Вы здесь

Домовой

Владимир Величко

Где вы, о древние народы!
Ваш мир был храмом всех богов,
Вы книги матери – природы
Читали ясно без очков …
Ф. Тютчев

Прочитав написанное, задумался! Чего-то не хватает! Что-то упустил, что-то не сказал! Что? Не рассказал еще о некоторых странностях, случившихся с автором? Да нет, вроде больше ничего особо такого не случалось. Разве, что так, по мелочи. Мучался этим я довольно долго, пока однажды не отдал прочитать уже написанное? своему приятелю. Он быстро прочитал и сказал:

- Слушай, здорово, очень интересно! – И немного помолчав, задумчиво спросил:

- А вот любопытно бы узнать, твоему сыну эти способности передались? С ним случалось что-то подобное?

Я задумался:

-Да, вроде нет. Ни о чем подобном мой взрослый ребенок не упоминал …. Тем более, он уже сам прочел это и, если б с ним что-то такое было, он бы …

И тут я осекся на полуслове, так как вдруг понял, что же мне мешало все это время, я понял, о чем еще не рассказал. …

На первые в своей жизни летние каникулы, нас – меня, свежеиспеченного второклассника и младшую сестру привезли в деревню. К бабушкам и дедушкам. Их у нас был – если так можно выразиться – полный комплект: две бабушки и два деда. В жизни всегда случается так, что одни бабушки с дедушками бывают ближе, чем другие. В силу географических особенностей, может материальных, или по чисто моральным обстоятельствам. Вот и нас с сестрой всегда отдавали на попечение маминым родителям, а к другим, папиным – мы просто ходили в гости и иногда ночевали. Благо все бабушки и дедушки жили в одном большом селе на берегу Енисея. Вернее мамины родители жили в самом селе, а папины все лето проживали на одном из больших островов нашей реки, где дедушка работал бакенщиком – зажигал по вечерам и тушил по утрам специальные плавучие маяки – бакены - указывающие пароходам фарватер. В те времена с электричеством было совсем плохо, разных там фотоэлементов не было и в помине, вот и приходилось дедушке эту довольно трудоемкую процедуру совершать дважды в день - пока длиться навигация на реке. Я частенько сопровождал его в этих поездах и, лежа в носу лодчонки, исполнял одну функцию – помогал причаливать лодку, когда дедушка подгребал к бакену. Все же остальное время я занимался более важным делом – был «индейцем». С пером за ухом, с самодельным и, естественно, весьма жалким подобием лука, «сливаясь» с природой, выслеживал то бабушкину корову с теленком, то охотился на бабулиных гусей, за что нередко она меня потчевала прутиком по филейным местам…. Домик у бабушки был небольшой, из мелких круглых брёвнышек. Сени, что были пристроены к избушке, были сплетены из прутьев, обмазанных глиной. Пол в избушке, сенях и маленькой кладовочке был земляной. Была в хозяйстве конечно и собака – моя первая собака - огромный черный пёс по кличке Фингал. Я его звал Финей и он вместе со мной (а может я вместе с ним) часами пропадал в «дебрях затерянного острова». И был еще конечно кот – здоровенный и плутоватый. Котяра тот, целыми днями дрых в домике, на хозяйских полатях. Кот и Финя были лучшими друзьями. Но только в доме … ну и рядом с ним. А вот с наступлением вечера, когда Котяра выходил, довольно потягиваясь на улицу, Фингал был тут как тут. Он напряженно следил за тем, когда же Кот перешагнет некую условную границу, что б «поквитаться» наконец с наглецом, но, сколько мы с Финькой не пытались его выследить – ничего не получалось. Котяра как в воздухе растворялся. И появлялся только под утро.

И вот я однажды вечером обратил внимание, что бабушка перед сном наливает в мисочку молочко и ставит его в самый угол:

- Баба, а зачем? … Кот то утром только явиться – спросил я ее однажды.

- Я это вовсе и не Коту твоему разлюбезному … Кот свое молочко утром получит. Он хитрюга знает, когда утром корова доиться и всегда тут как тут. Он свое не упустит, не волнуйся!

- А кому же, баба? Мышам? – спросил я и рассмеялся, представив, как мышки толкаются и, облепив блюдечко, лакают молочко.

- И не мышам…

- Ну а кому, кому, бабушка?

- Кому, кому - пробурчала бабушка – Домовому, вот кому!

- Домовому??? А кто это? Где он - и я завертел головой во все стороны.

- А ты не верти, не верти головушкой, все равно не увидишь его … Его вообще мало кто видит…

- А ты, ты видела, бабуля?

- Видела.

- А какой он?

- Какой, какой … спи-ка лучше давай, все-то тебе знать надобно. Спи!

Но тут уж я заныл, заприставал к бабушке по полной. Очень мне захотелось узнать, что это за зверь такой – Домовой. Очень захотелось, что бы она показала этого домового. Ну, в конце концов, бабушка сдалась и рассказала, что домовой - это такой маленький человечек, росточком чуть боле кошки. Живет почти всегда в доме, а летом еще и в лесу, что он следит в доме за порядком, что бы никакая нечисть, никакое зло в дом не проникло. И еще сказала, что увидеть домового нельзя. … Если только он сам не захочет этого. Вот так!

В общем бабушка сказала, что если хочу увидеть как придет домовой пить свое молочко, то должен тихохонько лежать и не шевелиться … И не спать!

- Хотя – добавила бабуля – он и усыпит тебя, если увидит, что ты таращишься на него. Не любит домовой такого внимания к себе. Может и не появиться, но, скорее всего, он тебя все-таки усыпит, что б молочком то полакомиться. Уж больно падок он до него, до парного то!

Вскоре бабушка задула керосиновую лампу, улеглась на свои полати и довольно быстро стала похрапывать. Лёг потихоньку и я. Закутался в одеяло и замер, стараясь не отрывать взгляда от чуть белеющего пятна в углу – миски с молоком. Так я пролежал с полчаса, и вдруг понял, что какая-то тень шевелится около миски. Как и откуда кто-то там появился – я не понял, но, затаив дыхание, все смотрел и смотрел в угол. Страха никакого не было, а было только жгучее желание разглядеть этого маленького человечка – Домового, как его бабуля назвала. И вдруг – нет, нет, не стало светлее – просто я увидел, как все стало не черным, а серым, а у миски действительно стоит маленький и какой-то толстенький человечек и смотрит прямо на меня. Мне даже показалось, что глазки его светятся. Вдруг он шевельнулся, пропал на долю секунды и вот он уже сидит прямо на моих ногах. Отчетливо запомнил его тепло и его неправдоподобную тяжесть. Еще успел подумать:

- Какой маленький, а какой тяжелый. Сильный, наверное! – и тут же он исчез. Мелькнул по полу к двери и, мне показалось, что он прошел сквозь нее, не открывая. И все стало сразу же, как прежде. Темнота ночи снова заполнила избушку, а я сражу же уснул.

Утром я проспал бы, наверное, до обеда, но бабушка разбудила меня часов в одиннадцать.

- Ну и как тебе домовой – спросила она.

- А ты откуда знаешь, что я его видел?

- Так я же не спала, тоже его видела. Я часто его вижу, он от меня уже давно не шугается. Знаешь внучек, я не думала, что он тебе покажется, а уж что на кроватку к тебе вспрыгнет – я и не слышала о таком. Потом она налила мне молока, положила каши и, пристально глядя на меня, снова спросила:

- А вот скажи-ка внучок, о чем ты думал, когда ждал домового?

- Я? … Ну, о разном …

- А все-таки, – пытала меня бабушка?

- Ну, о домовом, наверное, … А-а-а! Я думал, а как же он зимой то будет здесь жить, когда вы уедете. Ведь замерзнет… И … и ... думал, что если он маленький такой как бы его наш кот не задрал – он же и птичек, и мышей, и крыс ловит. Вот и боялся….

- Ну, тогда понятно, почему он тебе показался – задумчиво сказала она - Он услышал твои добрые мысли и позволил себя увидеть. Он позволил тебе знать, что есть домовые. Он позволил тебе себя увидеть. И бабушка поцеловав меня в макушку, вышла из избушки, бросив напоследок:

- А зимой он с нами в село уезжает и живет под печью. Там ему тепло ….

Вот такое мое самое раннее воспоминание из детства о Необычном и об Удивительном. И мне сегодня чуточку стыдно, что с годами я забыл, что в нашем мире живут Домовые.

Такие вот случаи жизнь преподнесла одному из ее рядовых участников. Все они происходили на продолжении нескольких десятилетий и, не могли не наложить своего отпечатка на мировоззрение автора, не могли не заставить думать и думать о произошедшем. Объяснение этих необычных случаев у автора имеются. Они неожиданны, во многом опровергают устоявшиеся понятия людей об окружающем их мире. И если возникнет такая необходимость их можно изложить ниже, при этом, вполне отдавая себе отчет, что описанные выше случаи могут быть прочтены с интересом многими и многими читателями, а объяснения их могут быть приняты в штыки не меньшим количеством прочитавших сие. Что ж, никому не возбраняется высказать свое личное мнение о прочитанном (или о нечто подобном) и выдвинуть свое объяснение аналогичным случаям.

Яндекс цитирования