Вы здесь

Глава 2

Сквозь призму смерти

Владимир Величко

За долгие годы работы в любом коллективе, особенно небольшом, складываются свои, весьма стойкие традиции. Была такая и в отделении судебно-медицинской экспертизы, где уже долгие годы трудился доктор Огурцов. Он, как «ранняя пташка», всегда приходил на работу первым и готовил чай-кофе своим сотрудникам. Утреннее чаепитие было нерушимой традицией, еще и потому, что никто и никогда не опаздывал, ибо все были «жаворонками», и одно время они даже обсуждали возможность сделать рабочий день с семи утра. Вот и в тот осенний день доктор прибежал на работу не просто первым, а заметно раньше обычного, и только потому, что было холодно. Несмотря на голубое небо, яркое утреннее солнышко, на улице было минус десять. И это – в сентябре! Потому-то доктор не шел вальяжно, как привык, а почти бежал, постукивая зубами от холода, ибо одет был крайне легкомысленно. А что? Собираясь на работу, он в окно-то посмотрел, а на термометр нет! Вот уши чуть и не обморозил! Пока доктор все готовил, да разливал – не подумайте чего плохого, чай! – подтянулись остальные сотрудники. Все, кроме медрегистратора, что было тоже непривычно. Дмитрий Иванович уже взялся было за телефон, как дверь открылась и появилась Елена Георгиевна. Она была в зимней дубленке и такая несчастная, что доктор заволновался:

- Что, что случилось? Заболела?

- Ой, Иваныч, и не говори, – ответила она. – Вчера картошку перебирали, да в подвал спускали, а сегодня обострился мой ….этот, как его, – сказала она, показывая на плечо.

- Плече-лопаточный периартрит, – подсказал доктор.

- Во, во! Он самый, – морщась, сказала она, – артилерит! Рука совсем не двигается, да еще и шубу эту тяжеленную натянула. Помоги, Иваныч, – попросила она, протягивая ему руку, и доктор, осторожненько помог ей, отметив про себя, что она – в смысле шуба! – действительно … не пушинка. Елена, морщась и охая, прошла к столику и присоединилась к коллективу. Попив чай-кофе, потрепавшись «за жизнь», коллективчик занялся своими делами. Так прошло еще с полчаса, как вдруг зазвонил телефон, и доктор взял трубку.

- Алё, алё! – затараторил взволнованный женский голос, – это морг, морг?

- Да, это отделение судмедэкс … – начал было Огурцов, но из трубки раздалось:

- Ой, срочно, … Елене …. её дом горит, … скажите … пожар – и доктор, опустив трубку, растеряно посмотрел на Елену, но она и так все услышала, на мгновение замерла и тут же кинулась к вешалке. Доктор, вспомнив о её тяжелой шубе, шагнул было помочь, но она, подбежав первой, сдернула шубу как пушинку и могучим круговым движением надела ее, причем успев на лету попасть руками в рукава. Этот полет не самой легонькой зимней шубы был настолько могуч, что чуть не свалил на пол доктора Огурцова. И он, не успев ничего толком сообразить, услышал, как хлопнула входная дверь, а через долю секунды мимо окна промелькнула фигура человека, контуры которого были смазаны из-за скорости передвижения. Впрочем, на этом все и закончилось. Пожар оказался пустячным: просто у соседей из-под крыши деревянной стайки шел дымок, хорошо видимый с дороги, и с пустяковым возгоранием легко справились еще до того, как Елена прибежала домой. Только потом она с недоумением рассказывала:

- Помню, как сказали о пожаре, помню, как ты, Иваныч мне помог шубу надеть… – тут все слушатели засмеялись! – а вот, как оказалась дома, и, самое главное, как во двор попала – хоть убей, не знаю. – Заметим в скобках, что ключа от калитки у нее не было, а высота ворот и прилегающего к ним забора была метра два с половиной. Не меньше! Это, так сказать, к слову о силах и возможностях человеческих, которые – безграничны. Стоит только захотеть! Так начался тот рабочий день, и когда он после всех утренних встрясок клонился к концу, то есть к четырнадцати часам, снова зазвонил телефон:

- Доктор, это дежурный по отделу полиции. У нас на федеральной трассе машина сгорела, два трупа. Выезжает следователь следственного комитета. Вы поедете?

- А с каких это пор следователи комитета на автодорожки стали ездить?

- Так там не автодорожка, там машину взорвали, в ней два трупа! Так что – надо, доктор …

- Ну, раз надо, значит надо! – «радостно» буркнул Огурцов и пошел собирать экспертный чемоданчик. Тут же за ним заехал руководитель местного следственного комитета Антон Калманович. Был он мрачен и малоразговорчив, и только, когда сели в его машину, коротко пояснил, что взорвана дорогущая BMW, и не исключено, что там погиб кто-то из … шишек областной администрации или, что хуже, некто очень богатый. Оставшуюся часть пути до места происшествия проехали молча, а там …

А там занялись своими делами. Судмедэксперта Огурцова провели к трупам. Впрочем, осмотр бесформенных останков много времени не занял, ибо осматривать там было нечего. Невозможно было даже определить половую принадлежность сгоревших, поэтому Огурцов, коротко продиктовав следователю описание того, что видел, сказал, что трупы надо везти в медико-криминалистическую лабораторию Областного Города, так как у него в отделении нет аппаратуры для того, чтобы дать ответы на всю ту массу специальных вопросов, которые интересуют следствие, так что … Калманович сначала не согласился, но доктор Огурцов не успел даже толком привести аргументы, как прибыла комитетская машина из Города, и генерал Пархоменко отдал приказ:

- Тела погибших направлять в Город! С начальством согласовано. – И, повернувшись к судмедэксперту Огурцову, спросил:

- Доктор, никаких зацепок о том, кто это? В смысле, мужчины или женщины?

Доктор Огурцов, обрисовав состояние трупов, ушел в машину Калмановича, а минут через двадцать тот и сам вернулся.

- Ну, что, судебная медицина, скучаешь? – спросил он, доставая маленький термос и открывая крышечку:

- Будешь? – и доктор, принюхавшись, ответил:

- Ну, ты же знаешь, я кофе … никак, разве что чуточку, – и взял дымящийся стаканчик. Они несколько минут смаковали напиток. Потом к машине подошел кто-то из оперов, и Калманович пошел к нему. Вернулся он с крайне довольным видом и, устроившись на своем сиденье, сказал

- Ну что, поехали?

- Поехали, а что такой довольный? Я – понятно, почему доволен: сгоревших забрали в город. А у вас что? Генерал приказал дело передать в Город?

- Да нет! Просто мы сделали то, чего не смог некий судмедэксперт сделать. Останки принадлежат мужчине – одному, женщине – одной! Вот так-то!

- И откуда дровишки?

- Да все очень просто. Наши потрясли харчевню, что на горе – «Дары Востока» называется! – и там сказали, что на бэхе приехали двое – мужчина и женщина.

- И даже номера?

- Нет, номера никто не запомнил, как ни странно. Ну да это теперь дело техники. До вечера эксперты-криминалисты и автотехники установят машину, там ее пробьют и все, владелец есть. От этого и плясать будем.

Калманович привез доктора туда, откуда он его взял и Огурцов, попросив подождать пять минут, пошел ставить чемоданчик эксперта, а когда вернулся, увидел довольное лицо Калмановича, складывающего телефон в чехол:

- Ну, вот и все, погибшие установлены. Это некие Ольга Лебедева и Олег Волков.

- Ну и молодцы, работайте, – ответил Огурцов. – Ты езжай, мне надо кое- что еще сделать. – И, попрощавшись, они разошлись. Калманович к себе – бороться с преступностью, а доктор Огурцов к себе – считать результаты преступной деятельности тех, кто, благодаря его работе, стал подопечным Калмановича и его «фирмы», ведь если к восьми утра он не представит своему руководству эти цифирьки, то получит … «благодарность».

Доктор Огурцов уже заканчивал составление отчета, когда до него дошло: «Лебедева и Волков, … Олег и Ольга … – это же его одноклассники!!! У них же роман еще в институте был», – оторопело подумал Огурцов: «Не может быть? Неужели они???» – и, встав из-за компьютера, взволнованно стал ходить по кабинету. Ольга была одноклассницей и не более того, а вот Волк был из их компании. Они вместе в хоккей с мячом играли, скалолазанием занимались. Вот это фокус! Немного постояв, он подошел к телефону и набрал номер Руководителя районного Следственного Комитета:

- Антон, я по поводу сегодняшнего взрыва, У меня такое ощущение, что кроме бензина, там горело и еще что-то? То есть, там было не просто самодельное взрывное устройство, а нечто специальное. Уж очень сильно обгорели трупы!

- Да, Иваныч, ты прав! Мне только что взрывотехники позвонили: это была не эсвэушка, это была специальная мина с термическим компонентом …

- … и такую штуковину простые бандюганы не раздобудут, так?

- За деньги все, конечно, можно. Но ты прав, это ниточка! – согласился подполковник и положил трубку.

Доктор Огурцов снова прошелся по кабинету и, выключив компьютер, пошел на выход. Когда замыкал входную дверь, сзади подъехала машина. Огурцов оглянулся. Это была банальный «жигуленок», причем того же цвета, что когда-то был и у Огурцова. Стекла машины были густо тонированы, и доктор не разглядел, кто это прибыл.

Но вот переднее тонированное стекло медленно ушло вниз, и доктор увидел улыбающееся мужское лицо, Это был Олег Волков. На заднем сиденье угадывался силуэт женщины, светлые волосы которой не могла скрыть даже тонировка. «Белобрысая!» – вспомнилось Огурцову Ольгино прозвище в школе.

- Ну, ты что, Огурец, рот раззявил? Зови в гости!

- А как же, … вас же нет, … вы в машине …. вы сгорели, … как вы здесь? – оторопело спросил Огурцов. Волк вылез, пожал приятелю руку, поинтересовался:

- Кто сгорел, где сгорел? Что плетешь?

И доктор Огурцов взволнованно рассказал ему о сегодняшнем происшествии. Волков, услышав это, мрачно сказал:

- Я видел хвост за машиной, но думал, что это Ольгу пасет охрана по поручению мужа. Вот потому-то и пересели на запасную машинку, – погладил капот жигуленка, – значит ты спас нам жизнь, автомобиль? – и, быстро глянув на Огурцова, тихо сказал:

- Ольге пока ни слова, до утра, хотя бы … ладно?

Приоткрыл дверцу машины:

- Оля, Огурчик, нас приглашает – и, посмотрев на того, тихо спросил: – Переночевать-то хоть пустишь … покойников?

Читать далее "Глава 3" ⇒

Яндекс цитирования