Вы здесь

История 24

Владимир Величко

- Ну, ты и наворотил Сашок – удивленно проговорил Самуилыч - под конец и сам, наверное, запутался в героях и их поступках а?

- Да – несколько сконфуженно ответил Саша – ваша правда. Сам не ожидал, что так длинно получиться.

- А мне понравилось – ответил Бурков. Этот рассказ «причесать» бы как следует – и хоть кино снимай.

- Ладно, кто следующий будет сказку сказывать?

- Давайте я – напористо сказал Эрик Дропман …

- Значит так - откашлявшись, сказал он - Это было уже после того, как я вернулся из Израиля ….

- Слушай, прости, что перебиваю, но всегда хотел узнать, почему …

- Да все просто: вроде и устроились хорошо, и условия жизни были вполне подходящие, правда работы по специальности не было, но самое главное - мне каждую ночь снился мой родной Город, Скалы, тайга и реки. Я даже к психологу ходил, но все тщетно, без эффекта. Мне помогала только лошадиная доза снотворного или выпивка … в лошадиной дозе. Тогда я подумал, подумал и вернулся в район работать. Это если вкратце. Ну, так вот продолжу сказку: любое утро судебно-медицинского эксперта начинается одинаково – ты приходишь в морг – простите в отделение судмедэкспертизы и смотришь по журналу кто и с чем поступил …

- Ну, еще утро начинается с поездки на «труп» - перебил его Бурков …

- … а еще с похмелья – ехидно сказал Боря Татаренко – это если про тебя говорить.

- Че, уж так сразу и с похмелья – надул губы Сергей – почему про меня?

– А ты не мешай рассказчику и не будет похмелья – ответил Борис - продолжай, Эрик.

- Вот и в то утро, открыв журнал, я увидел, что есть три трупа: два по направлениям - для установления причины смерти и один – Опа! - с постановлением о проведении экспертизы. Взяв его я с удивлением прочитал: « .. так число … ага, вот …нанес удар ножом в область сердца . .. труп обнаружен … гражданин Х. задержан и пояснил…». Новости! А почему меня не вызвали на осмотр? То они на «висельников» среди ночи пытаются поднять, то на явное убийство не зовут. Потом решив, что пусть идут они все лесом, позвал санитара и мы пошли работать. Да, в постановлении прочитал указание следователя – изъять кровь, подногтевое содержимое и ... все. Потом увидел приписку - нож из раны изъять, описать, упаковать и передать следователю.

- Николай – кричу я санитару – нож в ране?

- Какой ... нож? – отвечает он. Я – сами понимаете! - иду в холодильник. Смотрю: труп лежит на каталке. Мы его осматриваем и видим, что рана есть, а ножа в ней нет! Я даже на полу все посмотрел – может, где выпал? Ни фига, нет ножа …

- Да вытащили они его, а в постановлении забыли вычеркнуть – сказал Санитар – ну, их в …. пошли работать!

Труп мы вскрыли довольно быстро, я все описал, изъял кожный лоскут с раной – ну все как обычно.

Не успел я зайти в свою комнату, как позвонил следователь поинтересоваться о результатах. Я ему все рассказал – куда, как и чем, а так же что повреждено. Он задал еще пару вопросов, а потом и говорит:

- Ты нож не мыл, случайно?

- Нет, не мыл. У меня для этого санитар имеется. Он как раз сейчас моет инструменты.

- Тьфу на тебя! Я про нож из раны …

- А-а-а, про нож из раны … Так в ней не было никакого ножа.

Короче следователь через десять минут уже был у меня. Влетел, держась рукой за сердце, и давай нам устраивать допросы с пристрастием. В общем, убедившись, что мы его не разыгрываем, стал вызванивать милицию и выяснять весь круг людей кто мог его похитить. Ушел от нас Следователь в весьма понуром состоянии, сказав, что если ему выговор влепят – то считай крупно повезло, а могут и неполное служебное соответствие воткнуть.

- А ты-то причем?

- Ну, я все-таки должен был не просто тело в машину загрузить и отправить, а приставить к нему для сопровождения милиционера, а я - лопухнулся, понадеялся на авось.

- Вот тебе и вставят в энное место кое что и скажут – небось больн-а-а-а? – жизнерадостно заржал я.

- Ладно, ладно – поиздевайся, разрешаю, но когда придет мой черед, …. и Следователь мечтательно закатил глазки.

В общем, ребята с этим случаем все было как обычно: заключение напечатал, то что нужно – отправил на дополнительные исследования в лабораторию. После этого стал наблюдать за тем, как всея милиция искала потерянный нож. Сначала выловили и допросили четверых деревенских парней, которые сопровождали труп в морг. Спрашивали строго, но без излишеств – ситуация не та. Но все парни держались уверенно и твердо отвечали, что ножа они вообще не видели. Опытные опера, после допросов, сказали, что парни ни причем, иначе хоть один бы да дрогнул. Да и случай не тот, им нечего особо-то опасаться. В общем, пустышка. Одновременно допрашивали и работников райбольницы – те кто имел отношение к приему трупов по ночам – а в ту ночь был доставлены еще двое и оба после того как в морге успокоился убитый. Опера выявили тех людей, кто привозил умерших, кто разгружал их – все впустую, никто не брал. А эти, последние и не видели никакого ножа.

Наш следователь совсем загоревал. Мне – говорит – теперь хоть надфилем, но именно такой нож выточить надо. Нож – важная часть доказательной базы…

- А почему ты нож сразу не извлек?

- Да ты понимаешь, у нас есть указание – коль нож в ране, кожный лоскут на длительное доп. исследование можно не направлять, А это сокращает сроки следствия – вот и сократил, отправил дело в суд досрочно - уныло сказал Следователь.

- И что делать теперь?

- Пойду сдаваться начальству.

Однако все пошло по другому. Не прошло и получаса после нашего разговора, как в отделение приходит мужичонка с «фонарем» и робко так говорит:

- Доктор, а вы меня не помните?

Я пригляделся к нему и говорю, что не помню. Тогда он рассказывает, что еще до моего отъезда в Израиль я его сильно выручил в одном деле и напомнил в каком. Так вот он и пришел ко мне потому, что я … и давай меня расхваливать. В конце концов мне надоело и я его уже совсем собрался послать, но …

- … а скажите у Вас нож не терялся – спрашивает он шмыгая носом.

- Отвали, мужик, какой на хрен нож, я тебе сейчас этот …. Ст-а-а-ять! Какой такой нож ты имеешь в виду – заорал я так, будто мне в некоторое место уже ткнули этим ножом.

- Ну, у Вас же потерялся нож из покойника? Я знаю, где он!

Короче пока санитар наливал ему спирту, я звонил Следователю. При этом не отказал себе в удовольствии слегка приколоться и повел разговор на отвлеченные темы, И когда у того стало терпенье лопаться (я даже начал различать легкие, но все усиливающиеся потрескивания в трубке) - сказал:

- Слушай, здесь один чудик пришел, говорит, знает, где ножик из трупа! Тебе это интересно?

- После чего я примерно за 10 секунд выслушал о себе много такого, о чем раньше и не подозревал. И даже узнал откуда на самом деле родом все мои предки вплоть до седьмого колена ( а я то дурак, думал что они с земли Обетованной, а оказалось …).

В отделении Следователь оказался почти одновременно со вторым коротким гудком который я услышал в трубке, после того как он её у себя бросил на рычаг:

- Гд-е-е-е-е!!!

- Чё орешь-то? А может я пошутил? – после этих слов, он как стоял, так и замер, не двигаясь. Потом он закрыл глаза и начал вслух считать: 10,9,8,7 …

- Ладно, приз в студию! – и санитар вывел мужичка - этот приз стоит всего-то литр «Наполеона» - ухмыльнулся я.

Следователь впился глазами в мужика и сказал - если врешь …

- Нет, нет, товарищ следователь, знаю, точно у кого он. И вот что рассказал: он был на месте убийства и видел, как грузили труп. Когда носилки с телом поставили в кузов и все отошли, с противоположной стороны в кузов сиганул Валерка Мырлин. Там он взялся за нож, выдернул его из трупа и был таков. Вот и все. Давай начальник Наполеона.

- Сейчас, дам! И Наполеона дам, и коньяка дам и раз-два по шее кое-кому дам – приговаривал Следователь, вызванивая на подмогу парочку оперов. Так как конкретной работы у меня не было, а любопытно было – я поехал с ребятами в деревню, за ножом.

Когда приехали, мужичонка показал дом, где жил похититель. Мы зашли и приготовились было к долгой «осаде», однако хозяин молча, не говоря ни слова сам достал нож, воткнул его в стол и сказал:

- … вот, значит какая история! Этот нож привез с фронта мой дедушка. Его он получил в награду от генерала Берзарина – первого коменданта Берлина. В июне 1945 года он собой закрыл генерала от пули, когда выскочивший из двери разрушенного дома мальчишка пытался выстрелить в него из автомата. Вот дедушка и заслонил его. Выстрел был один – затвор заклинило - пуля миновала всех, никого не поранив. Вот тогда генерал достал из машины нож и сказал, что это кинжал Бормана, рукоятка из чистого серебра и вручил его дедушке - у меня и газетка есть с фоткой где он его вручает деду - сказал мужчина.

Я взял осторожно кинжал – клинок с двухсторонней заточкой, симметричный острый конец клинка и рукоятка – тяжелая, матово-серая с утолщением на конце.

- Вот это и есть серебро – сказал мужчина. Следователь взял кинжал у меня и покачал его в руке:

- Тяжелый! А я то дурак подумал, что это дюралька! А как же он оказался …

- У убитого? - спросил Валерий - мы с ним одногодки, росли вместе. Большими друзьями не были, а потом и вообще стали сторониться друг друга – он противный из города вернулся. Когда у меня 15 лет назад сын родился, пришел со всеми обмывать рождение и он. Вот после этого застолья и пропал мой нож. Я его никому почти не показывал и мало кто знал о нем. Убитый – знал. Ну еще трое-четверо знали. Всех потом обошел, умолял - отдайте. Все клялись что не брали и он в том числе. Смеялся, гнида - прости меня Хосподи! – и перекрестился на икону висящую под потолком в самом углу.

Во-о-т … Когда я пришел на место убийства – его как раз уносили. И увидев торчащую из тела рукоятку и еще ничего толком не поняв, у меня сердце заколотилось как сумасшедшее – будто подсказывало! – это он, он, твой нож. Ну, я и маханул через борт и только положил руку на рукоятку, так сразу понял – точно он! Ну, выдернул его и ушел …. Вот такие дела.

Вот так нашли этот нож. Владельца ножа немного промурыжили, попугали статьей о противодействии следствию, но дело не возбуждали и в суд, естественно, не передавали.

Теперь о ноже – сказал Эрик - клинок был естественно, направлен на экспертизу и там криминалисты совместно с историками, оружейниками выяснили, что клинок из качественнейшей золлингеновской стали, а рукоять – из чистейшего серебра. Такие ножи были сделаны по заказу Мартина Бормана в конце 1944 года, в количестве трех штук. Но самое главное – в одной из трех рукояток был запрятан алмаз в 50 карат – так написано было в найденных исторических документах. Судьба всех трех клинков, говорилось там же - неизвестна.

Вот такая и необычная и одновременно простенькая история.

- Погоди, погоди – а куда клинок то делся?

- Как куда? Владельцу вернули. Его доказательства сочли весомыми.

- А алмаз?

Не знаю. … У хозяина клинка спросите. И Эрик, улыбнувшись, припал к стакану с холодным чаем.

Яндекс цитирования