Вы здесь

Глава 6

Последний полет Ворона (детектив)

Владимир Величко

Капитан Роман Куров сидел в своем маленьком кабинетике за совершенно пустым и идеально чистым столом. Сидел и ничего не делал. И это было непривычно! Никто не прибегал за советом, никто не давал никаких поручений, да и к начальству каждые полчаса не звали, как это всегда бывало, не дергали и по другим делам. И еще! Он заметил, что сотрудники вроде и здороваются, но смотрят как бы мимо капитана, сквозь него… Или странно скользят взглядом. Он, в который уже раз, подумал: «Неужели всплыло что-то? … Ведь сказал же Огурцов, что убит вовсе не Ворон! У него хватило ума не пытаться выяснять об этом. Оно вроде бы и ничего серьезного – все ж он Опер, но… И опять, глядя на стенку, он подумал – а не пойти ли ему в Комитет и не написать ли явку с повинной? И в который раз подумал, что такое признание – будет означать одно – он раскаивается! Да, но ведь убит то случайный человек, не Ворон – зашептал его внутренний голос, но он тут же сказал себе: и в этой смерти Ворон виноват! Он снова, как и в те года загубил человека, подставил вместо себя, отправил на смерть вместо себя возможно невинного. Затем снова, уже в тысячный раз, наверное, он прошелся по тому дню, вечеру и ночи и успокоился я – он нигде не наследил. У них зацепок нет! Правда, как опытный опер он понимал, что всегда есть нечто, за чем уследить невозможно. Вот взять те же деньги, которые мнимый Ворон якобы перечислил на его карточки. Он в последнюю минуту засомневался и не засветил себя в банке, ибо узнал – такие суммы, что он обозначил мнимому Ворону в том карьере, перечислить было невозможно. А значит и это была ловушка!

И снова капитан вспомнили своего отца. Эх, Батя, Батя! Ты был коммунистом – настоящим коммунистом старой закалки и не захотел поступиться своей совестью, не захотел торговать государством, не смог отдать то, что принадлежало народу, в частные руки. Ты считал, что только государство …. но тебя сбила машина. Насмерть. И Ворон стал хозяином карьера. А теперь... Н-е-ет! Он, капитан Куров, не простил ему своего отца и никогда не простит! Придет время….

И тут его мысли прервал телефонный звонок. Он по привычке схватил трубку служебного, но тут же, чертыхнувшись, аккуратно ее положил и нажал на кнопку мобильного:

- Капитан Куров слушает.

- Слушай, капитан. Меня забудь. Была любовь, ее уж нет и никаких мне дел – понял я о чем? – не шей! У тебя доказательств нет…

- Ты чего это? Будто иголкой кольнули в известное место!

- Это тебя идиота кольнули… И именно в то место, которым ты думаешь, то есть в ж… Это же надо таким лопухом оказаться. Ду-у-рак! Никогда ты не станешь майором! И не звони мне больше! – смачно сказала она и ее голос растаял.

Капитан помрачнел еще больше. И она ушла! И момент-то выбрала умело – он и трепыхнуться не посмеет. Сейчас не посмеет! – усмехнулся капитан. А может, мне тоже плюнуть на все и смотаться куда подальше? – подумал он. Недаром вода на плотине сегодня плохо текла и неправильно падала. Она ему не понравилась! А она еще ни разу не обманула его. Он встал и, проверив сейф, собрался на выход, но открылась дверь и зашел майор Капустин – его непосредственный начальник.

- Ты что сегодня сидишь один, как сыч … в берлоге? – хохотнул майор. - Планы строишь или…?

- Да чего-то тишина у нас, вот сижу и жду-гадаю: затишье перед бурей какое, или забыли обо мне?

- Радуйся, дурашка! – опять засмеялся майор, – не часто в нашей работе такое безделье встречается. Вон, наши лейтенанты молодые уже всосали бутылку на троих и, судя по настроению, побежали добавлять. Ну, я им в понедельник добавлю … бутылкой – снова коротко хохотнул он, – да так добавлю, что надолго запомнят. - Ты домой? – спросил он Курова и, увидев его кивок, сказал: - ты меня подстрахуй на завтра, лады? А то, не дай Бог, какая кража века случится, а оперов нет. И пояснил: - в Город хочу съездить. Прикроешь часов до четырех дня? Я к этому времени должен уже вернуться.

Когда они спускались по лестнице, навстречу попался невзрачный мужичок. Правда, вся его невзрачность куда-то пропала, когда он цепко и внимательно глянул на оперов:

- Слушай, – спросил Куров, посмотрев вслед незнакомцу, – а чего это оперативники ФСБ уже который день здесь шляются?

- Знаешь, я не в курсе…. Ну, почти не в курсе. Здесь еще и служба собственной безопасности СК пашет. Они напрямую к Гарькавому заявились. А он прикрепил к ним наших молодых, но уже опытных …. Васю и Петю. Еще знаю, что это как-то с той аварией связано, ну, где Ворон … И еще, – сказал Капустин, оглядываясь, – вроде все стрелки показывают на Анну Середу, что якобы она замешана. Только, т-с-с… – прижал он палец к губам и, пожав капитану руку, сел в машину и укатил.

Капитан Куров немного постоял, задумчиво глядя вслед уходящей машине, и привычным путем, через водопадик, отправился домой. Что-то он сейчас ему скажет?

* * * * *

Рабочая неделя для доктора Огурцова началась бурно. Экспертных исследований дожидались три очень серьезных «автодорожки», да и побитые за выходные дни граждане тоже наличествовали в немалом количестве. Поэтому, когда доктор Огурцов впервые глянул на часы, время перевалило уже далеко за полдень. И только тогда он вспомнил о том, что обещал сходить и поговорить с Середой.

- Как бывший психиатр, поговори, – попросил Калманович, уезжая от него поздно вечером в субботу. – Прокрути еще раз ее состояние и прислушайся к себе, действительно ли у Анны … эта … как её … ретроградная амнезия – или она …. лукавит? А в понедельник поговорим.

И Огурцов обещал. И не сходил! В воскресенье к нему приехали родственники, а когда вечером он все ж пошел, Анна спала. Он тогда решил сделать это прямо с утра в понедельник, но понедельник начался бурно.… Огурцов стал лихорадочно снимать халат, переобуваться – надо сделать то, что обещал! – но зазвонил телефон. Он глянул на экранчик – Калманович! – и только открыл рот, сказать что он….., но Антон его перебил:

- Это потом! Срочно приезжай, дело есть. Неотложное.

Когда он подъехал к зданию Комитета, увидел стоящий напротив входа роскошный новенький «Лексус». В салоне кто-то сидел, но кто, видно не было – тонировка мешала. Длинный коридор Комитета был пуст, но дверь в кабинет руководителя была открыта. Вопреки ожиданиям. Калманович не трудился в поте лица, а сидел и довольно безразлично смотрел в окно.

- И что случилось такое важное, что ….

- Ну во-первых – капитан Куров неожиданно написал рапорт об увольнении. Мало того, он отказался от прохождения обязательной медкомиссии и с завтрашнего дня он уже не работает. А во-вторых, я и сам думаю о том же – то ли и мне рапорт начальству забабахать, то ли ждать, когда меня выгонят ….

- С чего вдруг?

- С чего? А с того! Ты же знаешь, что всю неделю у нас работали оперативники из нашей службы безопасности и двое оперов из ФСБ – в деле иностранец фигурирует. Так вот, к сегодняшнему утру, они кое-что нарыли, а именно нашли свидетеля – дедушку, которого черт вынес на улицу еще в пять утра.

- И что? – спросил нетерпеливо Огурцов – мало ли …

- Этот дед живет на выезде из Городка, там, где начинается дорога в Перовский район. Так вот, он видел, как сразу после пяти утра в сторону Перово прошла иномарка и назвал ее номера.

- И?…

- И это номера машины Середы.

- Ну и что такого? Она сама сказала, что поехала как раз в это время…

- … а около шести со стороны Перово въехала машина. Дед сначала подумал, что это «Нива», но потом разглядел. Это был черный «Корандо»! И номер у него такой, – и он протянул бумажку Огурцову. - Не знакомы тебе эти цифирки? – спросил Антон.

- Цифры незнакомы, – ответил Огурцов, – а вот машина… Такая же у твоей Ольги Косовой, вернее, у ее мужа, Ивана.

- Правильно! Есть у мужа Ольги Косовой такой джипер. Так вот, этот глазастый дед, – я читал его показания! – рассказал, что машина остановилась у водоколонки и водитель пошел руки мыть. Следом вылезла женщины, невысокого роста, яркая блондинка и тоже сполоснула руки. Кто бы это мог быть, как думаешь?

- Да, ну … подозревать Ольгу Косову – это все равно что …, – сказал доктор и махнул рукой, – а вот, кстати: в это время – 5-6 часов утра, еще темень стоит. Как же дед разглядел и блондинку, и номера?

- Там же два магазина через дорогу, забыл? Дед за ними по ночам приглядывает и там всегда свет горит. Так что, понимаешь теперь: в коллективе следователей нашего отделения уже двое на подозрении. И в чем? В убийстве. Как думаешь – после такого оставят работать? Или….

- Или, или …. чё ты расплакался? Работай. Нужно еще доказать их причастность: подумаешь, въехали? Это ничего не значит, Мало ли кто и куда въезжает! Не фиг раскисать! – и, пройдясь по кабинету, продолжил:

- Итак, есть уже две блондинки, которые могут быть причастны к убийству. Но я в это не верю, потому что все доказательства, вернее даже не доказательства, а предположения – носят чисто умозрительный характер и ни на чем не основаны.

- Но ты не понимаешь, Иваныч – это «первоначальное накопление капитала», как у нас говорят, А потом начнут мотать дальше.

- Короче все остается по-старому: был бы человек, а статья найдется. Так?

- Нет, не так…, – начал было Калманович, но его перебили громкие женские крики и изощренный мужской мат, донесшиеся с улицы. Когда Огурцов с Калмановичем выбежали в коридор, увидели что женщина – блондинка, машинально отметил Огурцов – изо всех сил держит дверь. Но, поддаваясь грубому напору снаружи, дверь приоткрылась, мелькнул мужской кулак, и крик резко оборвался. Женщина повалилась спиной на пол и замерла. Когда они подбежали, судмедэксперт Огурцов увидел на лице женщины кровь и наливающийся синевой кровоподтек под глазом. В это время снова открылась дверь и вбежавший мужчина, не переставая сыпать матами, сильно пнул лежащую женщину, однако подбежавший охранник и Руководитель СК умело завернули грубияну руки и уложили его на пол, рядом с женщиной.

- Кто это, …что это было? – ошарашено спросил Огурцов.

- А это прибыли на допрос дружные и любящие друг друга муж и жена Догоняйло!

Мужчина, лежащий на полу с завернутыми руками, дернулся было, и, взревев, снова выдал такой залп нецензурщины, характеризующий их дружную семью, жену и всю ее родню, что даже Калманович слегка смутился и крикнул охраннику:

- Хватит, вызывай наряд! Посидит суток десять, авось остынет! Иваныч, что с ней?

- Да, по-моему, все в порядке. Вон уже глазыньки открыли, лежат, моргают, – сказал Огурцов, помогая женщине подняться с пола. Но, когда он повел ее показывать, где находится туалет, женщина стала снова заваливаться набок и, если бы не Огурцов – снова бы упала. В итоге- ее увезли в больницу.

Читать далее "Глава 7" ⇒

Яндекс цитирования