Вы здесь

Глава 4

Последний полет Ворона (детектив)

Владимир Величко

Несколько секунд все молчали, переваривая столь неожиданное известие. Обстановку разрядил доктор Огурцов. Отложив шашлык, он внезапно засмеялся и проговорил:

- Ну и картинка! Все как у Гоголя: «Господа, к нам едет Ревизор!»

- Ну и чего ты ржешь, Дмитрий Иванович? С тебя-то взятки гладки, ты ушел и забыл обо всем. А вот к нам точно приедут ревизоры … в полковничих погонах и такую ревизию устроят, что ... – Валентин, не закончив фразу, махнул рукой и, глянув на Руководителя, спросил:

- А подробности есть?

- Какие там подробности? Если коротко, то дело было так: утром Миль сообщил о Вороне и Юра решил с ним разобратьс., Но не успели они выйти из дома, как Ворон сам подкатил к дому Юры. После получасовой ругани, стучания кулаками в грудь и разрыванием до пупа рубашки, Ворон сообщил, что привез деньги – два миллиона долларов, но они хранятся в банковской ячейке в Москве. Он отдал Догоняйле доверенность на пользование ячейкой, но для верности решили, что надо лететь вдвоем. И они улетели, а Миль остался. Так что алиби у Догоняйлы и у Ворона – стопроцентное, потому, что самолет уже в девятнадцать с копейками был в воздухе.

Некоторое время все молчали, потом кто-то из следователей растерянно спросил:

- Да, ладно вам – улетели! А кто же был в гостинице тем вечером? Кого опознала дежурная? Ведь Ворона? И из гостиницы он выходил в 21 час? Это куда деть? А по вашим словам он в это время уже над Уралом пролетал? И чей тогда труп, был обнаружен возле машины Середы? И почему решили, что он – Ворон?

- Вот в том-то и дело! Ни кто убит, ни кто убил – неизвестно. А поэтому итог нашей работы – возвращение к истокам, к началу – когда нашли труп и Анну Середу без сознания …. Кстати, как ее дела? – глянув на Огурцова, спросил Калманович.

- Дела? Да нормальные у нее дела. Из реанимации перевели в хирургию. Все по плану, поправляется.

* * * * *

Капитан Куров почти никогда не ходил из дома на работу по дороге, никогда не ездил на автобусе. Он всегда шел напрямик. Сначала по тропке через березовую рощу, затем по продуваемому всеми ветрами пологому, пустому и каменистому склону горы. Дальше его путь пролегал через пешеходный мосток, что шел по верхнему краю плотины. Там, капитан почти всегда останавливался то на минутку, а то и на полчаса. Он любил здесь стоять и смотреть вниз, на падающие с трехметровой высоты потоки воды. Там очень хорошо думалось – и о работе и о жизни, обо всем! Вот и сейчас он стоял и, глядя на серые весенние воды, вспоминал Ворона – сколько веревочке ни виться, все равно конец будет. Уж сильно много он горя принес тогда, в 90-е! А скольких он убил, скольких разорил? Вот пусть теперь полежит в сырой земле и подумает. Мысли в голове капитана как-то прыгали с одной на другую – сегодня ему почему-то не думалось. И он пошел дальше. На окраинной улице он пошел по обочине, и через пяток минут рядом затормозила машина. Оглянувшись, он увидел районного судмедэксперта Огурцова:

- Я в Комитет еду… садись, довезу. Милиция, …. тьфу, ты – Полиция-то рядом! Капитан секунду подумал и сел – ему сегодня не понравилось, как падала вода, и поэтому дальше идти не хотелось, и еще, он знал, что день сегодня будет нехороший!

Когда поехали, Куров спросил:

- А Вы-то зачем в Комитет? Ведь суббота, выходной.

- А там привезли Ворона и надо его осмотреть ….

- Постойте, доктор! Какого Ворона? Куда привезли? – удивленно и даже встревоженно спросил капитан, всем телом развернувшись к эксперту, – его ж убили и похоронили….

- Да в Москве задержали Догоняйлу, а с ним был Ворон.

- Не может быть! ... я же сам его … мёртвым видел…, – растерянно проговорил Куров.

- Вот и мы вчера тоже удивились! Причем удивились – это мягко сказано, – сказал Огурцов, и после этого оба замолчали. У здания полиции капитан, коротко поблагодарив Огурцова, ушел, а еще через пяток минут и Огурцов уже парковал машину у здания Комитета. Пройдя по длинному коридору, он зашел в кабинет Руководителя

- Ну, что, – спросил Калманович, увидев доктора, – получилось?

- Так точно, товарищ подполковник! Ваше задание выполнено. Информация доведена до объекта К., – шутовски ответил Огурцов и, сев на диван, сказал:

- А еще мне показалось, что Куров …, как минимум, причастен к убийству, – и пояснил почему. - А что у вас?

- Ночь не спали,– с довольным видом ответил тот, – но зато теперь знаем, кто убитый.

- Что, Ворон накаркал? И чье же имя он прокаркал?

- Чуть попозже. Валентин подойдет … А вот кто убийца, еще не знаю, – протянул кружку Огурцову. Тот, взяв ее, недовольно сказал:

- Ты ж знаешь, я кофе не пью.

- Ничего, мы же у тебя давимся твоими чифирями, а ты у нас кофиём отравись.

Пока они пили кофе, из душа пришел Валентин и тоже припал к напитку. Глотнув пару раз, он сказал:

- Когда в 95-м году Ворон уехал, он оказался в Швейцарии. Именно там находился банк, где на счету лежали деньги за проданный гранит. И было их порядка пяти миллионов. И что интересно, Ворон их, по сути, и не зажилил. Просто ему подвернулась возможность удачно вложить их в дело. Что самое удивительное – его никто не «кинул» Он тогда заработал еще миллион. И так пошло-поехало. У него объявилась хорошая предпринимательская жилка. Он богател, хотя в голове – как он утверждает! – у него всегда были мысли, что вернется и отдаст долг. Вот только еще одно дело проверну, – думал он – потом еще и это дельце, потом и то …. Так незаметно пролетело пятнадцать лет и, наконец, он решил отдать долги. Честно отдать, и прилетел в Москву. В Сбербанке приобрел ячейку, куда и вложил два миллиона, а у нотариуса оформил доверенность на имя Догоняйлы, и тут случилось … случайность, которая, по сути, спасла ему жизнь! – Валентин поставил пустую кружку и, пройдясь по просторному кабинету, продолжил:

- Когда мистер Ворон вернулся из банка в свою гостиницу – не самую фешенебельную, надо сказать! – сидящая в холле женщина заорала, показывая на Ворона, что якобы это он, украл и убежал, задерживайте его! Недоразумение быстро разъяснилось, перед Вороном извинились, а на следующий день задержали того воришку. Он внешне оказался очень похож на Ворона – в смысле, на человека, а не на пернатую тварь, – поправился Валентин!

- Это еще неизвестно, кто из них тварь – Ворон, или … ворона? По-моему ..., – встрял Огурцов, но Валентин, улыбнувшись, продолжил:

- И вот тогда у Ворона мелькнула ослепительная идея! … – но тут он снова прервал рассказ, потому что пришел начальник полиции Гарькавый. Поздоровавшись, он сказал:

- Двоим возможным фигурантам информация донесена. Будем ждать реакции…

- Ну, так вот, – сказал Валентин, – это был двойник Ворона. Строго говоря, и не двойник, но похожий на Ворона человек, очень похожий. Я не буду отвлекаться на побочные детали, рассказывать, как Ворон освободил воришку-двойника, но думаю, все и так поймут: миллионер … деньги… пострадавшая пенсионерка. А, с учетом того, что Ворона в нашем городке не видели столько лет, то он решил: «Прокатит»! И прокатило! Двойник – мы его Дубль назвали – поселился в самую лучшую гостиницу, а Ворон – в захолустную. После этого Дубль стал светиться в общественных заведениях и выспрашивать про Догоняйлу.

- А зачем? – спросил Доктор. Ну, приехал бы …

- Ворон привык быть осторожным и захотел составить мнение о своих бывших дружках. Приехал и составил. Кстати, кого из двоих Воронов видел Миль, мы уже никогда не узнаем. Но вот то, что Дубля увидел еще и Некто – это точно. Увидел и решил поквитаться. Мы сегодня всю ночь вычисляли тех, кто и хотел бы и мог посчитаться с Вороном. Таких оказалось пять человек ….

- И один из них Куров? – спросил Огурцов.

- Да, как ни прискорбно, он – сотрудник правоохранительных органов, – ответил Гарькавый и, помолчав, сказал задумчиво:

- Вот только доказухи-то нет никакой!

- Да-а-а…, – протянул Калманович, – в городах ставят видеорегистраторы, а в нашей дыре ….

- Стойте! – прерывая полковника, вскочил Огурцов, – надо срочно выяснить, кто в тот вечер дежурил в гостинице, всех, имею в виду, а не только дежурную.

- Ну, выясним, это не проблема и что? – чуточку брюзгливо спросил руководитель Комитета.

- Выясняй! Если там дежурила медсестра Елена Маргацкая …

Около десяти минут Калманович звонил по нескольким номерам и потом сказал

- Маргацкая! И что? – повторил он свой вопрос.

- А то! Елена в свою смену носит видеорегистратор и держит его включенным. С ней пару лет назад случился один эксцесс, и тогда она не смогла доказать свою непричастность к … а, впрочем, сейчас речь не о том! Едем срочно к ней.

Читать далее "Глава 5" ⇒

Яндекс цитирования