

- Да, алкаш …, – начал было Куров, но Бабурин с удивлением его переспросил:

- Алкаш? А почему алкашей капитан лично в морг возит?

- Ну, в общем-то, да, алкаш, но … я знал, что вы все здесь, а кроме того, алкаш не просто спиртом, а метиловым спиртом обпился, вот я и … – но его перебил Огурцов. Разглядывая паспорт алкаша, он, как-то задумчиво, спросил:

- Вам фамилия Иван Миль ни о чем не говорит? – и, услышав отрицательные ответы, положил паспорт и, сев в уголок, на свое любимое низкое креслице, как-то растерянно оглядел всех троих и потом тихо сказал:

- Ребята, я, кажется, знаю фамилию убитого!

Все воззрились на него с недоумением:

- Какого убитого? – чуть не хором спросили присутствующие.

- Ну, того, что в машине Середы обнаружили.

- Да? – недоверчиво спросил Калманович , – и кто он такой?

Огурцов, не говоря больше ни слова, встал, пробежался по кабинету туда, … обратно и, встав спиной к окну, спросил:

- Знаете, что меня мучило все эти дни? – и, не дожидаясь ответа, сказал:

- Меня мучили слова, которые твердила Аня Середа в реанимации, помните:

Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом "Nevermore". (**)

Это строки из стихотворения английского поэта. И в нем она постоянно твердила слово Ворон! А теперь вопрос на засыпку: кому-нибудь фамилия – повторяю, не слово, а фамилия – Ворон, что-то говорит? Все трое задумались, с недоумением глядя друг на друга.

- А, впрочем, вы в те года – это начало 90-х – еще маленькими были ….

- Да, да, да! – хлопнув себя по лбу, сказал Валентин, – был когда-то мафиози с такой кликухой. Он то ли без вести пропал, то ли его грохнули … не помню точно. Но такой был, правильно, Иваныч!

- Это были три друга: Сергей Ворон, Иван Миль и … Юра Догоняйло … да-да, наш теперешний и всеми уважаемый бизнесмен. Они тогда провернули какую-то могучую сделку, и Ворон их кинул! Тогда они сорвали не просто приличный куш, а очень большой. Как в то время судачили, речь шла о миллионах долларов. Вот с ними-то Ворон и испарился. Сейчас они его нашли и …. умер Миль. Так что, ноги в руки, господа правоохранители, и догоняйте Догоняйлу, или его кто-то раньше догонит, а если вы не догоните, то он скроется, как тогда Ворон.

- Молодец, Иваныч! – сказал Калманович и похлопал доктора по плечу:

- Надо же, такой талант в морге пропадает… – бросил он напоследок и Огурцов остался один.

* * * * *

С этой памятной субботы прошла ровно неделя, во время которой ни следователи Следственного Комитета, ни опера уголовного розыска не появлялись, а по телефону – когда Огурцову удавалось дозвониться – отвечали сухо и односложно:

- Работаем!

Однако Городок-то был маленьким и слухами полнился. А они были одной направленности: владелец многих магазинов Догоняйло ударился в бега, поскольку пытался убить следователя Середу, и что именно он убил Ваньку Миля, и еще много чего интересного услышал за эти дни Огурцов.

А потом настал момент истины, и Огурцов узнал все. Его в пятницу вечером пригласили в Комитет. Там, за накрытым столом, собрались следователи, начальники полиции и уголовного розыска …

Первым взял слово Калманович:

- К моменту развала СССР им было по 23 года. До того, как состоялся путч 93-го года, ребята себя попробовали и в бизнесе, и в рэкете. Даже в Польшу–Турцию челночили. В общем, они искали свое место в нарождающемся капитализме. Тогда же наиболее предприимчивые стали скупать те или иные «объекты недвижимости». Иван и Юрий тоже выкупили неплохое здание, где хотели открыть ресторан. Хотели, но не смогли, потому что из Города нагрянул Серега Ворон – их бывший одноклассник. Они с первого по седьмой класс вместе учились, были друзьями. Но потом он с родителями переехал в Город. И вот явился. Да явился не просто так, а с идеей – купить каменный карьер. Тот располагался в двух десятках километров от Городка. Вы спросите: «А зачем парням карьер?». А все просто! В том карьере были залежи великолепного гранита. Гранита, сравнимого с лучшими мировыми образцами. И они этот карьер приобрели и стали единственными владельцами с полными правами: разрабатывать, продавать, покупать и прочее. Да, когда они его покупали, им пришлось даже пострелять, так как кое-кто тоже хотел на него лапу наложить. И одно время они для конспирации звали друг друга не по именам-фамилиям, а по номерам. Так Ворон был Третьим, Иван Седьмым, а Юрий Десятым. Почему? А кто его знает. Просто выдумали и все. Наугад! Все же они пацанами еще были, играли в шпионов. Опущу кое-какие подробности, типа убийства конкурента и его помощника – там руку, скорее всего, именно Юра приложил. Потом они наладили связь с итальянцами, и те, приехав, оценили гранит, подтвердив, что он и вправду мирового уровня. Уже никто не узнает, за сколько его продали, но известно, что деньги должен был принять от итальянцев Ворон. Как – не суть важно. Важно, что он просто их прикарманил, взял себе и … исчез. Исчез на полтора десятка лет, даже больше. А потом приехал в Городок. Зачем, спросите вы? А все очень просто: Ворон привез отступные своим подельникам, или если сказать по-культурному – настало время возвращения долгов! Вот только на свою беду он столкнулся с Иваном. И Ворон его не узнал, ибо спиртное, принимаемое внутрь немалыми дозами и длительное время, почище пластической операции меняет лик человека. А вот Иван Миль – узнал. Подробности того, как Ворона похитили, как пытали – мы еще не знаем, но скоро узнаем. Вчера Догоняйлу задержали в Москве при попытке вылететь из страны, и сейчас его этапируют в Городок. Мы нашли ноутбук, на котором есть следы крови – это Иван Миль позарился, забрал его себе, но с Ивана уже не спросишь. Мы нашли место, где пытали Ворона. Там в вагончике кровь. И когда его убили – ты правильно сказал, Иваныч, молотком! – то труп повезли, видимо, на реку. Под лед спустить. Но, выехав на тракт, увидели ту автоаварию. Было еще темно, на дороге никого… Вот они в машину труп и затолкали, посчитав, что все это схавают. Мы нашли и «Ниву», в которой перевозили труп и капли крови в ней. Мы нашли емкость из-под метилового спирта. Ее Ивану Милю подсуетил, скорее всего, Юрий. И все деньги забрал себе.

Некоторое время все молчали, вяло поедая шашлыки. Потом снова налили и кто-то спросил:

- Все равно не понимаю, почему Анна Середа все про Ворона, да про Ворона говорила?

- А кто это может сказать? – подумав, ответил доктор Огурцов. - Что мы знаем о тайнах глубинной психики? Скорее всего, она на секунду вынырнула из забытья в тот момент, когда труп заталкивали в машину. Вот и услышала эту фамилию – Ворон. Она и запала в подсознание, а потому все повторяла и повторяла ее – то есть, именно она назвала имя убитого и тем самым подтолкнула следствие на правильный путь. Так что, не забудьте отметить ее заслуги в раскрытии этого преступления. Ну что, еще по одной? – спросил Огурцов и вдруг хлопнул себя по лбу:

- Да, а что с автотехнической экспертизой? Готова?

- Да …., – ответил начальник полиции Гарькавый, – там лопнула тяга рулевого управления. Заводской брак. – И, сказав: - За здоровье всех присутствующих! – выпил!

После этого раздались характерные звуки сталкивающихся бокалов, довольные вздохи-выдохи и коллеги, усевшись, дружно принялись за шашлыки. Но через пару минут в кармане у Калмановича заиграла мелодия из «Ликвидации»…

- Начальство ,– добродушно сказал он, вытаскивая мобильник из кармана, – да, да, сейчас, – и, сунув телефон в карман, бросил:

- Сейчас приду. Начальство хочет посоветоваться, зовут к стационарному телефону – и, улыбнувшись, вышел.

Советовались они долго и гости уже стали роптать, ибо подошло время «повторить», а без хозяина это как-то это не принято было делать

- Щас я его, – сказал Валентин и встал, но дверь открылась и вошел Калманович. При виде его все примолкли, даже доктор Огурцов. Лицо Руководителя Межрайонного СК было неузнаваемым, и от прежнего, благодушно-довольного выражения ничего не осталось. Он молча прошел к столу и, налив полный фужер коньяку, выпил одним залпом. Посидев с пару секунд он, обведя глазами собравшихся, тусклым голосом сказал:

- Вчера в Москве задержали Догоняйлу …

- Так мы об этом знаем… – начал было Артем, но руководитель цыкнул на него и закончил:

- … а сегодня – отпустили. Его алиби подтвердил … Сергей Ворон, подданный Её Величества королевы Великобритании. Они вместе улетали в Москву. Вот так!


(**Эдгар Алан По, пер. В. Бетаки)

Читать далее "Глава 4" ⇒

Яндекс цитирования