Вы здесь

Глава 3

Однажды в Сибири (повесть)

Владимир Величко

Автобус с инкассаторами … Впрочем какой автобус? Какие инкассаторы? Просто раздолбанный советский «ПАЗик», переваливаясь на ухабах сельско-таёжной дороги, то ныряя в колею, то выбираясь из нее, шел в дальний леспромхоз, со средней скоростью 30-40 км/час. Сидевшие в салоне – чуть не сказал «инкассаторы»! - Нет, отнюдь не инкассаторы, а дядечки, весьма сельского вида, дружно ржали над очередным анекдотом. Впрочем, временами они покрикивая на водилу, напоминая тому, что он все ж не дрова везет, а их, облеченных доверием партии и правительства, сотрудников. И они обязаны своевременно доставить зарплату работникам леспромхоза, учителям, фельдшеру, ее помощницам, пенсию пенсионерам и многим другим гражданам. Мешки с четвертью миллиона рублей небрежно валялись в проходе, и временами то один их них, то другой совершали при кренах автобуса длинные экскурсии по проходу, между сидениями. Когда до реки оставалось километра три, водитель закричал:

- Гляньте, гляньте! – и показал вперед и влево. Там по глубокой колее, между еще не совсем растаявшими сугробами снега, по примыкавшей дороге, двигался шестьдесят девятый газон.

- Вот чудаки на букву «м»! – опять сказал шофер. - Охотнички, … мать их! Поехали по тайге, а передний мост не удосужились починить. Вон как их мотает, а передок то, передок…

И точно, газик перед подъемом на полотно главной дороги попробовал разогнаться, резче запрыгав на кочках, чтобы выскочить на относительно ровное место с помощью инерции, но усилий одного заднего моста явно не хватило, и газон, въехав лишь наполовину, застрял, безуспешно крутя задними колесами и потихоньку скатываясь назад. До газика оставалось метров 300, когда из него вылезли двое мужчин и попытались его вытолкать на дорогу. Однако, только вымазавшись грязью, летевшей из под колес, так и остались ни с чем. Машина скатилась и окончательно встала. Сидевшие в подъехавшем к газику автобусе мужики услышали только отборный и многоголосый мат, обращенный к водителю газика.

И в ответ на какие-то тихие слова водилы, что так и не вылез из-за руля, опять раздался взрыв матерных эмоций.

Подъехавший вплотную автобус остановился, и один из «застрявших» протягивая конец тросика знаками показал:

- Вытащи, мил человек!

Автобус осторожно объехал немного мешающий ему газик и в какой-то момент показалось, что он так и не остановится, поедет дольше. И никто в этот момент не заметил, как у водителя газика задеревенело лицо и напряглись скулы. Но автобус остановился, а затем короткими толчками подался назад. Подъехав вплотную – остановился, причем дверки не открылись. Стоящий возле газика мужик сам взял свободный конец троса и прицепил его к буксировочному крюку автобуса:

- Трогай, помалу... – и махнул рукой.

Автобус медленно двинулся вперед и, только тросик натянулся, как со звоном стальной струны тут же лопнул. Снова раздалась многоголосая ругань, а затем – просьбы к автобусникам:

- Ну, вы чё, не мужики, что ли? У вас же должен быть трос? Помогайте …

Через пару минут открылась передняя дверка автобуса, и оттуда вылез мужчина, вынося с собой трос, свернутый в кольцо приличной толщины.

- Ого! – воскликнул один из охотников, – таким тросом и танк можно дёрнуть! – и они пошли крепить его к автобусу. Когда человек с тросом скрылся сзади автобуса, идущий рядом мужчина коротко взмахнул рукой: мелькнула сталь, по шее несчастного побежала кровь, и он, захрипев, стал валиться на своего убийцу. В этот же момент спереди загремели выстрелы. Толкнув жертву от себя, под автобус, мужчина с ножом кинулся вперед, к открытой двери. Влетев в салон, он увидел всех инкассаторов в крови, после чего сам, хладнокровно нажимая на курок своего ТТ, тщательно целясь, прострелил голову каждому из лежащих в автобусе.

- Водила? – запыхавшись, спросил он. В ответ молодой парень сделал руками крест, но мужчина приказал:

- Добавь! – и тотчас раздался сухой и какой-то не страшный хлопок. Тело водителя выгнулось и завалилось сначала на руль, а затем вбок, к дверке, которая, как и боковое стекло, стали красными.

Быстро покидав мешки с добычей в подошедший ГАЗ-69, они все забрались в салон и Газик ходко пошел по дороге, причем все четыре колеса крутились вполне исправно…

Это убийство с ограблением наделало много шума. Были подняты по тревоге сотрудники обоих РОВД – Зареченского и Озерного. Из области прибыли опытные следователи и оперативники. Удалось выяснить, что в показаниях редких свидетелей фигурировал какой-то ГАЗ-69. Но ни чей он, ни откуда – выяснить не удалось. А учитывая, что таких машин в руках частников было раз-два и обчелся, то и получалась совсем грустная история, на ментовском сленге обзываемая «темнухой». А так как в те времена преступлений такого масштаба и дерзости было совсем мало, то информация о нем докатилась до Столицы. Это позже, в лихие 90-е, такая жестокость стала довольно обыденным делом. И хотя был проведен огромный объем работы, был собран большущий фактический материал, он так и лежал мертвым грузом. Не то что обвиняемых, но и просто подозреваемых за два месяца не нашли. И дело застопорилось.

Читать далее "Глава 4" ⇒

Яндекс цитирования