Вы здесь

Глава 6

Сквозь призму смерти

Владимир Величко

Так, глядя в окно, доктор Огурцов довольно долго стоял, вспоминая и друзей своих, и следователя с его словами о моральной ответственности. И сколько бы он так стоял, погруженный в морально-ностальгические проблемы, неизвестно, но все кончилось как обычно – открылась дверь и появилась сердитая Елена Георгиевна:

- Дмитрий Иванович, ну сколько можно? То он, видите ли, опаздывает на работу, то опять стоит у окна и неадекватно улыбается. А работы-то еще не меряно! Иль влюбился? Уж больно улыбка на лице глупая! Давай, Иваныч, соберись. У нас два вскрытия еще. Санитар уже и психовать перестал.

- А что там у нас? – спросил было доктор, но Елена Георгиевна, всплеснув руками, ответила:

- Нет, ну точно, … влюбился! Ведь два раза уже говорили ему …

- Ах, да, вспомнил: автодорожка и …напомни, еще кто?

- Да алкаш … «технаря» обожрался!

- Ладно, скажи санитару, пусть готовится…

- … давно уже готов! – ядовито ответила Елена. – И в журналах записаны оба, – заметила она, увидев, что доктор собирается что-то спросить.

В этот день они все на работе задержались. И потому, что доктор изначально опоздал, и потому, вскрытия затянулись, Закончив работу, все стали собираться по домам, и доктор Огурцов, паркуя компьютер, задумчиво сказал:

- А я сегодня видел привидение. Когда мы с дядей Сашей пошли положить на каталку «обожравшегося алкаша», я наклонился и краем глаза увидел, как кто-то выбежал из холодильной камеры. Бесшумно выбежал! И на нем были те же джинсы, что и на трупе алкаша.

- Эка невидаль, – тут же ответил санитар дядя Саша. – Помнишь, Иваныч, мы вскрывали цыгана, …. ну, того, …. в длинной красной рубахе?

- Ну, помню и что?

- Так вот ты тогда его осмотрел, а потом из секционки-то вышел, сказав, чтобы я начинал. Ну, я и начал. Делаю, значит, первый разрез, а сам чувствую, что сзади меня кто-то стоит, причем стоит вплотную, прямо наваливается на меня. Я через плечо глянул а там этот цыган стоит и, вытянув шею, мне через плечо смотрит. Типа, а что там с ним делают?

- И что? – с круглыми глазами спросила лаборантка, – что дальше-то было?

- А ничего! Он, видимо, понял, что я его увидел, бесшумно метнулся к выходу и был таков. Эка невидаль…

Домой доктор Огурцов приехал почти в шесть вечера, и первое ,что он увидел, был здоровенный Land Cruiser, или в переводе на простонародный русский – Крузак. Эта здоровенная машина почти наполовину перегораживала неширокую улочку Огурцова. Свернув к своим воротам, он вылез, и, одновременно, из Крузака появился седовласый импозантный мужчина. Широко улыбнувшись, он сказал:

- Доктор, простите, но мне нужна ваша помощь. Дело в том, …

- Понял, дальше не надо! Побили? Но помочь не могу – освидетельствования по поводу телесных повреждений проводятся в рабочее время с …

Седовласый, импозантный мужчина холодно улыбнулся:

- Я ценю ваш юмор, доктор, но вы не угадали…

- А-а-а… – снова перебил его Огурцов. – Не побили? Значит изнасиловали. Это тоже, только завтра, а сейчас, …

Мужчина снова улыбнулся и таким же спокойным и ровным голосом продолжил:

- Позвольте, я все-таки изложу свою просьбу, а уж потом вы можете проявлять свой тонкий и бесподобно оригинальный юмор, безусловно, достойный Камеди Клаб! А я с удовольствием послушаю, Хорошо? – и чуть помолчав, продолжил:

- Я начальник службы безопасности Александра Маркштадта – вам, надеюсь, известна эта фамилия?

- Фамилия – да! Но фамилия Путин – известна еще больше и что с того? – язвительно ответил Огурцов, но «Седой» с каменным выражением на лице продолжил:

- … и нам крайне необходима информация о его жене, Ольге Лебедевой. Где нам удобнее будет беседовать?

- А нигде, – равнодушно ответил Огурцов. – Все свои вопросы задавайте тем, кто расследует дело о смерти Лебедевой, а именно – руководителю …

- Да, мы знаем такого. Генерал Пархоменко нам сказал, кто руководит …

- Генерал?! – произнес Огурцов – вон оно как! А что ж вы ко мне-то лезете, коль есть цельный генерал? Генералы, они знают больше, чем мы, сирые. Что ж он вам не сказал всего того, что вам надо было знать. Он ведь генерал.

- Доктор, вы же все понимаете! У нас имеются веские основания…

- Вот эти основания и имейте! – равнодушно ответил Огурцов. – А меня от этих «оснований» освободите: ответы на подобные вопросы выходят за рамки компетенции судебно-медицинского эксперта, а посему – ничем помочь не смогу. Так что – auf Wiedersehen …. товарищу Маркштадту! А вам – досвидос! Надоели уже, охраннички!

Загнав машину во двор, доктор Огурцов занялся своими делами и о посетителях как то забыл, но когда через часок он выглянул из окна, увидел стоящий на прежнем месте все тот же Крузер. Поразмышляв пару минут, он набрал номер Калмановича, и тут же услышал шум отъезжавшей машины – то уехал Ландкрузер, и улица опустела.

Ночь, несмотря на бессонную предыдущую, в этот раз тоже …. не порадовала. Сон был очень поверхностным, спать мешали какие-то мысли, непрерывным потоком несущиеся в голове Огурцова. И поэтому, когда прозвенел будильник, Огурцов явно обрадовался и, невзирая на чувство разбитости, вяло помахал гантелями, на ходу испил чай и, быстро собравшись, поехал на работу. Поехал по первому снежку, который, оказывается – вот сюрприз! – сыпал всю ночь. Вследствие этого на дороге образовался хороший снежный накат, и был он из тех, первых, очень неприятных, ибо преподносил добавочную и, главное, неожиданную работу судебно-медицинскому эксперту. И то, как возникает такая работа, произошло прямо на глазах Огурцова. На повороте столкнулись две легковушки, причем столкнулись легонько, так, краску повредили. Но орлы-водители, не стерпев обиды, выскочили из машин и стали хватать друг друга за грудки, громогласно выясняя, кто виноват, оглашая округу сплошной нецензурщиной с редкими и короткими связками типа: «А ты кто такой? Да я тебя …». А потом один из водителей изо всех сил треснул другого кулаком по носу, и белый, девственно-чистый снег оросило красным.

Дальнейший путь до места работы был ничем не примечательным, а последующие пару часов были посвящены текущей работе. Потом доктор Огурцов – предварительно созвонившись! – уехал в Следственный Комитет, памятуя просьбу Волкова: «Наш сегодняшний разговор завтра утром – запомни, завтра, а не сегодня! – перескажешь Калмановичу, а записку передашь ему же, но не ранее, чем через трое суток». Причем Волк сильно упирал именно на три дня и чтоб не раньше!

В Комитете он сразу же прошел к руководителю:

- Ой, кого я вижу? – вставая из-за стола и пожимая руку Огурцову, с улыбкой сказал Калманович, – никак явка с повинной?

- Да, гражданин следователь! Так точно, гражданин следователь. Совесть замучила, спать не могу. Пишите: ограбление инкассаторов, что имело место в прошлом месяце в Городе – моих рук дело!

Калманович хохотнул:

- Ладно, … счет один-один! С чем пришел? – улыбаясь, спросил он.

- Да мне Волков кое-что рассказал вчера и просил тебе это пересказать именно сегодня с утра, – и, слегка подумав, начал, было, рассказ, но открылась дверь и вошел водитель комитетской машины Валерий Александрович:

- Сейчас Иваныч, посиди, … пять минут … – и доктор Огурцов, взяв свою кружку, отошел к окну, разглядывать проходящие машины и краем уха слушать про то, что повестка отвезена … под роспись …. явиться обещал в срок. Закончив доклад, Валерий пошел к двери.

- Постой, Валерий Александрович, – задержал его Калманович, рассматривая повестку. – Ты, что сегодня повестку вручил?

- Ага …. Вчера я его не нашел. Вот сегодня рано утром и съездил. А хотите – расскажу … еду я вчера в сторону Куранска и вижу такую картину: гаишники остановили жигулёнок, вынули из него водилу, поставили нараскоряку – руки на капот, ноги в стороны и охаживают его резиновыми дубинками. Я проехал мимо и через заднее зеркало видел, как один из гаишников прострелил из пистоля колеса того жигуленка, а водилу в наручниках запихали в гаишную машину.

Калманович поморщился и недовольным голосом коротко бросил:

- Видать, достал их прилично! Давай, Иваныч, излагай, что там у тебя? – И Огурцов рассказал и про Ямщика, и про апрельский взрыв, и про стукача в «Дарах Востока», и о том, что Волков не хочет пока общаться только потому, что ему надо закончить переговоры по очень важному делу. Рассказав почти все Калмановичу, Огурцов в раздумье потер лоб:

-Слушай, Антон, позови своего водилу сюда, а?

- Зачем?

- Я только что сообразил: и Волков, и твой водитель уехали в Куранск примерно в одно время, и оба на «девятках»! А вдруг …

Руководитель СК, прищурившись, посмотрел на Огурцова и, кивнув на стол, сказал:

- Номер машины напиши! – Доктор написал: 789 и, протянув листок следователю, сказал:

- А буквы я не помню!

Через пару минут зашел водитель, и Калманович спросил:

- Номер той девятки помнишь?

- Там, где водителю правила дорожного движения вдалбливали резиновыми дубинками? Конечно, помню – 789! А вот буквы я не помню!

******

После получения этой информации Калманович подробнейше расспросил своего водителя, буквально обо всем: и как выглядели сотрудники, и какая у них машина, и точное место «досмотра». Потом, созвонившись с начальником полиции полковником Гарькавым, отправил группу для осмотра места происшествия, после чего довольно долго сидел молча, явно что-то взвешивая, и, наконец, сказал:

- Судя по спецсообщению, в том месте, где указал Валерий, в течение вчерашнего дня никаких задержаний или иных эксцессов зафиксировано не было. А это значит, что или гаишники липовые, или настоящие сотрудники по каким-то причинам не сочли нужным сообщить о происшедшем ... событии, и это требует обязательного разбирательства. А потому, друг вы наш судебно-медицинский, нам ничего не остается, как плотно взяться за вас. Сейчас Валерий Александрович принесет кусачки, подногтевые иглы, суставные молотки и ….

- Чуть что, сразу "Косой! Косой!" – сказал Огурцов. – А может я и так скажу? Кстати, что сказать-то?

Калманович чуть укоризненно посмотрел на доктора и ответил:

- Если предположить, что до Волкова все же добрались, то имеется и прямая угроза для Лебедевой. Косой, куда вы ее спрятали?

В этот момент в кабинет вошел начальник розыска Максим Коробкин и сказал, что опергруппа уже дожидается:

- Куда едем, доктор?

Через полчаса они на двух машинах уже подъезжали к дому Зои Ивановны, и при первом же взгляде на дом у Огурцова возникли нехорошие предчувствия, ибо калитка была распахнута, что для аккуратистки Зои Ивановны было нехарактерно. Вошедшие в дом оперативники нашли лежащую на полу хозяйку. На ее голове была кровь, но никаких серьезных повреждений, кроме небольшой ранки, судмедэксперт Огурцов не нашел. Тщательно осмотрев все тайные «подгорные» комнатки, они никого не обнаружили. Ольга Лебедева исчезла, не оставив и следа…

А на улице, когда доктор Огурцов повел к машине оперативников раненную хозяйку дома, подкатил вчерашний Ландкрузер. Доктор Огурцов сказал бы, нагло подкатил, по-хозяйски. Начальник охраны Маркштадта в сопровождении еще более холеного и ухоженного господина прямиком пошли к Калмановичу:

Господин полковник! Я, адвокат Генрих Презик, заявляю, что этот … господин – и он показал пальцем в сторону Огурцова – принимал активное участие в похищении человека и способствовал незаконному лишению его свободы. Мы имеем в виду госпожу Ольгу Борисовну Лебедеву, супругу моего доверителя Александра Филипповича Маркштадта. Заявление районному прокурору уже передано.

- Что ж господин адвокат, мы будем разбираться, непременно проведем соответствующую проверку, по итогам которой примем соответствующее процессуальное решение.

После этого прибывшие вернулись в машину и укатили, причем, начальник охраны успел ехидно шепнуть Огурцову:

- Кстати, если что случится, обращайтесь ко мне, но только в рабочее время! Я говорю про побои или не дай Бог – изнасилование. – И, ехидно улыбнувшись, ушел в машину.

- Ну, ни фига себе! – сказал Огурцов, – я еще и виноват, что ли? Может мне еще и похищение Волкова припишут?

- Забей, – коротко ответил Калманович. – Здесь состава преступления нет и не было, это воздействие на нервы или какой-то тактический ход и не более того. Все, поехали, поехали! – и машина уже было тронулась, но притормозила, и Калманович, приоткрыв дверцу служебного «Фольксвагена», крикнул Огурцову:

- Эй, уголовничек! Бабушку свози к хирургу, а потом на десяток минут пусть водила к нам завезет! Ведь надо же узнать, кто бабуле приложил по голове и куда подевалась Ольга. Машина в твоем распоряжении доктор, адью!

Читать далее "Глава 7" ⇒

Яндекс цитирования