Вы здесь

Прожить две жизни

Владимир Величко

«Ни солнце, ни смерть нельзя разглядывать в упор»
Ф. Ларошфуко.

Эксперт уже полчаса разгуливал по коридору суда и в подробностях изучил все висевшие на стенах плакаты, включая и пути эвакуации людей в случае пожара. Он ждал вызова в зал судебного заседания, куда был приглашен в качестве эксперта с целью «дать разъяснения по некоторым пунктам своего экспертного заключения». Думая об этой экспертизе, он морщился, а его и так-то неважное настроение портилось окончательно.

Тогда, в начале сентября прошлого года, его среди ночи разбудил длинный звонок в дверь.

- Менты обнаглели, ведь отпуск же – вяло подумал он и, обреченно вздохнув, пошел открывать дверь. Однако не успел он ее толком открыть, как …

- Иваныч, Иваныч! – раздался вскрик, и в дверь ввалился его старый знакомый – Сергей Сергеич:

- Антошка … внук … на машине … разбился … они двое погибли – и заплакал так, как плачут только дети: навзрыд, захлебываясь от нестерпимого горя.

Кое-как успокоившись, он рассказал, что еще утром к его дочери приехали гости – муж с женой и двумя ребятишками. Гостья, как и его дочь, работала в прокуратуре. В обед они сели за стол, и этот праздничное застолье плавно перетекло в вечерние посиделки. Когда стемнело, Антон – его 16-летний внук – решил покатать ребятишек на «семерке», машине, оставшейся от покойного отца. Уговорил маму, уговорил гостей и, насажав полную машину ребятишек, повез их кататься по ночному городку. А на одном из перекрестков в них врезалась другая легковушка. В итоге погиб внук Сергеича, погиб сынишка гостей, а остальные четверо получили травмы различной тяжести.

Эксперт, как сумел, его поддержал, напоил чаем, но Сергеич никак не мог успокоиться и постоянно спрашивал:

- Как они могли разрешить ребятишкам поехать? …как, взрослые и грамотные … по темноте, в дождик… Как??? Почему???? …

Эти же вопросы крутились и в голове Эксперта. Такой поступок взрослых, отпустивших детей кататься по темному и дождливому городу одних – непонятен и необъясним. Ну, понятно, Антон – балованный мальчик, и частенько из матери веревки вил – это всем было известно! – но ведь там и другие взрослые были. Ответа на этот вопрос не было. Уже под утро Сергеич ушел, попросив, чтобы трупы мальчишек вскрыл именно он – Эксперт. А Эксперт, хоть и был в отпуске, отказать ему не смог – старый знакомый…

На следующее утро Эксперту принесли постановление о проведении судебно-медицинской экспертизы. Из него он узнал, что уголовное дело возбуждено и виновником является водитель другой машины – тоже, кстати, «сынок».

После этого Эксперт вызвал санитарку, и они пошли работать – вскрывать двух мальчишек, которые никогда уже не станут мужчинами. По вскрытию никаких трудностей не было. Пока санитарка их приводила в порядок, мыла и одевала, Эксперт напечатал описательные части экспертных заключений. Хоронили внука Сергеича на следующий день, народу было очень много.

А потом случился сюрприз, очень пакостный сюрприз. Когда через пару недель из судебно-химической лаборатории пришли результаты исследований крови и мочи, Эксперт, увидев результат, сильно удивился. В крови Антона обнаружилось более 3 промилле этилового спирта – что очень много. Такое количество этанола можно было найти в крови взрослого, пьющего и погибшего, но для 16-летнего паренька – это многовато, даже не многовато, а просто много. Кстати, у другого погибшего мальчика этанола в крови не было найдено. Эксперт в тот же день позвонил матери Антона (все же она была заместителем прокурора) и, пригласив её приехать, сообщил об этом. Она очень удивилась и сказала, что такого быть не может. На том и разошлись. После этого отношения Эксперта с Сергеичем и его дочерью испортились совершенно, ибо они через несколько дней во всеуслышание заявили, что Эксперт фальсифицировал результат в угоду, ... что он продался, … что он негодяй и так далее. Для Эксперта это было неожиданно – это если мягко сказать! Это был шок! Он недоумевал, почему, несмотря на долгие года довольно тесного и дружеского общения, они ни о чем другом не подумали, не спросили, не выслушали! Они сразу же поставили клеймо – продался! Других вариантов даже не рассматривали ….

Тут дверь зала судебного заседания открылась и оттуда выглянула секретарь. Эксперт встал и двинулся было к двери:

- Вы – Иванов? – спросила секретарь.

- Нет …

- Иванов! - крикнула она, не удосужив более Эксперта и взглядом – свидетель Иванов!!!

С лестничной площадки выскочил паренек и поспешно вошел в зал, а Эксперт, уныло вздохнув, присел на краешек скамейки и задумался: «Так…. Это ж сколько лет я знаком с Сергеичем? … так…да, пожалуй, года 22. Да, именно столько! Тогда я работал психиатром-наркологом …«Скорая помощь» привезла алкаша с белой горячкой – с белочкой! – как сейчас говорят. Мне удалось и «белочку уговорить», и найти общий язык с больным. Вот им-то и был Сергей Сергеевич. С тех пор у нас наладился хороший контакт. Сергеич мне, как психиатру, доверял абсолютно, строго выполняя все рекомендации. Мы вдвоем сумели справиться с сего «запоями». …»

С тех пор Эксперт стал бывать у них дома. Сначала по необходимости, а потом просто так, в гости. Тогда их дочери – теперешнему заместителю прокурора района – было 15 или 16 лет. А потом у Сергеича запила жена, пройдя классически короткий путь женщины-алкоголички. Впервые в жизни попробовав спиртное в 26 лет, она уже к 35 спилась и валялась в грязи на улицах Городка. Тогда, по просьбе Сергеича, он стал и ее лечить. И это тоже ему удалось - пить она бросила, но – увы! – рано умерла! В возрасте 44-х лет, прямо во сне – острый инфаркт миокарда. Он же ее и вскрывал, ибо к тому времени ушел из психиатрии и уже 8 лет был Экспертом.

Тут Эксперт вздрогнул от резкого и, как ему показалось, требовательного голоса той же секретарши:

- Свидетель Петров, – чуть брюзгливо пропела она – Вас просят зайти! – и, с некоторым пренебрежением оглядев сидящих людей, скрылась в зале.

- Вот интересно, – подумал Эксперт, – а что ж меня не вызывают? А может ну их всех на фиг? Некогда мне груши здесь околачивать, повестки не было, я не расписывался, пришел по личной просьбе судьи…. А теперь меня же и маринуют в коридоре. Все,… уйду, … к чертям собачьим … я им что, пацан? Однако, покипев пару минут, Эксперт решил, что, коли пришел, то лучше сейчас отмучиться, чем потом снова тащиться сюда. Приняв это решение, он успокоился, и мысли его снова убежали в прошлое: «Да, … то, что случилось с Антоном, эта его трагическая гибель – может и есть его искупление? …».

- Кто из Вас Эксперт? – выглянувшая из двери зала, где проходило судебное заседание, секретарь назвала его фамилию. – Вас приглашают пройти в зал.

Эксперт зашел в зал и первое, что он там увидел – холодно-возмущенное лицо Сергеича и заплаканное, но неприступно-высокомерное – его дочери, матери Антона. Эксперт поздоровался с ними кивком, но они не ответили и даже отвернулись.

После всех формальных вопросов о месте работы, должности, стаже, взятия расписки о том, что Эксперт предупреждается о последствиях за заведомо ложные показания, Судья сказал, что к Эксперту имеются вопросы по некоторым аспектам его заключения и предоставил слово адвокату со стороны погибшего мальчика Антона:

- Скажите, господин Эксперт, чем вы руководствовались, написав в ответе на – тут адвокат полистал копию его заключения, – на 12-й вопрос, что в крови трупа мальчика было обнаружено 3.1 промилле этилового спирта?

- Результатом судебно-химического исследования, – ответил Эксперт.

- Позвольте спросить, откуда оно взялось, это исследование?

- Из судебно-химической лаборатории Областного бюро – недоумевая, ответил Эксперт, ибо не мог понять, куда и к чему клонит господин адвокат.

- А скажите тогда, каким образом объект исследования – кровь из трупа погибшего – оказалась в вашей лаборатории, если вы ее туда не направляли?

И только тут Эксперт увидел свой промах: он забыл написать в конце своего заключения, что кровь и моча из трупа направлены на судебно-химическое исследование. От этого Эксперта даже в краску бросило, и у него мелькнула мысль: «Надо же так вляпаться – когда хочешь сделать как лучше, получается только хуже!».

- Ну, вы же понимаете, господин адвокат, что это чисто техническая ошибка, технический брак!

Они с адвокатом препирались несколько минут, после чего тот ходатайствовал перед судом о признании результатов судебно-химического исследования недопустимым доказательством и просил их результаты исключить из заключения.

Судья, выслушав все стороны процесса, и удалился для разрешения ходатайства, объявив перерыв на 30 минут.

Эксперт вместе с остальными участниками процесса вышел из зала и, постояв пару минут в коридоре суда, подался на улицу. Остановившись на широком и высоком крыльце, стал разглядывать окружающие дома (суд проходил в другом районе, где он бывал довольно редко). Эксперт стоял и размышлял: почему же люди сначала думают о самом плохом? Почему, несмотря на долгие года знакомства, они заподозрили его, почему решили, что он мог польститься на деньги? И, в который уже раз, Эксперт попытался ответить на вопрос: а откуда взялись такие цифры этанола в крови? Перепутал пузырьки с кровью? Теоретически такое может быть. А практически – все давно и четко отработано…. Да и отпуск был. Он тогда отправлял на исследование кровь всего от трех трупов – двоих мальчишек и «висельника», причем все флакончики были подписаны. Перепутать в такой ситуации – это постараться надо! Тем более, что в крови, взятой из трупа повесившегося, этанола было немногим меньше – 2.6 промилле.

В этот момент из дверей вышли Сергеич с дочерью, и на секунду он встретился с ней взглядом. В нем он увидел такую боль и презрение, что ему стало не по себе, и он отвернулся, после чего они разошлись в разные стороны, будто никогда и не знали друг друга.

Никогда не знали … Эксперт пошел в сторону аллеи и там, присев на лавочку, снова вспомнил, как эта девочка закончила школу, как со второго раза поступила на юридический, как они с ее отцом – Сергеичем – ездили к ней в город, вспомнил, как она замуж выходила, как родила одного сына, затем второго. И как старший сын убил младшего ….

- Участники заседания, пройдите, пожалуйста, в зал! – раздался громкий голос секретаря с крыльца, – в зал, в зал!

И эксперт пошел на второй этаж, размышляя при этом: «Удовлетворит ходатайство судья или нет? Ведь понятно, что ошибка … А впрочем, какая разница …».

Судья в зал зашел почти одновременно со всеми и, когда все успокоилось, зачитал:

- … выслушав мнения сторон, … постановил … признать результат судебно-химического исследования недопустимым доказательством, … полученным с нарушением требований закона …

Эксперт молча выслушал решение судьи, внешне никак не среагировав на это, однако в душе у него было пакостно – нечасто его, как последнего разгильдяя, взяв за шиворот, окунали в дерьмо по самую макушку. Огласив это решение, судья объявил и перерыв в судебном заседании, после чего эксперт вышел из зала. А на улице его встретил Сергеич и ехидно поинтересовался:

- Небось, денюжки теперь возвращать придется?

Эксперт круто повернулся и взял Сергеича за куртку:

- Слушай, ты, друг … прошлогодний! Неужели ты, в самом деле, считаешь, что я – я! – за деньги пошел на махинацию? Неужели ты всерьез думаешь, что я смогу так поступить с вами? С теми, с кем не один пуд соли съел? Нет, в самом деле? Вот никогда не говорил, но вы ведь все живете только потому, что я вложил в вас свои умения, знания и опыт. Ведь ты, Сергеич, уже давно бы сдох от водки. Дочь твоя – прокурорша задрипаная – ни за что не поступила бы на юридический! А ты не учел того момента, что если бы я на самом деле решил смахинировать, то никогда так глупо бы не поступил. Ведь только идиот мог «сделать» такую концентрацию алкоголя в крови трупа – 3.1 промилле. Да если бы я это делал, в крови трупа было бы 1.0 промилле и никто бы не подумал, что дело нечисто …э-э-э… да что говорить – и эксперт, махнув рукой, повернулся и хотел уйти, но Сергеич, ухватив его за рукав, горестно и тихо сказал:

- Если честно, я так не думаю. Так думает дочь и … ты пойми, пожалуйста, Иваныч, – она сейчас потеряла в жизни все, и ей легче думать, что все вокруг виноваты. Так ей проще, она часть вины на других перекладывает. Она ведь тоже казнит себя за то, что отпустила Антона …А я не могу ее переубеждать … Прости, Иваныч!

- Да, ладно …. И ты прости, Сергеич, что я про дочь твою так сказал. Это я в запальчивости. Прощай! – и Эксперт, повернувшись, пошел к автобусу. Там, в полупустом салоне, устроившись у окна, он подумал о проклятии – а иначе и не скажешь! – семьи Сергеича.

Все началось (впрочем, может и продолжилось) лет пять назад, когда Антон, взяв с собой младшего братишку, пошел купаться на пруд. Там они нашли самодельный плотик и поплыли на нем кататься. И на середине пруда плот застрял, зацепившись за корягу. Ребятишки пытались высвободить плот, как-то отцепить его, но у них ничего не вышло. Вскоре младший стал хныкать, что хочет к маме, домой, что он устал. Тогда Антон не придумал ничего лучше, как посадить братика себе на плечи и поплыть к берегу. Никто не знает до сих пор: то ли Антон стал тонуть и сбросил братишку, то ли братик сам испугался, соскользнул с плеч и утонул. Тело нашли через пару часов.

Случай этот прогремел на весь городок, были пышные (терпеть не могу это слово по отношению к таким событиям) похороны. И там, на кладбище, кто-то из зевак сказал: «Это бабушка внучка забрала».

Эту трагедию особенно сильно переживал отец мальчиков. Однажды Эксперт его встретил на улице, и они очень спокойно поговорили, вроде ни о чем – просто легкий трёп. И в какой-то момент он сказал Эксперту:

- Вот знаешь, дядя Саша, я часто слышу голос сына, слышу, как он плачет, слышу, что жалуется мне, слышу, как зовет меня. А я не могу помочь! Никак не могу… Вот разве что… – и тут он умолк и они разошлись. Эксперт до сих пор не может себя простить за то, что не понял его намерений – а ведь психиатр. Не понял и не попытался вникнуть, не попытался помочь.…

А отец мальчика через неделю повесился …

Эксперт, погрузившись в свои воспоминания, вдруг от резкого толчка открыл глаза. Автобус въезжал в их Городок, и тут до него донеслись слова одной из женщин, что сидели спереди от него:

- Это судьба, Аня, и никто не может ее перебороть. Антошка расплатился за себя и свои грехи.

- А может и за грехи родителей, – подумал Эксперт и вышел из автобуса, благо это была его остановка.

Тот судебный процесс длился еще пару недель. По его итогам виновника аварии приговорили к 4 годам колонии общего режима. А в адрес Бюро судебно-медицинской экспертизы было вынесено частное определение, в котором суд обращал внимание руководства о нарушениях в проведении судебно-медицинских экспертиз отдельно взятым Экспертом ….

В соответствии с определением суда, Начальник Бюро «выписал » дисциплинарное взыскание Эксперту, выразившееся в матерной характеристике методов его работы.

О чем еще сказать? А, вот: проклятие – если оно, конечно, было – с той семьи снято. Дочь Сергеича через пару лет вышла замуж и вскоре родила … двух сыновей-погодков. Сейчас им уже 4 и 5лет. По слухам, они живут хорошо и дружно - насколько это возможно после пережитого. Вот так! Не каждому человеку удается прожить две жизни! Эксперт же с Сергеичем и его дочерью с тех пор не встречался. Если случается мельком увидеться на улице, – вежливо здороваются, и не более того.

Да, и еще об этом злосчастном этиловом спирте. Как попозже выяснилось, старшая сестра виновника аварии, ну, того, что к четырем годам приговорили, училась в то время в медицинском институте и подрабатывала уборщицей в … судебно-химическом отделении бюро судмедэкспертизы. Имеет ли этот факт отношение к случившемуся – Эксперт не знал. Да и никто «разборок» по этому случаю не производил.

Яндекс цитирования