Вы здесь

История 14

Владимир Величко

Часть 1

Мужчина, осторожно оглядываясь, неторопливо поднимался к своему дому по узенькой тропке вдоль довольно крутого обрыва. Там, на склоне холма, на краю их старинной сибирской деревни был его дом. Вскоре Он подошел к воротам, и прежде чем зайти во двор, достал сигареты, привычным щелчком кинул одну – последнюю на сегодняшний день - в рот, прикурил, и глубоко затянувшись, оглядел село. Сгоревшего накануне здания отсюда видно не было, а само село, даже с этой небольшой высоты, было как на ладони. И хотя еще не было и 22-х часов, светящихся окон в домах уже почти не было: магазин, окна вахтера базы, да освещенная территория большого гаража. Вот и все. В сибирских селах, особенно зимой, рано спать ложатся. Он еще раз внимательно осмотрелся и, не увидев ничего подозрительного, глянул вверх. Яркие декабрьские звезды привычно и очень красиво мерцали на чёрном небосводе. Мужчина несколько секунд полюбовался этим великолепием и, докурив сигаретку, вытащил остальные из пачки. Затем, смяв пустую пачку, отбросил её вниз, под горку. Решение было принято. Решение неожиданное, но, пожалуй, наилучшее в сложившихся обстоятельствах. Затем, повернувшись, он открыл калитку и пошел в дом, спать. День завтра предстоял трудный.

------------------------

Телефонный звонок медленно пробивался сквозь сон.

- Боже! И в субботу нет покоя, - подумалось Эксперту. - Не буду брать трубку, – озлобился он и тут же услышал сонный голос жены:

- Да … дома, … спит … Начальник милиции? А Вы, Начальник, на время смотрели? … Хорошо… ладно … минутку.

Тут же послышались шлепки босых ног моей благоверной:

- Влад, Влад, тебя к телефону, – и увидев, что я не шевелюсь, затормошила за плечо, – да проснись же, засоня, это Начальник милиции.

- Да, – подумал Эксперт мрачно, – полковник Горькавый Андрей Михайлович просто так, ради осмотра «висельника», звонить не будет. Он работает по крупному! И с этой мыслью, открыв глаза, Эксперт взял трубку.

- Слушаю, – хрипло ответил он.

- Прошу прощенья, Владимир Николаич, что разбудил, но у нас два трупа. В Заливном Облужье сгорели мастерские, а после ликвидации возгорания в помещении обнаружили двоих сгоревших. Следственно-оперативная группа уже собирается. Так что не откажите, мы сейчас заедем за Вами.

- Вот сволочи, - непонятно о ком, а скорее, обо всех подумал Эксперт: и о тех, кто нашел трупы, и о тех, кто разбудил его, и … выключил трубу. А спать-то как охота! Затем, с трудом поднявшись, он побрел ставить чайник.

Машина приехала только через полтора часа, и пока Эксперт её ждал, в душе столько нехороших слов накопилось, что становилось радостно от мысли, как он потом выскажется.… Однако за рулем новенького Seibera был сам Начальник милиции, и первым делом он стал так чистосердечно и искренне извиняться за долгие сборы, что вся злость за уворованное от сна время как-то сразу испарилась. До Заливного было без малого 100 км – далеко! Дорога - чуть присыпанная снегом грунтовка, отсутствие встречных машин… в общем, ехали вольготно, в машине было тепло, даже жарко. И по пути Горькавый рассказал всё Эксперту.

Сгорели бывшие столярные мастерские, которые частично использовались по назначению: что-то строгали, пилили, какую-то мебель делали. Ну, и иногда хозяин использовал свободные части помещения как гараж: ставили легковушки соседей, кое-что из сельхозтехники. Накануне, пользуясь тем, что Хозяин уехал в Город, все трое работников устроили «гульбарий». Пили местный самогон, на печке готовили «закусон». Несколько раз бегали за добавкой. Потом одного из собутыльников выцепила жена и на пинках угнала до дому-до хаты. А в 22 часа обнаружили, что здание столярного цеха горит. Пока тушили местными силами, пока приехали две «пожарки» из райцентра, обрушились перекрытия.

- В общем, картина ясная, – весьма уверенно закончил рассказ Михалыч. - Перепились, уснули, не уследили, задохнулись, сгорели.

- А раз так, меня-то зачем тащите туда? Я уж думал, что криминал какой, а тут? Да еще и поспать не дали! – снова вспомнил Эксперт. Одно дело ехать - и пустышку заведомую тянуть, зачастую мешаясь всем, а другое дело – по свежим следам … невзирая на трудности… опираясь на свои знания и опыт, давать нужные сведения операм, способствовать в кратчайший срок раскрытию преступления… и т.д. В общем, настроение снова к нулю скакануло!

- Ну, так положено. Сам ведь, Николаич, знаешь, - перебил эти мысли Эксперта Михалыч.

- Знаю, – уныло ответил Эксперт. Тут машина свернула с центральной улицы, и осторожно пробираясь через какие-то ухабы, палки и плоские железяки (куски кровли?), выехала на небольшую площадь. Там столпилось человек двадцать сельского люда, и все они тихо стояли, о чём-то переговариваясь, смотрели на действия людей в погонах, и вообще – на действия. К машине подскочили двое – участковый и опер в штатском - и что-то стали докладывать начальнику. Эксперт, решив, что он не гордый, сам пошел в помещение столярки, вернее, в то, что от неё осталось. В дверном проёме он столкнулся со следователем:

- Ой, Николаич, как вовремя. Ты в курсе дела?

- Да, Горькавый информировал меня всю дорогу, аж устал.

- Отлично… А мы как раз закончили осмотр помещения, и надо бы трупы осмотреть… осторожно, осторожно, не наступи… вот здесь лучше, – проговаривал следователь, проводя Эксперта к тому месту, где находились «объекты исследования».

Да-а-а! – протянул Эксперт, оглядывая то, что осталось от двух людей, – действительно, обгорели не по-децки!

Трупы лежали на спине, на бетонном полу, у обоих кисти и стопы отсутствовали, из черно-коричневых мышц предплечий и голеней выступали кончики обгоревших, черных, крошащихся костей. У одного трупа прогорела передняя брюшная и грудная стенки, и были хорошо видны красновато-черные петли кишечника, обильно покрытые черной сажей, и поверхность легкого. Голова трупа была относительно цела. Полностью сгорели мягкие ткани лица, а кости свода вроде были целы. У второго – наоборот: стенки полостей тел не прогорели, зато свод черепа и головной мозг отсутствовали напрочь. Сохранилось только основание черепа.

- Давай, Николаич, быстренько продиктуй положение тел, повреждения, и все - трупы в морг.

- А вы, господа следователи, уверены, что здесь нет криминала?

- Да мы же всех опросили, все четко: пили-уснули-загорелось-задохнулись- сгорели. Аллес капут!

- Может, конечно, и капут, вот только не аллес, никак не аллес!

- Чё ты, Николаич, хочешь этим сказать?

- Вот смотрите: видите - возле голов красное спекшееся вещество. Это кровь! - Эксперт присел у головы трупа и пальцем в перчатке провел бороздку в этом веществе:

- Местами она, как глина, буро-красная, местами - как слипшиеся зёрнышки. И обе головы лежат в этом веществе. Оно со всех сторон. Его здесь порядка 700-800 мл на каждую голову. А если сделать очень скромную поправку на испарение жидкости, то количество крови было не менее 1,5 литра. На каждую голову!

- Ну и что? – ответил один из оперов. - Горящая балка упала, разбила голову, и вылившаяся кровь запеклась.

- Не пойдет. Эта кровь натекла до пожара. Именно из живого тела текла кровь. Если рушилась кровля, то этот человек подавно был бы мёртв и столько бы крови не натекло. Далее. От чего умирает человек на пожаре? – обратился Эксперт к следователю.

- Ну… от отравления … этим … карбоглобином!

- Правильно, – от отравления окисью углерода, одного из продуктов горения, который, проникая в кровь, образует очень устойчивое соединение с гемоглобином – карбоксигемоглобин. И его количество – важнейший показатель прижизненности пребывания организма в очаге возгорания. Кроме того, имеется ряд довольно достоверных визуальных признаков, позволяющих заподозрить – иногда с высокой долей вероятности – отравление окисью углерода. А на этих трупах я не вижу таких внешних признаков. Далее, на сохранившихся костях черепа есть линии переломов, – и Эксперт продемонстрировал их. - Причиной их образования может быть и термическое воздействие, но с учетом крови возле голов картина вырисовывается преинтересная! И еще! Гляньте, под спинами у них несгоревшие опилки. Они что, везде по полу были разбросаны?

После короткого опроса местных жителей выяснилось, что все опилки всегда аккуратно хранились в специальных деревянных длинных ящиках, стоящих далековато от сгоревших тел.

- Вот вам, коллеги, и наиболее возможный вариант событий. Пили - да! Напились, и видимо, прилично – да! Затем некто третий пришел (или всё-таки был с ними?) и каким-то твердым тупым предметом постучал им по головам. Крепко постучал. Просто ли они повздорили, и все произошло спонтанно, или это было целенаправленно – не знаю. Потом он обсыпал тело опилками, пролил их бензином, все вокруг им же оросил …

- … а точно, товарищ полковник, – воскликнул в этот момент молоденький опер, обращаясь к Горькавому, – в бензобаке вон того «Москвича» - дыра, и края ее завернуты вовнутрь бензобака, как будто эту дыру ломом с силой пробили! А если бы бензин в баке взорвался, то края …

- Молодец, лейтенант, правильно мыслишь, но не перебивай старших, - ответил Начальник милиции, – продолжай, Николаич.

- … а потом этот нехороший человек, – продолжил Эксперт, - поджег все, что смог поджечь. И ушел! Я думаю, – закончил он своё короткое выступление, – все было примерно так. И вам, уважаемые, придется поработать. А меня, будьте уж так добреньки, до дому, до коечки доставьте, а?

Часть 2

Про коечку, конечно, было сказано для красного словца. Дома была куча дел и, валяться на этих коечках и диванчиках особого времени не было. В общем, за урезанную по времени субботу Эксперт успел все-таки прилично поработать на благо родного дома и под вечер с приятелем еще и классно попариться в баньке. А в воскресенье утром (правда, не так рано как в субботу) снова раздался звонок. Это был начальник Следственного Комитета района Антон Калманович

- Николаич, надо посоветоваться … мы подъедем? Это по вчерашнему случаю ….

- Ну, куда от Вас денесси - благодушно ответил Эксперт. У меня хоть и выходной, но ведь вы же все равно достанете! Жду.

Комитетский УАЗ-Патриот подкатил буквально через пять минут. От приглашения зайти и попить чайку, приехавшие отказались. Пришлось Эксперту лезть к ним в машину, где было тепло, но все так пропитано гарью, что Эксперт поначалу расчихался.

- Это мы прямо оттуда. Сутки по пожарищу ползали - глядя на меня, кивнул Калманович

- Ну, уж Вы и скажете, Антон Вячеславович – ползали! - пропела Катерина Колоскова, молодая женщина редкой красоты, следователь, работавшая в Комитете всего-то первый год – Это мне пришлось весь уголек перебрать своими нежными пальчиками, а Вас-то там и в помине не было. Теперь во век не отмоюсь от этого запаха – кокетливо вздохнула она, типично женским жестом стряхивая с рукава несуществующую грязь.

- Вот когда Вы Екатерина Алексеевна станете ….

- Тихо, тихо, ребята! Давайте о деле. Рассказывайте с чем пришли?

- С чем, с чем? – язвительно пробурчал водила - ни с чем они не пришли! Всем отделом, оне сидят в глубокой… в глубоком кризисе.

- Цыц, Валерий Александрович – рыкнул Калманович на водилу и, обращаясь к Эксперту, продолжил:

- В общем Николаич, после твоего отъезда, мы решили, что твои устные экспертные умозаключения просто так отринуть невозможно и принялись за дело. Первым и единственным кандидатом на роль злодея был третий член той самой пьянки …ну, того, что попозже, с улицы, утащила домой жена. Все остальные полторы тысячи населения деревни все в равной мере могли оказаться такими преступниками. Тем более, что один из оперов вскоре узнал, что Третий был замечен в магазине - брал водку - уже после того, как его увела жена. Доказательно узнал.

- И еще! Ранее он был ментом – дополнила Катерина. Прослужил 9 лет и уволился по компрометирующим обстоятельствам.

- Каким – поинтересовался Эксперт.

- Будучи помощником дежурного по ОВД в камере занимался сексом с подследственной дамочкой и его прямо на … месте правонарушения застукал проверяющий майор - улыбнувшись, пояснил Калманович.

- В общем, взяли мы его еще вчера и отвезли в отдел, где до позднего вечера «работали» с задержанным. Плотно работали.

- И что? Он так и не сознался в убийстве? Странно! И даже две прошлогодние темнухи не взял на себя? – с ехидством спросил Эксперт.

- Ты, знаешь Николаич – не обращая внимания на подколку, сказал Антон – не он это! Понимаешь, он вроде уже готов был сознаться. Прессовали то мы его качественно, но он не знает, КАК убивал. Если бы мы показали и рассказали – он бы взял все на себя. Это однозначно. Мы за эти часы его морально сломали. Часа в три ночи мы его слегка опохмелили и сейчас он спит в камере. Проспится – поработаем конечно еще, но, чувствую, что это пустышка. Через двое суток отвезем домой. Если ничего сверхнеожиданного, конечно, не случиться. Вот так!

- И что вы предлагаете – спросил Эксперт после недолгого молчания.

- Николаич, трупы надо вскрыть сегодня. Надо все взять на дополнительные исследования, а в понедельник, к 8 утра они будут в Городе, в лаборатории – это уж мы постараемся. Через руководство Комитета договорились об экстренном проведении исследований и экспертами-химиками, и биологами, и медико-криминалистами. Они всё сделают за пару-тройку дней и, тогда у нас будет стопроцентная уверенность в причине смерти и в механизме причинения повреждений. У нас будет реальная информация, от которой ниточка может протянуться в неожиданную сторону.

-------------------------

Мужчина вышел из калитки, прикрыл ее и неторопливо подошел к невысокому, но обрывистому краю холма, что начинался в десятке метрах от ворот его дома. Вечерело. Верхушки берез и тополей, что густо росли вокруг Церкви облепило вороньё и в морозном декабрьском воздухе раздавалась громкая многоголосица вороньего грая..

- У, раскаркались проклятые! Наверное, грехи так замаливают – подумал, усмехнувшись, мужчина – Интересно, а как я свои грехи замаливать буду?

Потом он оглядел расстилающееся внизу село. В окошках домов уже стали загораться первые огоньки. По центральной улице проехал милицейский УАЗик и свернув в проулок, остановился у сгоревшего здания мастерской. Из машины, хлопая дверками, вылезли несколько человек и скрылись внутри, причем один из ментов поскользнулся и упал на сгоревшие брёвна.

Мужчина презрительно усмехнулся:

- Разве такие что-то найдут? Да они только пониже пупка собственной бабы что то могут найти … да и то если она им разрешит! Настроение у мужчины резко ухудшилось и он, достав сигаретку, привычным щелчком кинул её в рот, прикурил и, глубоко затянувшись, снова, по-хозяйски оглядел село. Затем он перевел взгляд на небо, но ничего не увидел: серая, вечерняя, декабрьская хмарь наплывала на дома, деревья, пригорки и совсем застлала небо. Звёзд уже не было. Постояв еще немного, он резко развернулся, открыл калитку и пошел в дом - спать. Придется завтра немного за ментов поработать.

----------------------------

Весь воскресный день Эксперт работал. Изъял все необходимое для дополнительных исследований, упаковал, как положено и к концу дня передал следователю. После этого взаимоотношения Эксперта и Следователя, как правило, замораживаются, примерно на месяц. Каждый занимается текущей работой и ждут: эксперт результаты допов что бы затем составить мотивированное экспертное заключение, а следователь ждет это самое заключение, что бы на основании выводов Эксперта предъявить обвинение подозреваемому. На этот же раз все было не так. Лишь в понедельник наблюдалась легкая компенсация за работу в выходные дни в виде ничегонеделанья (относительного, конечно!), ибо никто умерший в морг не поступил и судебно-медицинское отделение, занималось не обременительной текучкой. К концу недели причина смерти сгоревших трупов была уже достоверно установлена, причем доказательно, с приложением подтверждающих первоначальные выводы анализов из лабораторий Областного Города. Заключение было напечатано и передано Следователю.

В пятницу в отделение неожиданно заявился Калманович. Он был весел, улыбчив и суетлив.

- Что случилось, товарисч следователь? Заключение то получили еще вчера. Что-то неясно? Хотя … - продолжил Эксперт, приглядываясь к Антону - уж больно довольный у тебя вид! Что, есть результат, дело сдвинулось? Появились кандидаты на новые допросы и могучий моральный прессинг в сатраповских застенках?

- Нет, Николаич - принимая горячую чашку с кофе, ответил тот – не появились. Нету подозреваемых, да и на фиг нам кого то подозревать - щурясь от горячего кофе ответил Начальник СК района - когда убийца доподлинно известен. Завтра поедем его брать за жабры. Хочешь с нами – вдруг предложил он.

- С чего это вдруг? Эксперт вам для таких дел не нужен. Разве что для освидетельствования невинного, как правило, человека, который во время задержания случайно пяток раз споткнётся, упадет и всю морду разворотит - размышлял Эксперт. И вообще, там ваша половина игрового поля. Я свой мяч вбросил, заключение у вас на руках. Кстати, а кто он, этот злодей?

- Пока промолчу, Николаич… Так как, едешь?

- А-а-а, я должен кое-какую роль сыграть? Так сказать доверяете нанести решающий некий удар в ворота противника?

- Можно сказать и так! Едешь?

- Чего спрашивать то? Конечно, поеду. Когда?

- А вот тут уж не обессудь! Мы ранние птички и с полковником Горькавым за тобой заедем в 6 утра. Как?

- Что – как? Я же, дурак, 30 лет в экспертизе отработал, а в таком деле еще не участвовал. Любопытство погубило не только Женщину, но и Эксперта. Так что еду! Водку брать?

- Нет уж Николаич. Если все получиться - «поляна» за нами.

Часть 3

Ровно в 6-00 утра подкатила большая и далеко не новая мазда. Как и в прошлый раз за рулем был Горькавый, только я его не с маху то и узнал в штатском. Заметив мой взгляд, он пояснил:

- Это для маскировки! Вот и машину даже пришлось левую позаимствовать. Я в их легенду алкашей не укладываюсь, меня подозреваемый хорошо знает.

- Каких алкашей – с недоумением спросил Эксперт.

- По дороге расскажем – ответил Антон - Поехали Андрей Михалыч!

Кроме них в машине была и следователь – та самая очаровательная Катерина. Миновав улицы нашего городка, мы покатились по знакомой грунтовке.

- Ну, кто в курс дела введет доктора?

- Ну, так я, наверное - ответил Калманович и немного помолчав, начал:

- Помнишь, Николаич, я тебе рассказывал, как допрашивали того третьего? Ну, собутыльника? – и увидев мой кивок, продолжил - Так вот к вечеру той субботы, когда мы поняли что убийца не он, то открылась, так сказать крайне неприятная истина - другого кандидата в душегубы просто нет. Всплывала «темнуха». Очень тёмная темнуха! А дело то на контроле в Городе, дело резонансное. И когда ты оправился вскрывать трупы, мы с операми снова отправились в Облужье. Вот там-то нам и помог случай.

Сначала мы собрались на опорном пункте участкового и после получасовых и пустых дебатов, он предложил для стимуляции умственной деятельности по стопарю. Ну, выпили по рюмашке. Разговор, как это бывает в таких случаях, оживился. Курящие задымили, причем один из них – молоденький опер закурил ни много ни мало ROTHMANS. Да-да, самый настоящий! Тот, что по полторы тыщи за пачку. У меня, при виде этой сигареты прямо глаза на лоб вылезли – по-другому то и не скажешь. А участковый, увидев сигаретку, с удивлением пояснил, что такие курит только Хозяин деревни, очень богатый человек – Эдуард Хилькевич. Курит он эти сигареты только сам, никому не предлагает – правило у него такое! Даже Главе сельской Администрации …

- Короче – рявкнул участковый майор на опера-лейтенанта – где взял, гнида? Опер этот, ничуть не смущаясь, пояснил, что в субботу, когда уже трупы увезли он с торцовой стены сгоревшей мастерской нашел с пяток сигарет: они лежали в щели между стеной и слегка протаявшим от жары снегом – и даже возмутился, а чё мол такого, не украл же?

- Не, Антон Вячеславович, где только таких придурков находят?

- Чё сразу уж и придурков - вполне искренне возмутился опер.

- Именно придурок! Ты на месте происшествия поднял необычную вещь и положил в карман, идиот. А в протокол внести? Не учили?

Короче осмотрели мы эти сигареты и увидели что на двух – бурые пятна. Вот тогда и возникла безумная мысль-надежда, что к пожару, а может и убийству причастен самый богатый человек. Причем богатый не только в этой подтаёжной деревне, но и вообще … богатый!

Зная что Хиля в деревне сейчас нет, мы тогда же пришли к сгоревшей мастерской и изучив местность, увидели, что к его дому, да что там к дому – замку! – можно подняться по узкой тропочке под самым обрывом, почти от самых сгоревших мастерских. И расстояние то там метров 500, не больше. Ну, мы с участковым и прошлись по ней. И уже метров через 50-70 обнаружили на снегу красный комок, по сути, маленькую глыбку льда. Знаете, Доктор, как будто что- то раньше налипло на подошву, а потом из её рельефа не удержавшись, выпало. Потом мы обследовали место под обрывом, что было напротив ворот Хиля, ибо, по словам участкового, тот любил покурить стоя именно на этом пригорке. И вновь удача нам улыбнулась! Мы нашли три смятые пачки ROTHMANSа и на одной - «вещество красно-бурого цвета, похожего на кровь». Уже в Городе быстро установили, что кровь и на снегу, и на пачке – принадлежит одному из убитых, а на всех пачках - только пальчики г-на Хилькевича! Так у нас появилась новая ниточка, но …

- Но этого было явно недостаточно, прокурор не даст санкции ни на обыск, ни на задержание: пачку, мол, похитили (вон их сколько пустых валяется), вымазали, подбросили – закончила мысль Катерина - Банальная месть! И любой адвокат на счет «раз» докажет что мы – лопухи ничего не понимающие в своем деле.

- А кроме того не ясны мотивы содеянного, и у Хиля нет алиби – угрюмо произнес Горькавый – никакого алиби. Ни за, ни против! Он, по его словам был в городе. Честно сознался, что выпил и чтоб не рисковать, за городом загнал свой Ландкрузер на примыкающую дорогу в 30 км от города и там примерно три часа спал в машине. И приехал в Облужье уже в субботу около 12 часов. И нет ни подтверждения этих слов, ни опровержения.

- Нет, как въезжал – видела куча народу. Ведь он сразу к пожарищу приехал и так там орал на всех – перебил Калманович – мастерские то ему принадлежали.

… но в то же время по деревне, что в 10 км от Облужья он не проезжал: это точно установлено. А деревню не объедешь. Даже на Крузаке – парировал полковник. Где же он был?

- И каков Ваш план – спросил Эксперт. А заодно попрошу и о моей роли в нём рассказать ….

- Я с Хилем договорился, что его прямо дома – чтоб не утруждать Большого м занятого человека – опросит следователь, что это все, мол, пустая формальность, ну и так далее. Допрашивать будет наша красавица Катерина, а Вы, Доктор, будете присутствовать.…

- Так, а я то, что должен делать? Играть роль заботливого папаши, боящегося отпускать свою деточку одну к злодею-богатею?

- Нет, ты и будешь Доктором! Катенька должна уговорить его показать куртку, а Вы должны осмотреть её – у него три одинаковых кожаных куртки – и сейчас он в той же… Если он пачку замаранную кровью складывал в карман, то все, он попался. А он ее складывал!

- А Вы господа, где будете – спросил Эксперт остальных.

- А мы вас с Катенькой высадим и оставим, а сами с видом крайней торопливости поедем к знакомым настоечки купить. Она у них здесь классная, славиться на всю округу. Главное ему с самого начала внушить, что все наши допросы – так, проформа. И не более. Сами мы отъедем, но будем поблизости. Кроме того есть 3 бойца СОБРа. Они тоже рядом.

- … с 6 утра в нужных местах тихохонько сидят.

Да, ты Николаич, не тушуйся. Все будет хоккей. Мы с моим замом к Хилю накануне наведались для создания имиджа так сказать. Я – небритый и под градусом, а Женька Буланов – тот вообще сидел в УАЗике и горланил матерную песню, а потом вылез, помочился на колесо, обматерил меня, чтоб я, мол, не тянул резину, типа нам же еще ехать в соседнюю деревню к ….

- Видел бы ты Николаич с какой брезгливостью он на нас тогда смотрел! В общем, мы в его глазах недалекие и склонные к пьянке ничтожества и ему нас опасаться не стоит совершенно. Так что вперед!

Часть 4

Не успел Антоныч это сказать, как «водитель в штатском» крутанул руль, и машина, свернув на асфальтированную дорогу, пошла вверх. Через полкилометра открылся вид на кирпичное чудо современной архитектуры - дом-замок с башенками, балкончиками, какими-то решеточками, все сложенное из кирпича разного цвета, что на взгляд Доктора смотрелось довольно аляповато. Но дом был монументальный, надо отдать ему должное. Но тут мазда притормозила у красивых, кованых ворот и Антоныч показал пальцем вперед, торопливо сказал:

- Оттуда – идет тропка, оттуда – показал он в сторону «водителя», ну, из под обрывчика, мы извлекли пачки ROTHMANSа и там же любит стоять Хиль. Все … двинулись! Ни пуха…

- К черту, к черту – вразнобой ответили мы, захлопывая дверки. Машина развернувшись, укатила назад. Эксперт с Катериной подошли к калитке и тут же из динамика раздался голос:

- Заходите, господа, заходите! Ворота, и двери не заперты!

Они, молча, прошли через короткий дворик, и зашли в дом. Там стразу же оказались в красиво и очень непривычно обставленном, круглом помещении с высоченным, готическим (?) потолком. Обстановочка была ай да ну … чисто киношная, где про богатеев показывают. Один настенный телевизор (метра три по диагонали) чего стоил! Очень тихо играла музыка...

- А где же хозяин?

- Да здесь он, здесь – раздался спокойный и слегка насмешливый голос и из неприметной дверки вышел Эдуард Хилькевич.

Был он невысок, круглолиц и ничего такого суперменисто-миллионерского в нем не было. С его простодушным выражением лица к месту смотрелись обычные – абрамовичевские – джинсы и кожаная куртка (та самая!) мгновенно узнал Эксперт.

- Ну, давайте знакомиться! Меня вы, несомненно, знаете, а Вы…

- Я Катерина Алексеевна, следователь …., а это Владимир Николаевич, врач!

- Постойте, Вы же судмедэксперт! Вы-то тут, каким боком?

- Ну, с Вашего позволения мы не будем Вам докладывать свои процессуальные решения – пропела Катерина. А впрочем, тайны здесь нет - нам еще раз надо осмотреть место происшествия, так что с Вашего позволения доктор заодно поприсутствует и на Вашем допросе. Не возражаете – довольно ядовито спросила Катерина.

- Не возражаю! Пройдите в библиотеку - она вон там - ткнул он рукой в сторону уже другой двери – а я, с Вашего же позволения – переодену рубашку и минуты через три приду. Повернувшись, он на ходу снял(!) куртку(!) и, бросив ее на диван, скрылся за дверью, из которой ранее и вышел.

Мы с Катериной мгновенно переглянулись – вот повезло! - и, бросившись к дивану стали лихорадочно осматривать изнанку, подклады и внутренние карманы куртки …

- Ну, как – внезапно раздался за спиной насмешливый голос – нашли?

- Что … нашли – растерянно спросил Эксперт и, оглянувшись, увидел стоящего у двери Хилькевича.

- Ну, то, что и искали – кровь убитого!

- Откуда Вы знаете – напряженно спросила Катерина, оглядываясь по сторонам.

- Спокойно милая девушка, спокойно! Опасности для Вас и Вашего спутника нет. Зовите лучше своих начальников вот с ними мы – в смысле я - подробно поговорю. Катерина поколебавшись, вытащила телефон, посмотрела на него и беспомощно огляделась по сторонам:

- У меня кажется что-то с …

- Тьфу, забыл предупредить - надо на улицу пройти, здесь такая техника не работает!

- Катя вернулась очень быстро:

- А они уже подъезжают! Увидели, что сигнала исчез, и рванули назад! Хиль поднялся и вышел из холла. Вскоре раздались голоса и в холл влетел взмыленный Калманович:

- С вами все в порядке?

- Ну, Эдурд же Иваныч не дурак, все понимает – с лёгкой усмешкой вместо нас, ответил зашедший следом полковник Горькавый и тут же спросил:

- Итак, Вы что-то нам хотите сообщить?

- Да! Что-то хочу, и …сообщу! Я предлагаю Вам, полковник и вам майор пройти со мной наверх и там мы подробнейше побеседуем о делах наших скорбных …. черт … кто-то же так говорил? …. Не помню! А милая дама и Доктор пусть пока здесь поскучают - и, широким жестом, указал на огромный диван, против которого и висел телевизор невиданных размеров – Да, вон там бар, он в Вашем полном распоряжении – и ведомые Хилькевичем начальники скрылись за очередной дверью.

Торчали мы с Катериной Алексеевной в холле почти три часа. Кофе с коньячком, что нашлись в баре, уже из ушей лилось, когда Горькавый почти бегом спустился вниз и торопливо пробежал на улицу. Через пяток минут он вернулся, бросив на ходу:

- В Отдел звонил. Приказал Автозак отправлять с конвоем….

Мы с Катенькой переглянулись, ибо ничего не поняли. Если Хиль признался, разве нельзя его просто с нами увезти? Зачем Автозак? В холл со двора зашли трое верзил в камуфляже и, не сказав ни слова, устроились на предметах мебели, держа короткие автоматы на коленях. Маски они так и не сняли и нам с Катериной стало как-то неуютно. Вскоре действительно подошел Автозак и сверху спустился Хиль, причем я не сразу заметил, что он был в наручниках. Бойцы ухватили под руки и увели.

- Так, что, Антон Вячеславович - спросила Катерина – получается мы эти убийства раскрыты? Неужели это … Хиль?

На улице загудел мотор газика, а мы, захлопнув калитку, вчетвером вышли на улицу, по которой мела уже приличная позёмка. Да и сам ветер стал заметно холоднее. Несмотря на этот ощутимый ветерок Горькавый пересек дорогу и остановился у обрыва:

- А, правда, красиво? Знал Эдик, где строить свой дом!

Да, несмотря на всю простоту природы вид отсюда открывался изумительный: зимнее село, закуржавевшие деревья, величественные купола старинной церкви. И все это периодически накрывалось завихрениями белого, снежного ветра.

- Полковник потянулся и, шумно выдохнув воздух, неверяще спросил:

- Неужели все? Неужели делу конец, а?

- Да нам-то, нам-то расскажите – взвыли мы с Катей – мы ж ничего не понимаем!!!

- Идёмте в машину. Все ж на улице не лето! Бр-р-р - сказал Антон, обхватив себя руками за плечи.

- Михалыч открыл дверки мазды и, заводя двигатель, сказал:

- Здесь тоже, однако, не жарко, остыла родимая. После этого он из багажника достал здоровенный термос и открыл его. Оттуда поднялся столб белого пара:

- О, горячий еще! И налил в приготовленные кружечки густейший чай. Несколько минут все шумно и с наслаждением тянули горячий напиток. Затем Антон откашлявшись и пошмыгав носом, сказал:

- Значит официальная версия такова: Эдуарад Хилькевич, вернувшись неожиданно в село, решил проверить принадлежащие ему мастерские. И застал там банальную пьянку своих же работников. Кругом царил полнейший бардак: все было разбросано, воняло мочой, а в его любимой «Ниве» (дань молодости и мечтам юности) спит какой то хмырь, весь в блевотине. Ну, естественно Хиль озверел. Происходит драка и он получает какой-то железякой по спине, кстати довольно сильно:

- Доктор, там у него на самом деле синячина приличная и похоже что-то сломано, то ли ребро, то ли еще что-то - поворачиваясь к Эксперту сказал Антон – срочно, по приезду это надо зафиксировать!

… а потом Хиль схватил попавшуюся под руки кувалдочку - небольшенькую такую! – и уложил одного наповал. Говорит мозги так и брызнули на бетон, когда тот на спину повалился. Затем выволок из «Нивы» второго и с помощью той же кувалдочки … опохмелил и его. Ударил не менее двух раз, говорит. Ну а потом посидел, закрывшись изнутри, продумал ситуацию. Приняв решение, он тщательно засыпал тела опилками, пробил бензобак дряхлого, но ходового Москвичк, пролил бензином опилки и вообще все внутри здания. Потом он вылез в окно – предварительно отодрав нижние концы досок – кинул зажженную паклю на опилки и ушел. Никто его не видел. Как он потерял сигареты – не знает, как выбросил пачку в крови – не помнит. В кармане куртки, что мы изъяли, тоже обнаружат кровь. Вот вкратце версия произошедшего. Следствие будет вести Катерина Алексеевна! Он будет защищаться виртуозно и в этом ему помогут очень дорогие адвокаты, возможно московские. И еще! Где-то через недельку следствие по этому делу заберут в Областной Следственный Комитет! Так что ты, Катерина, не пугайся этих самых «аблакатов». Пока приедут, пока ознакомятся с материалами, дело как раз и заберут «важняки». Ну, что, поехали?

Часть 5

Домой докатили быстро. Домой дорога всегда короче. Сначала высадили Катерину – она еще на работу решила забежать.

- Ну, а мы в баньку. Не возражаешь Доктор – спросил Горькавый. Доктор не возражал! Заехали по домам собрали вещи и вот оно чудо Русской Сибири – баня! Там, кстати, их уже ждал начальник криминальной милиции района, ну и всё остальное, что нужно для бани, было тоже готово.

Зашли один раз в парную, погрелись как следует и вышли охладиться пивком.

- Ну, что - сказал Доктор, допив кружечку пива - Вы, как я понимаю, хотите мне кое-что рассказать? Кое – что о неофициальной версии - многозначительно спросил Эксперт.

- Ну, в общем, то да! Ты заварил эту кашу, ты и должен …кое-что знать о … неофициальной версии – ответил Антон – ибо она тебя тоже касается.

- То есть убийца все ж не Хиль?

- Мимо кассы, Доктор. Не перебивай, слушай …

В ту субботу Хиль вернулся как только стемнело. Вернулся потому, что у его шибко импортной машинки вырубилось все освещение. Напрочь вырубилось! И на иноземных машинах такое оказывается, иногда случается. Он кое-как, по сути на ощупь, доехал до дома и поставил машину в гараж. И его никто не видел. Дальше – все было, так как Хиль и рассказал. Только кое о чем он умолчал. Впрочем, это не принципиально. Пошел он туда для того, чтоб забрать «Беретту» - он ее там издавна в надежном тайничке хранил. А дальше все по его рассказу: и кувалда, и мозги, и пожар, который он запалил с чисто унитарной целью – скрыть убийство.

- А здесь – маленькое отступление – продолжил Горькавый. Хиль – очень богатый человек. Его состояние оценивается почти … в полмиллиарда долларов! Да, да – пятьсот миллионов! – многозначительно повторил Полковник. Древесина, золотые прииски, удачные вложения в нефть (очень удачные), акции крупных сталелитейных предприятий, ну и кое-что еще по мелочи. Но в последнее время он попал на кидалово: привыкла старая и большая озёрная щука что она – самая страшная и нарвался на акул … То есть он ввязался в финансовые операции в которой участвовали о-о-очень крупные фигуры. Те, против которых даже он – финансовый карлик. Вот они его и обошли «по кривой». В результате этих игр – впервые в своей карьере он должен стать полным банкротом, нищим. То есть если даже распродать все (что само по себе тяжело), если пересесть на любимую «Ниву» и поселиться в хибаре стоимостью 30 тыров то и тогда долги он покрыть бы не смог. Выхода у Хиля не было. Бежать? Да, можно. Но во первых рано или поздно найдут, а во вторых он и сам всю жизнь не сможет просидеть как мышка под веником – тихохонько. Не та натура!

Вот поэтому этот случайный инцидент с пожаром и двумя трупами его сначала никак не задел. Подумаешь – сжег? Так ведь свое! Подумаешь – убил двоих? Так ведь людишек то бесполезных! Мразь, мусор! А на следующий день он узнал, что приехавший судмедэксперт сразу же распознал: с трупами не все так просто, что там, скорее всего убийство. Сначала он запаниковал, испугался, даже мелькнула паническая мысль - этого лепилу, из этой «Беретты»…. Но это была мимолетная очень глупая мысль. Потом, когда он на следующий вечер курил у обрыва и увидел на пачке ROTHMANSа кровь – его озарило. Лучше сесть в тюрьму, чем быть убитым самому. Он в ту ночь тщательно продумал весь план операции, где своя роль отводилась и оперку с сигаретами – дальнему родственнику жены Хиля и еще одной убойной улике … ну и еще кое, чему по мелочи. О них узнает в нужное время только Следователь…

- Не понял сей глубокой мысли – сказал Эксперт, хватанув рюмочку коньяка – про тюрьму!

- А все просто! Если должник по реально, совершенному случайному, но серьезному преступлению отправляется на нары, то он на время отсидки …. ну не то, что б освобождается от долга, нет! Но его перестают доить и преследовать по полной, типа он и так под присмотром, то есть он такой ценой получает передышку. А там, как говориться, либо Эмир помрет, либо ишак сдохнет!

- Это в зоне то передышка?

- А что зона? Денег ему на начальство зоны хватит. Переговоры о том, что как только он откинется и все возвернет – проведутся. Заверения будут даны… Уж лучше париться на нарах десять лет, чем гнить в заброшенном канализационном люке эти же годы.

Вот только преступление должно было быть настоящим. И поэтому следователь Катюша не должна знать этих ньюансов. Она как слеза ребенка должна быть чиста, правдива и уверена в общей картине, ибо Те - все проверят, очень тщательно проверят, они серьезные люди, а уж возможности у них….

Некоторое время все молчали, видимом «переваривая» сказанное и услышанное.

- А вообще господа в погонах вы нехорошие люди! Отправили молодую девчонку-следака и меня, штатского, практически постороннего человека к этому, …. к убийце. Он ведь и нас мог …того!

Полковник и майор переглянулись и дружно рассмеялись.

- Чего ржёте то? Вы бы ещё напоследок, когда мы шли к нему, сказали, мол не волнуйтесь, граждане, если станут убивать, мы вовремя подоспеем и его опередим. Арестуем с поличным.

Антон, пока я произносил эту гневную речь, налил всем коньяк и, подняв рюмку усмехнувшись, сказал:

- Дело в том, что здесь был один ма-а-аленький нюанс. Мы еще на неделе осмотрели то место, где опер, по его словам, нашел рассыпанные сигареты и пришли к выводу что он – брешет! Мы пробовали рассыпать сигареты туда, где он их нашел и в лучшем случае в щель попадала всего одна сигарета из десятка. В общем, прижали мы оперка и выяснили и про родство и про то, что именно Хиль попросил засветить его сигареты. То есть он давал нам, следствию, наколку. И иной трактовки таким поступкам Хиля нет. А это, согласитесь, наводило на определенные умозаключения. В частности и о том, что идти к нему вам двоим безопасно.

Мы выпили, пожевали и опять нырнули в парную. Посидели и тут до меня дошло:

- Да, … Вы только что про проверку толковали? Ну, ту что устроят Те Богатеи…. Это надо понимать что и меня проверят?

- Я думаю, здесь есть два варианта – впервые подал голос начальник криминальной полиции: Первый вариант. Вас, Владимир Николаевич вызовет Ваше начальство с заключением по этим двум трупам. А там Вас будет долго, тщательно и нудно опрашивать человек Вашей специальности – судмедэксперт - приехавший откуда то из центра, с целью выяснить правдивость и объективность Вашего заключения - типа не выдумка ли это! Причем никакой это не мафиози, это будет честный профессор, классный специалист своего дела, не подозревающий, что формально выполняет заказ …. заинтересованных лиц.

Второй вариант: в Бюро приедет комплексная проверка в составе нескольких человек и они честно, проверят работу Вашей судебно-медицинской организации. В том числе и качество актов-заключений. По странному совпадению, одним из проверяемых окажетесь вы, Владимир Николаевич. Особо их заинтересует тема исследований трупов людей погибших при пожаре. Понимаете?

- Вот уж точно, любопытство сгубило не только женщину, мрачно подумал эксперт. А если еще в Бюро узнают, что именно я стал причиной такой звездной проверки, то ох и огребусь я от начальства, ох и огребусь!

Вот и вся история, которая еще не закончилась, ибо впереди меня ждал экзамен по специальности. любопытный эксперт он в тот вечер слегка «перепарился» и поэтому до дому меня довез экипаж ДПС – по приказу Полковника милиции.

Конец.

Яндекс цитирования