Вы здесь

Эпилог

Однажды в Сибири (повесть)

Владимир Величко

На этом историю про убийство инкассаторов можно было бы и закончить. Судмедэксперт Окладников вышел благополучно на работу и по-прежнему с увлечением занимается своей экспертной деятельностью. Майора Жабыко арестовали и он, просидев в камере для подследственных полгода, заболел, был переведен в больницу и через пару месяцев там и умер – у него был выявлен рак желудка с метастазами. Как потом рассказал следователь прокуратуры, что вел это дело, болезнь эта приключилась из-за того, что майор носил на груди так называемый мелонг – тибетский амулет. А сделан он был, как потом выяснилось, из камня, содержащего большое количество урана, по сути из урановой руды. Кстати! Его майору подарил бурят, что освободился из колонии. Благодаря майора за хорошее отношение и даря мелонг, снятый со своей шеи, он сказал: Амулет будет оберегать тебя до тех пор, пока ты не сделаешь людям зла. А как только ты принесешь зло в наш мир – мелонг тебя убьет. Вот и не знаешь, что после таких слов думать? Майор проносил на шее радиоактивный амулет не менее 10 лет и ничего с ним не за эти годы не произошло, но как только сам убил – то есть принес в мир зло – заболел и умер. Хотя здравомыслящие люди объясняют это так: никакой организм не выдержит присутствия радиоактивного элемента на груди. Удивительно даже, как Жабыко смог столько лет проносить его. А с другой стороны бурят, что передал мелонг майору, был довольно преклонных лет и носил его на груди не менее полувека и ничего!

О том кто такой Батя, майор так и не сказал, деньги тоже не нашли. А потом случился 1991 год и страна, в которой случилась эта история, исчезла с карты мира.

Но то знаменитое ограбление, ставшее первым в цепочке последующих и очень жестоких преступлений, все-таки получило свое продолжение, вернее свое логическое завершение и случилось это так.

Стояло начало лета 1992 года. Было так же жарко, как и пять лет назад. Эксперт Окладников пришел на работу как всегда рано, но санитар Александр Иванович его опередил – уже гремел инструментами в секционном зале. На вскрытие в этот день было два трупа – дедушка, решивший покончить счеты с жизнью. Надев на шею петельку и, шагнув со стула, повис в ней и умер, а также бабушка, умершая от какой-то болячки. Для установления характера этой болячки ее и направили на исследование. И вот, когда начали вскрывать бабушку, санитар вдруг уронил на кафельный пол секционный нож и тут эксперт вспомнил свой давний сон: бабушка … вскрытая … поднимается … санитар Александр. В этот момент эксперт содрогнулся ибо, посмотрев в лицо бабушки, узнал ту старушку из давнего сна. Точно – именно это лицо ему тогда и привиделось. Стало неприятно, и он – впервые в жизни – испугался. Вдруг мелькнула идиотская мысль, что сейчас бабушка начнет вставать. Но сон не повторился. У бабульки нашли тромбоз легочной артерии, от которого она умерла и спокойненько лежала на секционном столе, никак не реагируя ни на мысли, ни на манипуляции, производимые с ее мертвым телом.

Второго вскрывали дедушку, которого звали Игнат Ильич Перепичай. Было ему уже хорошо за шестьдесят, и причина смерти была четко видна на шее – странгуляционная борозда от повешения в петле – что не вызывало сомнений. И вот, когда снимали одежду, санитар обнаружил записку, в которой этот дед и написал, что он - старший брат майора Жабыко, что изначально «сидел» под другим именем и случайно с родным братом встретился уже в 1977 году, когда узнал в начальнике оперчасти своего брата. После этого они и приняли решение, остаться жить в маленьком сибирском городке. Младший перешел на службу в милицию, а старший вел неприметный образ жизни в том же городке, причем они тщательно маскировали свои отношения. Ни один человек в городе не знал, что они – братья. Написал, как замыслили и осуществили ограбление автобуса. Еще он написал, как убил Гудкова (кстати, до сих пор числившегося в розыске) и указал, где спрятаны труп и деньги – проклятые и не нужные теперь никому деньги.

Вот и вся история, случившаяся однажды в маленьком сибирском городке.

Яндекс цитирования