Вы здесь

История 16

Владимир Величко

Часть 1

Некоторое время все молчали, переваривая услышанное …

- М-да, – первым нарушил тишину Сашка Царюк, - вроде и ни о чём рассказ. Подумаешь, история еще одного алкаша, столько наворотившего в своей жизни, что … - и Сашка махнул рукой. Помолчав, добавил - Но мне его стало жалко! И стало очень грустно!

- Вот здорово, что рассказали такую историю. Спасибо, Сергей! Вот пока слушал, тоже вспомнил историю, которую вам, коллеги надобно бы услышать. Рассказываю? Не возражаете? - улыбнувшись, спросил Зенин.

- Валяй, Евгений! Давай! Начинай… – раздались голоса.

Женька прошелся по комнате, задумчиво потирая щеку:

- Вся история началась в последнее воскресенье июля. В тот день я рано-рано утром увез жену в аэропорт: она к родственникам улетала. И когда ехал назад, мне в машину подложили деньги. Взятку.

- Что значит «подложили»? За что, как? – спросил Биттер.

- А вот попрошу не перебивать, Михаил Гурьевич, а то я собьюсь, – пробурчал Зенин и продолжил:

- Когда я, значит, ехал из города, меня остановили гаишники - два человека. Они были на гражданской машине, но в правильной форме, в гаишной, и, что самое главное, я их не знал. Я тогда мельком удивился про себя: мол, кто такие, почему не знаю? Территория-то уже нашего района. Держались они строго официально. Правильно держались! И я тогда ничего особенного не заподозрил. Один взялся писать протокол - за превышение скорости. Писал он, писал, и вдруг тот, что был за рулем, говорит:

- Да чего ты к Доктору прицепился, пусть едет, - и тот, что заполнял протокол, без возражений его рвет и говорит:

- Ладно, езжайте, гражданин, и впредь не нарушайте.

Ну, я сел и поехал. И всю оставшуюся дорогу меня не оставляло легкое чувство некоей неправильности произошедшего. Потом отвлекся и забыл эту неловкость, ибо приехал домой. Там неспешно загнал машину во двор, закрыл ворота и только тогда обнаружил на заднем сиденье незнакомый мне сверточек – нечто в черном полиэтиленовом мешочке, закрученное черной же изолентой. Прочно и плотно. Я этот свёрточек со всех сторон, что называется, обнюхал, взял нож и вспорол упаковку. Там были деньги. Ровно сто тысяч, тысячными купюрами. Увидев их, я обалдел! По-другому здесь и не скажешь! С полчаса сидел в полной прострации. Сумма-то приличная. Кстати, моя машина, купленная за полгода до этого, стоила 148 тысяч. Потом взял себя в руки, успокоился и стал анализировать. Результатом моих умственных усилий были вот такие мысли: 1. Деньги подложили «гаишники». Липовые. Пока я сидел у них в машине, Некто третий потихоньку положил сверточек на заднее сиденье – машину-то я не закрывал. Водила увидел через зеркала заднего вида, что дело сделано, сказал об этом «писарчуку» и тот сразу меня отпустил. 2. А раз так, то это – взятка! Значит, у меня что-то потребуют. И именно по профилю моей работы. Я сразу же прокачал все, случаи, что были у меня за последний месяц и понял, что ничего серьёзного, стоящего таких денег не было. Значит, ожидается Нечто Другое, и скорее всего, в ближайшие дни. Значит кто-то придет ( или позвонит) и скажет, что Вы деньги взяли, значит, помогите нам, сделайте … и скажут, что сделать. Был еще вариант вмешательства в судебный процесс: например попросят на суде заявить, что ошибся в выводах, ну и так далее. Вы, коллеги, знаете, что тогда может быть. 3. Те, кто сунул эти деньги, не понимают, что эксперт не может делать все, что захочет, ибо связан правилами, приказами, адвокатами и проверяющими. А самое главное, они не знают, что нарвались на того, кто не берет. Недаром меня прозвали «Честный Дурак», - чуть смущаясь, сказал Зенин, – а поэтому последнее, что решил - надо идти в ментовку-прокуратуру. Точка.

Я созвонился со следователем прокуратуры, своим хорошим знакомым, и понеслось: заявления, протоколы, бесконечный пересчёт, переписка номеров купюр, снятие пальчиков с денюжек. Но тех, что имелись бы в картотеках - не нашли. Потом протокольная, так сказать, часть закончилась, и я им высказал свои соображения. Начальник уголовного розыска и Следователь согласились и еще кое-что добавили. По ходу разговора я вспомнил номер машины «гаишников». Проверили. Он оказался «левым», снятым с машины, что последние сто лет стояла на приколе. Было ясно, что планируется какое-то преступление, и поэтому завертелась карусель оперативно-следственных мероприятий: установка в машине и на мне микрофонов, прослушки на домашний и рабочий телефоны, ну и прочее. Обговорили варианты, линию моего поведения в тех или иных ситуациях. Ну а еще решили, что если что-то и произойдет, то в ближайшие дни.

В понедельник утром опера выяснили одну интересную деталь. Мои соседи рассказали, что в конце нашей улицы, откуда прекрасно виден дом Эксперта, с утра воскресенья часа четыре стояла «не наша машина». Однако ее номеров никто не запомнил. И тут, надобно сказать, мне крупно повезло! Когда я в то утро созвонился со Следователем, то пошел не через улицу, а тропинкой по огородам, на соседнюю улицу, где и жил тот следователь. Вот поэтому те, кто наблюдал за моим домом, удостоверились, что я его не покидал. Значит, вполне могли решить что я «взял», а следовательно «готов к употреблению». В общем, мне повезло, а им - нет. Вечером в воскресенье неожиданно для меня заявились двое оперов, старательно изображая выпивших.

- Чего вдруг? – спросил я их.

- А начальство решило… мало ли что… мы сейчас якобы напьемся и останемся ночевать у тебя. Ты ж временный холостяк у нас?

Утро понедельника прошло спокойно, без неожиданностей. А потом я пошел на обед и по пути встретился с Валеркой Эйты. Здесь я отвлекусь чуточку и расскажу об этой личности, так как именно он станет тем, без кого преступление могли бы и не раскрыть. Так вот, Валера в прошлом был отличным строителем. Таким, который умел делать все: и по дереву, и по металлу, и с кирпичом мог работать, и воду провести, и кафель выложить. Проще сказать, что он не умел делать, чем .… Впрочем, он точно не умел делать одну вещь – отказываться от выпивки. Познакомился я с ним лет за 12 до описываемых событий, когда строил свой дом. Вернее, тогда строилось с десяток домов – «коттеджей», как их тогда называли. Так вот, он был мастером в бригаде и звался по имени-отчеству: Валерий Васильевич, причем очень уважительно. Потом, с началом капитализма, он подался к частникам, а лет через пять его отовсюду стали гнать за пьянку. И тогда же он стал просто Валеркой, а чуть позже и вообще стали звать предельно кратко - Эй, ты! Эйты ….

И вот, значит, в понедельник пошел я на обед. И возле магазина увидел Валерия. Он сидел на лавочке и прямо из горлышка отхлёбывал из бутылки, да не простой, а типа Johnnie Walker». Бутылка была очень хороша, а мордуленция Валерия - предельно счастливая, несмотря на то, что под глазом у него красовался агромадный светофор кровоподтека!

- Никак разбогател? – говорю я ему, показывая то ли на бутылку, то ли на «фингал», то ли на оба эти предмета. Он хохотнул и рассказал, что, когда пару часов назад он вышел из подъезда, его избили совершенно ни за что, совершенно незнакомые парни, подъехавшие на хорошей и дорогой машине. Ну, он умылся и снова пошел к магазину - похмелиться-то надо! И вот, не прошел он и сотню метров, как снова рядом тормоза скрипят. Опять та же машинка. Оттуда выскакивают те же парни и со словами «прости-извини-ощиблись» вручают ему пакет и предупреждают, чтоб не вздумал трепаться, а то… закопают. В пакете том была бутылка виски и сухая колбаса. Вид у Валерия во время этого рассказа был таким счастливым, что аж завидно стало: ни забот тебе, ни печали – это ж как мало человеку нужно для счастья. А тут … Я вспомнил всю ситуацию и поспешил домой.

И вот, только я зашел в дом, раздался звонок:

- Евгений Владимирович?

- Да! А кто …

- Мы - те, кто помогает хорошим людям. Деньгами, например. Вот недавно одному Доктору помогли. Он целых сто тысяч получил. Поговорим?

- А он вас об этой помощи, между прочим, не просил!

- Ну, так ведь Он взял, значит просил. В душе! Теперь помощи просим мы!

- И в чем она будет заключаться, эта помощь?

- Строго по Вашей профессии Доктор. Вас сегодня повезут в лес для… а, вот: на труп. Ведь вы так говорите, когда едете осматривать тело мертвого человека?

- Ну, предположим! И что?

- Господи, Евгений Владимирович, что Вы так напрягаетесь? Ничего особенного! Помимо того в чем Вы разбираетесь, мы не попросим …

- А конкретнее – перебил я собеседника.

- Понимаете, Вы поедете осматривать труп удавленника …

- То есть его задушили?

- Нет, нет! Как раз наоборот. Он висит в петельке на березе, бедняга, а Вы должны всем внушить и доказать что он сам повесился, что это самоубийство. Понимаете?

- А на самом деле?

- Ну а Вам то, какое дело?

- Здрасьте! А если он весь избит? Как я всем докажу, что он сам повесился? Что, уверять грамотного Следователя, в том, что прежде чем повеситься он сошел с ума и бился головой о деревья в лесу. Так, да?

- Я понял. Нет, если честно, его задушили веревкой, а потом еще и повесили на березе, го-б-л-и-ны… Им же велено было закопать его - со злостью произнес собеседник, потом помолчал и ровным голосом продолжил - ну да ладно, что получилось, то получилось. Зато вы разбогатели на определенную сумму, так ведь?

- То есть, на нём никаких повреждений нет – игнорируя вопрос, спросил я.

- Ну, его еще шилом в сердце ткнули – нехотя сказал Голос - но уже потом, когда задушили. А больше у него нет, ни царапинки, это точно.

- Значит, так, – неожиданно для себя сказал я. – Вы мне доплачиваете еще столько же, и тогда я решу … вашу проблему.

- А не много ли? Наглеть-то не надо!

- Нет. В самый раз. Когда еще такой случай подвернется?

Мой собеседник замолчал. Было слышно, что он с кем-то говорит, прикрыв трубочку:

- Перезвоню через 5 минут, – сказал он, и тут же - короткие гудки. И только я кинул свою трубу на аппарат, как снова раздался звонок. Я поднял трубку:

- Ну, ты и хапуга, Женя, – услышал я довольный голос Следователя, – как ты ему врубил про деньги. Молодец!

- А что, правда, труп висельника нашли? Ну, про которого этот тип говорил?

- Конечно. Иначе бы тебе мафиози не звонил. А, кроме того, сейчас позвонит дежурный по РОВД и официально сообщит, что в лесу у деревни Покровка обнаружено тело мужчины висящим в петле и со следственно-оперативной группой надо выехать на осмотр трупа, понял? – и тут же раздались короткие гудки. И опять звонок:

- Алло? Мы решили пойти Вам навстречу, но не раньше, чем Вы вскроете труп, а менты удостоверятся, что он самоубийца. Понятно?

- Значит, так: командовать будешь своими шавками, а мне деньги привезете завтра, до обеда. Расклад такой - в 10 утра я иду вскрывать ваш труп – это пару часов займет. То есть не позднее 12-ти часов еще 100 тысяч должны быть у меня.

- Ну, ты и наглый! – прозвучал злобный Голос. – Моего трупа не дождешься, не надейся. Вскрывать он мой труп собрался, ишь… - злобно прошипел Голос - А насчет денег договорились, будут, не ссы – и раздались короткие гудки.

Часть 2

Дальше все было, как и говорил Следователь. Не успел я заварить чай - позвонил дежурный. Не успел пару глотков сделать, как под окнами засигналила машина - это приехал на личном авто Следователь и с ним Начальник розыска.

- Всё слышали? - спросил я, устраиваясь на заднем сиденье.

- А как же, даже записали … как ты взятку вымогал – хихикнул Следователь и продолжил: – А вот мне коллеги, непонятна одна вещь: почему они его повесили? Почему сразу не закопали, почему ослушались паханов? Там дисциплина железная. Ослушники долго не живут. Странно. И почему они уже в воскресенье решили подсунуть этому хапуге, – он показал на меня, – сто тысяч? Ну, настучали бы непослушным по организму, дали бы команду тем, кто стучал, и закопали бы … вместе с проштрафившимися … в братской могиле. Закопать-то всяко разно дешевле, чем такие деньги тратить, – снова задумчиво повторил он.

- А что здесь думать? Видимо, что-то не сложилось у вешателей – ответил я.

- На 15 суток убийцы загремели, – хохотнул Следователь, - за нарушение Правил дорожного … - и тут он звонко хлопнул себя по лбу. - Слушайте, а вдруг и впрямь, автодорожка!!! Именно после того, как повесили жертву и ехали назад, они погибли, ну или очень сильно покалечились? И поэтому никто не знает, где висит труп, и поэтому никто не приехал его закопать. Надо срочно узнать обо всех ДТП, где были жертвы, начиная с субботы! Нет, даже с пятницы! Сергеич! – крикнул он Начальнику розыска. – Срочно на рацию и у дежурного …

- Да понял, понял, – ответил тот, – сейчас к нашему «УАЗу» подъедем и по рации, все выясню.

- В нашем районе, точно, не было… – задумчиво ответил я.

- А за остальную трассу навскидку не скажу, - ответил розыскник.

Мы замолчали и, не проехав и двухсот метров по узкой, лесной дороге, уткнулись в стоящий на краю небольшой полянки, милицейский «УАЗик».

- Да, - торопливо сказал Следователь мне, - особо о причине смерти и своих домыслах не распространяйся. Молча осмотри, молча подойди ко мне - я в машине с папочкой буду сидеть - и тогда коротко продиктуешь объективную картину. А когда я вылезу из машины, ты громко скажешь, что он повесился, чего, мол, тут неясного? Понял?

- Есть, господин юрист первого класса - шутливо отрапортовал я и ехидно спросил:

- Значит, у вас стукачок имеется?

- Имеется, имеется – раздраженно ответил стоящий рядом майор – Откуда бы тогда тот злобный Голос так быстро узнал, когда именно мы едем на труп? И что, вообще, мы его обнаружили? Только Вы, Евгений Батькович, рот на замок, хорошо?

Труп я быстро осмотрел и подошел к сидящему в машине Следователю:

- Он повесился не сам. У него на шее есть странгуляция, очень характерная именно для удавления петлёй, а не от повешения в ней. И сам он повиснуть там, где висел, не мог.

- Аргументируй, – тихо ответил Следователь.

Посмотри, где он висел: огромная береза в виде дуги, а вершина почти касается земли. Он висел высоко…

- Ну и что? Залез, привязал веревочку, потом петлю на шею и с дерева – брык! И… готово! Мог же?

- Мог, но ты лучше посмотри вон на того сержанта, что забирался на дерево резать веревку. Глянь, как у него спереди мундир белым вымазан! Это он пузом по белой берёзе елозил. А на одежде трупа – есть белое? Хоть чуть-чуть? Нету, – ответил сам себе Эксперт. - Даже особо не осматривая шею, я скажу, что он на дерево не забирался, а иначе не повесишься. Значит, ему помогли.

Тут хлопнула дверка «УАЗика», и подбежал майор:

- В пятницу вечером на въезде в город произошло ДТП. Машина из Охранного Агентства … лобовое с КАМАЗом, погибли двое, а один в реанимации Областной больницы, без сознания, – майор помолчал и добавил: – Чувствую - это наши клиенты.

Потом труп загрузили в машину, и мы уехали.

На следующий день с утра все были мрачными, потому что подвижки в розыске не было. Все улики были косвенные. Ну, машина из Охранного Агентства, ну, звонили Эксперту с мобильного телефона, чей номер числится за тем же Агентством. И все. Тот, что в реанимации, так и оставался без сознания, его не допросишь.

- И что теперь? – спросил я, – ловить того, кто деньги принесет?

- А это тоже тупик. Рупь за сто, что их принесет какой- нибудь посторонний паренек. Типа, дядя попросил и дал за это 100 рублей, – грустно ответил Следователь.

- И что делать?

- Каждому – своё дело. Тебе - вскрывать труп, а нам - ловить убийц. Правда, оптимизма в голосе Начальника розыска не было.

Труп я вскрыл, как и было договорено. Сомнений в том, что здесь имело место удавление петлей, не осталось. Колотая рана в области сердца была с сомнительными признаками прижизненности – типа контрольного выстрела. Кстати, в морге с утра сидели два опера, и когда пацан (угадал, начальник!) отдал деньги, пошли за ним. И вскоре убедились, что он непричастен к делам. Расспросили, конечно, о том, кто передал деньги, составили по его описанию фотопортрет…

Ну а дальше вновь на сцене появляется Его Величество Случай в лице алкаша Валерия Эйты. Но – все по порядку.

Часа в два дня мне позвонили из хирургии и сказали, что в отделение с переломами ребер доставили Валерия - твоего, мол, старого знакомого, и он просит тебя, Евгений Владимирович, подойти к нему. Через часок я освободился и пошел проведать страдальца. И вот прохожу по приемному покою и вижу, что в маленькой палате (типа распредпункта) лежит мужик с забинтованной головой. Увидев меня, он поспешно отвернулся. И если бы не это движение, я б на него и внимания не обратил. Когда я поднялся на третий этаж, то вспомнил, что это и есть тот самый липовый гаишник, ну, что за рулем тогда сидел. Ну, я сразу на телефон. Опера приехали через 5 минут, и взяли того под белы рученьки, и увезли (с разрешения хирурга) в Отдел. А я зашел к Валерке, и он рассказал мне, что произошло. Бутылку виски он выпил еще вчера, и она была пуста уже сутки, а способов наполнить её спиртом-технарём не просматривалось. Валерка сказал, что он был сильно не в духе, глаз заплыл и сильно болел, и что, вообще, он в тот день был очень злой. В обед он снова пошел в магазин и там - как на грех, на входе он нос к носу сталкивается с тем типом, что стукнул его в глаз. Ну и Валерка, на чистом инстинкте, со всей силы этой бутылкой треснул лысого по голове! «Бутылкой виски по виску» - ухмыльнувшись, сказал «юморист» Валера. Бутылка - вдребезги, лысый - на пол, а из раны - кровища. Из стоящей рядом машины выскочили двое все тех же парней и снова взялись Валерку пинать. Вот тут их патруль- то и задержал. Лысому и Валерке вызвали «скорую помощь», а тех двоих – в ИВС, до выяснения. А когда узнали, что все они работники Охранного Агентства, взялись за них всерьез.

Потом еще оказалось, что пальчики травмированного лысого совпали с пальчиками на второй партии купюр, а пацан, что принес их в морг его уверенно опознал. Ну а попозже все задержанные «поплыли». Лысый оказался очень информированным человеком и кое-что рассказал интересное.

А для Валерки это был хэппи энд. Через недельку, когда все успокоились, к нему в палату пришел начальник милиции пожать руку – ведь только благодаря его импульсивным действиям удалось задержать лиц, причастных к преступлениям. И там же, в палате, начальник милиции предложил ему работу кочегаром в котельной при милиции. Место было хорошее - туда многие рвались. И Валерка согласился. Тогда же опера скинулись и купили ему в подарок такую же бутылку «Johnnie Walker». (Все ж он им здорово помог, хоть и случайно). И это была последняя бутылка, что он выпил. С тех пор прошло уже несколько лет, а он и работает, и не пьет. Вот так неординарные, и очень неожиданные события встряхнули человека, так что его психический настрой кардинально изменился. Он смог посмотреть на себя со стороны. И оценить.

Ну, пожалуй, и всё, – сказал Зенин и припал к кружечке.

- Как всё? А кто убитый, за что его убили, почему сразу не закопали, а повесили? – посыпались вопросы.

- А, в общем- то, коллеги, рассказывать больше не о чем. Убийцами были именно те, кто и попал в аварию. Третий, что поначалу выжил, все равно через неделю умер от тяжелой черепно-мозговой травмы. Не смогли его «вытащить» доктора. Так что возмездие их быстро настигло. Того, кто с Евгеньичем говорил по телефону, тоже вычислили, возбудили дело о даче взятки, но не более того. Другого доказать поначалу не смогли. Ну и стукачка из милиции тоже вычислили: он был родственником одного из работников того частного Охранного Агентства и за небольшие деньги сливал им информацию.

- А убитый? Кто он, за что его?

- А вот здесь все сложнее. Убитого установили достаточно быстро. Им оказался простой охранник из того же Агентства, и он ничем среди других своих коллег не выделялся.

- Интересно тогда, – сказал Биттер, – а за что такие деньжищи дали Эксперту? За сокрытие этой насильственной, криминальной смерти «простоохранника»??? Непонятно! Ведь убийцы, судя по всему, погибли. Так что всяко-разно концы в воду. Непонятно - повторил он.

- Да там не все так просто было, как потом оказалось. Примерно через полмесяца дело передали в Областную прокуратуру, где им занялись «важняки». А еще месяца через три, в начале ноября, ко мне заскочил Следователь, и в процессе распития, кое-что поведал. Этот «простоохранник» оказывается, был ключевой фигурой в торговле наркотиками всего нашего региона. В результате размотали крупное дело и передали в Областной суд.

Тут Зенин громко рассмеялся:

- А хотите еще одну хохму про Валеру Эйты. Когда ребра «зажили», и он выписался из больницы, то в сентябре приступил к работе. И тут неожиданный поворот: Валерку волокут в суд, обвиняя в причинении легкого вреда здоровью гражданину Х. - он именно ему тогда бутылкой башку разбил, а его адвокат подсуетился. Начальник милиции побежал к судье, а она развела руками: закон есть закон. По соответствующей статье она дала Валерке минимум – 1000 рублей штрафа, – Женька громко рассмеялся. – А знаете, что начальник милиции в ответ сделал? – и Евгений хитро оглядел нас…

- Знаю, – неожиданно сказал Биттер, – он выписал кочегару премию - 1000 рубчиков - из своего спецфонда, так?

- У-у-у… даже неинтересно с тобой. Все-то ты знаешь …

- Это просто – догадаться о таком пустяке, а вот что непросто, так это … – и Мишка замолчал.

- А что, что непросто? - спросил кто-то, – поясни.

- Да я вот все думаю: а если бы Эксперту дали взятку не 200 тысяч, а раз в десять больше, например, два миллиона? Или три… Возможности-то у них немалые. Пошел бы тогда Эксперт к следователю или нет? Вот в чем вопрос.

И в комнате повисла тишина…

Яндекс цитирования