Вы здесь

Сон в летнюю ночь

Владимир Величко

Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем только добрым словом.
Аль Капоне.

…Вот и сердце … большое какое, так, а вес…ого! 560 граммов! …. В полостях свертки ….мышца какая дряблая …. А что удивляться – это ведь бабушка… ей за 80 уже. …Так, где тонкие ножницы … нет, такими коронарные артерии не исследуешь. И, не поднимая головы, спросил у санитара:

- Саша, опять ты забыл положить …. Где тонкие ножнички?

Однако санитар не ответил. «Вот глухня!» – подумал эксперт и, не поднимая головы, рявкнул во всю глотку:

- Ножнички гони, Разгильдяй Иваныч!- и снова ни звука и ни шевеления вокруг. Эксперт поднял голову и никого не увидел. И вообще в секционном зале был только он – Эксперт и распластанный на столе труп. И еще тишина! Не шумела вентиляция, холодильный агрегат тоже не издавал привычно-монотонного и довольно громкого гула.

- Странно… А как это санитар умудрился выйти, а я не заметил? … нам же еще голову вскрывать... – подумал Эксперт и, аккуратно положив инструменты на стол, повернулся и пошел из зала. Когда он подошел к двери и взялся за ручку, сзади послышался звук. Нож упал на пол – мелькнула мысль. Повернув голову назад, Эксперт замер пораженный: мертвая бабушка какими-то дергаными движениями поднималась со стола: вот уперлась локтем, вот уже ладонью, свесила одну ... другую ногу. Стенки брюшной полости вдоль секционного разреза колыхались, как листки книги, поставленной стоймя. Эксперт хорошо видел позвоночник … Бабуля шевельнулась и огромные, дряблые груди свесились до бедер. Эксперт замер! Вдруг мертвая бабушка каким-то неравномерным движением подняла руку и провела по волосам, после чего повернула голову и, не открывая глаза, посмотрела на эксперта. Именно посмотрела – Эксперт почувствовал ее тяжелый взгляд. Он только в этот момент понял, что так быть не должно, ведь бабушка-то мертвая. А она соскользнула на пол и, опираясь на стол, стояла, покачиваясь, не отводя взгляда от него. Вдруг с громким щелчком открылись набрякшие веки мертвого человека, и эксперта обдало светом….

- Синий, какой!.... Да это же ультрафиолет, – отрешенно подумал он.

А бабушка, как будто услышав его мысли, сделала шаг, …другой … и протянула вперед руку, слепо нашаривая того, кто стоял рядом с ней.

– Мать честная! – подумал Эксперт, пятясь, а бабушка продолжала коротенькими шажками идти к нему. Он отчетливо слышал шлепки босых ног по кафельному полу. Стенки вскрытых полостей трупа – трупа! – колыхались при каждом шаге. А Эксперт стоял как завороженный, не в силах сделать и шага прочь от страшной бабули. Вот она протянула к нему руку ….

* * * * *

- Миша, Миша … да проснись же ты, проснись! Ты чего так кричишь?

- Эксперт, откинув одеяло, сел, чувствуя, как сердце колотится где-то в горле… Во рту все пересохло, а руки тряслись как …как …

- Приснилась какая-то хрень! Пойду, попью… – сиплым и незнакомым голосом сказал он супруге и, шлепая босыми ногами, – как та, мертвая, из сна – пошел на кухню. Там он припал к банке с холодной водой, что с вечера стояла в холодильнике, чувствуя, как все внутри у него продолжает подрагивать от страха ... или от напряжения. Вернувшись назад, он увидел, что дражайшая половина, накрывшись одеялом, мирно посапывает. Он немного полюбовался четырьмя саблями, висящими над кроватью – гордость коллекции! Вспомнил про пистолет в сейфе на работе – какой-то чудик уступил его всего-то за червонец – при реальной цене не менее сотни рубчиков. Потом вздохнув, посмотрел вниз, на кровать:

- Слышь, Маша! Ма-а-а-ша! – потряс он ее за плечо – уже почти семь, вставать пора!

- Да не сплю я, не сплю. Разве после твоих воплей уснешь? – и, откинув одеяло, села:

- Что снилось-то?

- Да …так. Ерунда! – и коротенько, в трех словах, рассказал сон.

Жена выслушала и, накидывая халат, хмуро сказала:

- Плохой сон, Миша … плохой! – и пошла умываться. Оттуда, через полуоткрытую дверь повторила:

- Плохой! Не к добру сон!

- Вот заладила… – с досадой подумал муж и, помахав руками, – вроде как гимнастику изобразил – стал собираться на работу. На ходу проглотив кусочек колбасы и выпив пару глотков кофе, вышел на улицу, где, несмотря на утро, солнышко припекало весьма прилично. Уже на территории больничного комплекса он встретился с патологоанатомом, человеком преклонного возраста, и – неожиданно – рассказал ему свой сон. Кириллыч, так все звали дедульку, отмахнулся:

- П-а-а-адумаешь, мёртвая бабка ему приснилась… Е-р-у-н-д-а все это, коллега! – и, помолчав, задумчиво сказал:

- А вот то, что вам приснился упавший на пол нож – это плохо! Жди наплыва покойников в вашу … экспертизу! Примета верная, проверенная … - и, помахав Михаилу сухенькой ручкой, Кириллыч свернул в дверь своего отделения, а Михаил, плюнув с досады, – и тут приметы! – пошел в свое. В отделении его встретила вся в слезах санитарка Анечка, та, которая моет полы, окна – то есть наводит порядок везде, кроме секционного зала. После довольно долгих расспросов она рассказала, что ее мужа посадили за хулиганку и сейчас он сидит в ИВСе местного РОВД.

- Михал Николаич! – помогите … позвоните ….узнайте, может отпустят.

Делать нечего, Эксперт дозвонился до «дежурки» и, поговорив пяток минут, сказал:

- Значит так! Сейчас ему дали 15 суток. Потом отпустят и могут возбудить дело за кражу. Все будет зависеть от потерпевших, – и отдал санитарке бумажку, – здесь адрес и имя: договаривайтесь, чтоб забрали заявление – дело-то пустяковое. Ну, в конце концов, деньги посулите, луну там с неба. … Если договоритесь – отпустят. Если нет – до пяти лет светит твоему … суженому-посаженному!

Потихоньку в отделение подтянулся весь коллектив. Когда пришла санитарка тетя Нина, Эксперт опять вспомнил свой давешний сон: а откуда появился санитар Саша? Такого отродясь не было. Интересно! В то утро работы - на удивление – не было. Ни мертвых, ни живых. Впрочем, через полчасика пришел рентгенолог Толя Брячанинов с очень неоригинальным вопросом:

- Николаич, а у тебя есть чё-нить? – и щелкнул пальцем по горлу.

- Слушай, Толя, если ты вдруг придешь и спросишь … ну, например: Как твое здоровье? Так я от удивления, наверное, умру.

- Не выделывайся, а! Если нет, так и скажи …

- Да есть, есть, - ответил Эксперт и полез в сейф.

- Ого, а это что такое … взаправдашний? Дай подержать!

- На, сначала хватани, а то перестреляешь еще кого-нибудь!

Толя, взяв флакон быстрым и отработанным движением, развел спиртягу и одним глотком хватанул содержимое мензурки. Отдышавшись, он взял с полки пистолет:

- ТТ? – глянул на Эксперта и подкинул на ладони «пушку». – Точно, … тэтэшник! Где взял? – начал было он, но зашла Анна и сказала:

- Так я поехала, Михаил Николаевич… Ой, а это, а это что такое? – и она показала на пистолет в руке Анатолия.

- На дело собираемся, – серьезно сказал Толя. – Банк брать будем. – И, прицелившись в Анну, щелкнул курком.

- Иди, Анечка, и делай, как я сказал, а этого пьяного дяденьку не слушай! – И, отобрав пистолет из рук рентгенолога, спрятал его в сейф. - Если что – звони.

Когда санитарочка вышла, Эксперт сказал:

- Ты, Толя – придурок! Никогда не целься в человека!

- Так ты ж сам сказал, что патронов в нем нет.

- …. но ты же знаешь, что и незаряженное ружьё раз в жизни стреляет! – возразил Эксперт. В человека целиться нельзя.

* * * * *

Анна в милицию пошла пешком и через десяток минут уже подходила к зданию РОВД. Пока шла, все думала про своего Петьку – ведь хороший он, работящий и ее любит, хоть и стесняется показывать это другим. Вздохнув, она вспомнила, как еще весной он подрался и сломал кому-то нос. Тогда только благодаря Николаичу дело удалось замять и вот опять… А вдруг Петьку посадят? С такими горестными думами она вошла в здание милиции и после долгих расспросов: к кому, по какому вопросу, ей сказали, что следователя нет, а если хочет, то могут пропустить к работнику уголовного розыска, который в курсе того, что натворил ее муженёк. Анна согласилась и прошла на второй этаж. Там немолодой уже мужчина поначалу долго ее пугал, что Петьку посадят, что это у него второе правонарушение за короткий промежуток времени, что светит ему лагерь. В общем, долго рисовал ей мрачные перспективы, как относительно Петра, так и ее самой. Потом вкрадчиво сказал:

- Впрочем, вы, как я убедился, барышня положительная и я вам могу помочь. Три дня ему гарантированы, он отсидит, – уж не обессудьте, а потом на ночь буду выпускать его домой. А когда пройдут пятнадцать суток, я с потерпевшей поговорю, чтобы она заявление забрала.

- Ой, спасибо вам, товарищ майор. Мне и Михал Николаич так же говорил, что надо сделать так, чтоб потерпевшие забрали заявление….

-Вот, кстати, про Михаила Николаевича, … вернее не про него одного, а вообще! В общем, и вы, гражданочка, нам должны помочь! – перебил ее майор и испытующе глянул в глаза женщины.

- А как же я вам могу помочь? Товарищ …

- Меня Иван Сидорович звать. Фамилия – Купченко, но ты можешь меня звать дядя Ваня. И, немного помолчав, продолжил:

- Чем помочь, говоришь? А ты иногда рассказывай мне о том, что у вас в морге творится. Кто приходит к эксперту, о чем говорят, кого ругают?

- Мне что ж, предлагаете стучать на Михал Николаича? – округлив глаза, спросила простая душа, Анечка.

- Ну, во-первых, не стучать, а сообщать! А во-вторых, людей в своих мыслях, Аня, частенько заносит не в ту сторону, а мы, если будем знать о них – сможем предупредить плохие поступки. Ведь для этого советская милиция и существует – не дать преступлению совершиться! Ведь так?.... Ну, что скажешь, Анна Сергеевна?

- А Вы точно Петьку моего отпустите?

- Слово даю! – ответил искуситель в погонах. Анечка немного поерзала, повздыхала и, скромно потупив глазки, сказала:

- Ну …. в морге часто выпивают врачи, потом еще из гаража приходят пить...

- Ну, это я и сам знаю! Я тоже там отмечался, это все пустяки, хотя …

- Ой, чуть не забыла, товарищ … дядя Ваня…. а сегодня видела в сейфе у доктора большой пистолет …. Как же он его назвал? … не помню.

- Ну, да? Так уж прям и пистолет? – и увидев, как она кивнула головой, вытащил из шкафа большущую книгу и, положив на стол перед девушкой, стал листать:

- Как узнаешь …

- Да вот он, дядя Ваня, вот точно такой!

- А ты, дочка, не ошибаешься? – озадаченно переспросил майор, поворачивая книгу к себе, – точно ТТ?

- Ой, правильно …они с Брячениновым так его и называли – тэтээшник, вот!

- Интересно… – задумчиво сказал майор, – интересно!

Потом встрепенувшись, сказал:

- Всё, беги домой, девочка. Часам к 8 вечера жди своего хулигана дома. И чтобы в шесть утра следующего дня он был уже в «дежурке»!

После этого майор несколько минут с задумчивым видом сидел за столом, выбивая нервную дробь пальцами. Затем взял чистый лист бумаги, ручку и, что-то решительно написав, сложил лист пополам и отнес в сейф. Затем он прошел к своему начальнику и прямо с порога бухнул:

- Слышь, Петрович, помнишь историю с ограблением автобуса Почты СССР в соседнем районе? … Ну, тогда убили трех человек , похитили почти 200 тысяч рубликов и оружие охранников – две тэтэшки и два нагана.

- Ну-ка, ну-ка! Что, подвижка есть? Давай, выкладывай.

- Да, понимаешь, у нашего судмедэксперта в сейфе лежит пистолет ТТ. Видели минимум два человека…

- Ну, Иван Сидорович, вот ты загнул, так загнул? Николаич никогда не свяжется с таким … эксцессом. И ты сам это знаешь. А во вторых – если бы был замазан… Он что, дурак, держать в сейфе такое оружие? Да что я тебе прописные истины говорю? Ты и сам это знаешь!

- Ну, а вдруг - это ниточка? Считаю, что пистолет надобно осмотреть и идентифицировать. Вот только как к нему подобраться? – задумчиво проговорил Сидорович.

- А что тут думать? Садись на УАЗик, езжай в морг и спроси: откуда, где и как.

- Петрович, а давай немного, во-первых, пусть убедится, что этот пистоль существует. А во-вторых – пусть узнает номер. И, не дай бог …. В общем, тогда только нашего эксперта возьмем в разработку.

- Годится! Зови лейтенанта и ставь задачу.

Михаил Николаевич печатал на пишущей машинке очередное заключение и одновременно смаковал чай, только что принесенный санитарочкой. Настроение у Доктора было хорошим – работа спорилась, чай был отличным и, вопреки всем плохим снам, ни мертвые, ни другие неприятности его не донимали. Да и посетителей почти не было. Опохмеленный Бряченинов не в счет. Правда, перед самым обедом забегал Антошка Гудок – опер из розыска. Притащил пару пива, посидели, потрепались, а заодно он попросил посмотреть пистолет. Вроде сначала заинтересовала его эта игрушка. Но, когда узнал, что в нем нет бойка и просверлен «казенник», потерял к нему всякий интерес. Он посидел еще пару минут, а потом убежал по своим хлопотным розыскным делам. Эксперт дописывал заключение, когда под окнами отделения снова остановился милицейский УАЗик – то прибыл Начальник Розыска, а с ним несколько незнакомых мужчин. Начальник, указав на немолодого мужчину в форме советника юстиции, сказал, что это следователь и у него есть вопросы к Михаилу Николаевичу, на которые хотелось бы получить ответы.

- По поводу? – спросил эксперт. Начальник розыска снова открыл было рот, но следователь прокуратуры сказал:

- Позвольте, дальше я … Дело в том, Михаил Николаевич, что три месяца назад в Загорском районе было совершено нерядовое преступление. Вы, должно быть, слышали о нем?

- Ну, еще бы …

- Был ограблен инкассаторский автомобиль, похищены значительные денежные суммы в размере почти в четверть миллиона рублей, а так же были убиты трое инкассаторов, и было похищено их личное оружие. Два пистолета ТТ и два револьвера системы Наган. Один их пистолетов ТТ – находится в вашем сейфе. По крайней мере, утром там находился.

- Вот Антон-жук: дай посмотреть …. дай посмотреть! – пробурчал Эксперт и, подойдя к сейфу, вынул ствол и положил на стол:

- Вот! Изучайте. Он все равно не является боевым оружием. И именно таким он и попал ко мне в руки.

- Михаил Николаевич, – мягко сказал прокурорский следователь, – нам необходимо подробно вас именно по этому поводу допросить: когда, от кого и каким образом ствол оказался у вас. А также нам придется его изъять, чтобы установить, является ли он боевым или не является и удостовериться, что это именно тот пистолет.

- … а так же уточнить, где в момент совершения оного преступления находился вышеозначенный Эксперт? Коль у него еще и пистолет обнаружился? Так? – спросил Эксперт.

- И это тоже, – вздохнув, сказал следователь, – начнем?

- Ну, а куды деваться? Допрашивайте!

- Итак, – сказал следователь, раскладывая на столе бумаги и какие-то папочки. – Где вы находились во время совершения преступления… и кто это может подтвердить?

В тот вечер Михаил Николаевич добрался домой только к семи часам вечера. То есть его общение с «карательным» органом длилось не менее 3 часов. Пришел злой и голодный. Увидев его, жена снова заохала:

- Вот! Я ж говорила, что сон твой не к добру. Посмотри на себя в зеркало – лица на тебе нет!

- Да устал я, голоден, работы много …

- А почему весь день возле тебя милицейские машины крутились? – подозрительно спросила жена.

- Не возле меня, – устало ответил супруг, – а возле отделения, которое, как ты должно быть знаешь, называется судебно-медицинским. Вот если бы эти машины крутились вокруг пивного ларька ….

- Ага, тоже мне загадка! Это значило бы , что те, кто на машинах, с Экспертом целый день пиво жрали! – с чисто женской логикой ответила жена.

Глава 2

Следующий день – вернее, его начало – ничем не отличался от вчерашнего, разве что мертвые вдоль сна эксперта со вспоротыми животами не стояли. А утро было таким же жарким. Если бы эксперт еще знал, насколько жарким будет день … На работе его встретила сияющая Анечка и сказала, что, во-первых, Петьку на ночь домой отпустили …

- … небось, всю ночь спать не давал? Вон, какие круги-то под глазами. – добродушно сказал Михаил Николаевич. Санитарочка покраснела, потупилась и радостно сказала:

- А еще, потерпевшая – ну, та, которую Петька обматерил, – забрала заявление. Вот! Спасибо вам, Доктор! – звонко крикнула Аня и убежала к себе.

Пройдя в свой кабинет, Доктор обнаружил всего один документ на вскрытие, что было совсем неплохо, а вот специфический запах, доносившийся из холодильника, говорил совсем о другом.

После традиционного утреннего чая Эксперт распорядился:

- Тётя Нина, пошли-ка сразу же работать, а то мне надо пораньше освободиться …. Ты переодевайся и начинай, …. одежду пока с трупа сними, разложи ее …

- Учи, учи… – проворчала санитарочка и пошла готовить секционную к работе. Эксперт мельком глянул на направление: так … Сидоров… 77лет – приличный возраст! – проживал один, ….без признаков насильственной смерти, … обнаружен примерно через пять суток соседями (понятно, откуда запашок!). Потом эксперт тоже начал переодеваться:

- Миханиколаич, Михалниколаич! – раздалось из секционной, – и эксперт, за десяток лет изучивший все нюансы голоса санитарки, тут же влетел в секционную.

- Глядите, что у него за ремнем!

Эксперт присмотрелся: под широким брючным ремнем трупа был заткнут пистолет …вернее, револьвер. Эксперт несколько минут рассматривал его, а потом, наказав санитарке, чтоб она его не трогала, позвонил начальнику Розыска. Через десяток минут морг был полон «людей в штатском». Пока они изымали револьвер, пока составляли документацию, Эксперт продолжал работу. Послойно снял одежду, после чего обнаружился еще один сюрприз: всё туловище и руки были густо исписаны татуировками. Они были прекрасно различимы и на фоне подвергшейся общему гниению кожи трупа. Там были и купола церквей, и многое-многое другое.

- Это Законник! – с уверенностью сказал стоящий сзади Опер. – Вор в законе!

- Ты что, Иван? Откуда у нас законники? Нет у нас их лет 15 уже! – возразил Начальник розыска. - Да и никто из простых воров-сидельцев никогда не упоминал о таком монстре. – И он кивнул на картинную галерею, лежащую на секционном столе.

- А ведь они не могли не знать, что в округе проживает Пахан. И, самое главное, мы об этом не знали! – огорченно проговорил Оперативник.

Вскоре приехал эксперт-криминалист и с помощью специальных методик «откатал пальчики», ибо, как сказал старый Опер дядя Ваня, пальчики такого монстра обязаны быть в картотеке. Одновременно проверили и наган. Естественно, он оказался из той же партии, что и вчерашний ТТ. То есть он тоже был украден у убитых инкассаторов.

- А от чего он помер-то? – задал вопрос только что приехавший следователь. – Ведь не от старости?

- Посмотрите вон туда! – и Эксперт показал на шею трупа. Там отчетливо просматривалось довольно широкое углубление в мягких тканях шеи.

- Неужели задушили? – озадаченно спросил следователь. – Этого нам еще только не хватало.

- Скорее всего, так – проговорил эксперт, обнажая область расположения подъязычной кости. – Да, … вот …. Смотрите, подвижность какая! Да и кровоизлияния в мягких тканях отчетливые. Удавление петлёй – странгуляционная асфиксия!

- Что, Иван Сидорыч, подельники деньги не поделили? Убирают лишних? – раздеваясь и размываясь, спросил Эксперт Опера.

- Да, ты знаешь… – задумчиво проговорил тот, – навряд ли. А вообще, пока много тумана. Сплошь непонятки. Убрать законника – а я не сомневаюсь, что это Вор в Законе – не каждый решится, ибо чревато. Надо дождаться информации по этому, – и Опер ткнул пальцем в труп, – и тогда решать. Вот завтра результаты дактилоскопии узнаем и …

Потом все разъехались, и Эксперт занялся рутинной работой: напечатал описательную часть заключения, принял двоих пострадавших граждан, а дальше…

Дальше, часа в два дня приехал Начальник Розыска и молча положил перед экспертом листок бумаги, сказав:

- Это мы нашли при обыске в домике Расписного. Почитай, почитай ….

И Михаил Николаевич с изумлением прочёл:

- «… Ляпа, ты долго еще будешь му-му? … Ты когда отдашь долю всей братве? Ты не хотел отдавать бабки Эксперту – все кричал, что он только советовал, как и куда стрелять, что невелика заслуга, но ты не отдал деньги и остальной братве. Это крысятничество, на ножи тебя …» – Эксперт поднял глаза и растерянно посмотрел на Опера:

- Ты что, хочешь …. – И замер, увидев, как Опер прижал палец к своим губам – типа, молчи!

- А Вы знаете, что обнаружен еще труп означенного Ляпы? И именно с огнестрельным ранением. Ма-а-алчать? – Опер стукнул кулаком по столу. – Говорить будете в суде! – И, подойдя к окну, махнул рукой. Тотчас же в комнату вбежали несколько оперативников, и не успел Эксперт и глазом моргнуть, как на его запястьях защелкнулись наручники. Его вывели на улицу и буквально втолкнули в салон черной «Волги», с черными же шторками на окнах. Все произошло настолько быстро, что в его памяти остались лишь огромные, наполненные слезами, глаза Анечки, что стояла у самой двери.

* * * * *

- Товарищи офицеры, сегодня мы кратко подведем итоги операции, позволившей изобличить и задержать лиц, совершивших тяжкое преступление! – И тут полковник сбился и простецки сказал: – Ну, вы сами знаете, какое. Подполковник Иванов, коротко доложите итоги операции.

В этот момент открылась дверь и зашел незнакомый мужчина в штатском:

- Простите, товарищи, задержался по уважительной причине.

- Проходите, присаживайтесь! – сказал ему Начальник РОВД и, глянув на собравшихся, пояснил:

- Это полковник Колокутин Василь Васильевич из … параллельной структуры.

Все задвигались, освобождая место. Дождавшись, пока все угомонились, поднялся Начальник Розыска и начал доклад:

- О том, как и где произошло преступление, я говорить не буду – тыщу раз о нем слышали. Ни соседям, на чьей территории произошло преступление, ни нам по горячим следам выйти на след не удалось. Помог случай – как всегда случай, – хмуро сказал начальник Розыска.

- Случай – это объективное проявление качества, выросшего из количества сделанной вами работы – сказал Колокутин. – Продолжайте, полковник.

- Тот удавленный и гнилой старикашка оказался на самом деле Вором в Законе по кличке «Касторка». Откуда такая странная кличка, спросите вы? А все просто! Его «короновали» в законники в 1961 году, когда Фидель Кастро сверг тогдашний режим Батисты на Кубе. Вот ему и дали кликуху – «Кастро». С годами она трансформировалась в Касторку. В 1982 году сход воров в законе дал Касторке вольную, то есть разрешил отойти от воровских дел по причине тяжелой болезни. Однако он выздоровел, купил документы и уехал туда, где его никто не знал. И от дел он точно отошел. Пять лет он вел вполне добропорядочную жизнь, но!… Но, чувствуя надвигающиеся перемены в стране, а вместе с ними и возможность обогатиться, он создает группу и разрабатывает план нападения на инкассаторскую машину, что они – надо это признать – с блеском выполнили. А потом все перессорились из-за денег. Касторка – вор старой формации –соблюдал принцип справедливого дележа добычи, а молодежь – хотела всё и сразу. Про имена пока промолчу…. Брать будем всех сразу.

-А вопрос можно? – вытянул вверх руку капитан Круглов.

- Давай, капитан, задавай свой вопрос.

- А какую роль в этом деле играл судмедэксперт?

- Товарищи, – поднялся с места полковник Колокутин, – позвольте мне ответить. Предыдущий докладчик не назвал фамилию Касторки. Настоящую фамилию, я имею в виду, а не ту, с которой он поступил в морг. Его настоящая фамилия Окладников Николай Михайлович.

-То есть это что? Судебно-медицинский эксперт Михаил Николаевич Окладников является …

Да, похоже, он сын Касторки. Причем сам Касторка этого не знал, все выплыло случайно. И, несмотря на это, – злобно сказал Колокутин, – вовлек в дело!

- А дальше? Как все было? Кто Касторку ликвидировал? Где сейчас судмедэксперт?

- Где эксперт? Об этом чуть позже. А сейчас продолжу:

- С самого начала было понятно, что у банды были наводчики в органах, и, чтобы их выявить, мы провели операцию с пистолетом, – ну, тот, что у эксперта был. Тогда мы отправили Антона Гудкова смотреть номер пистолета, и он принес Сидоровичу как раз номер из ворованной партии.

- Постойте, а как же …?

- Да все очень просто. Антон принес пистолет с нужным номером и отдал его Анечке. А когда доктор отошел. Анька поменяла пистолеты, и приехавший следователь изъял пистолет, что был украден у убитого инкассатора. И Анна, и Антон – старлей Гудков – члены банды, совершившей налет на инкассаторов. Сейчас с ними работают в … другом месте.

- Постойте, – воскликнул майор из следствия. – А эксперт, а Касторка? Они кто? И где?

В этот момент открылась дверь, и в комнату зашел улыбающийся Эксперт Окладников и присел на свободное место. После этого встал полковник Колокутин и сказал:

- То, о чем рассказал Начальник розыска – правда лишь наполовину, вернее не вся правда. а …. В этот момент сидевший рядом с окном Иван Сидорович, майор Купченко, вскочил, бросился к окну и попытался прямо сквозь стекло выпрыгнуть со второго этажа. Но раздался выстрел, и майор, словно споткнувшись, упал на пол, зажимая левое бедро рукой. Подбежавший Эксперт схватил протянутый кем-то ремень и перетянул ногу выше раны. Кровь стала бежать меньше, а потом и совсем перестала. Иван Сидорович лежал на полу, крупные капли пота выступили на его лице, ставшем каким-то серым и неживым.

* * * * *

Когда все успокоились, когда увезли майора, начальник РОВД полковник Литвин рассказал истинную историю и ограбления, и того, что происходило вокруг него.

А все началось примерно за год до ограбления. Иван Сидорович Купченко до милиции почти 20 лет прослужил в охране лагерей. И там он однажды спас от гибели вора в законе Касторку. Что там произошло и как спас – не суть важно. Потом их дороги разошлись на много-много лет. Майор Купченко ушел в милицию и здесь, видя, как с приходом Горбачёва меняется страна, стал к себе подтягивать малоразборчивых в поступках пареньков – Антона Гудкова, его же одноклассника Петьку, сожительницу Петра Анну. И в это время он в безобидном старичке из Загорска узнал Касторку. С месяц приглядывался, присматривался. Потом объявился и сделал предложение про инкассаторов. Касторка сначала отказался. Сидорыч наседал, доказывая, что тот – должник его. В результате, у майора-предателя возник неплохой план – все сделать своими руками, а «стрелки» перевести на Касторку и судмедэксперта.

- Позвольте, – поднялся с места эксперт. – Совпадение фамилий просто случайность, тем более что я помнил своих родителей – они погибли, когда мне лет пять было.

- Короче, письмо от имени Касторки – ну, где он якобы просит долю выделить Эксперту, – написал один уникум – мы его найдем непременно. После этого задушили Касторку, но и здесь просчитались – револьвер надо было за ремень затолкать сразу же, а они это ручками Аньки сделали уже в морге, когда дедуля весь сгнил. Вот здесь Анька окончательно и засветилась. И, спасибо Михал Николаевичу – он указал на то, что револьвер, пролежавший за поясом гнилого трупа, должен был та-а-ак пахнуть, а он нет … чистенький и блестященький! Антошка при первом же допросе лопнул до самой ж… Петька пока в бегах, а Анна – тоже поет складно.

- А майор? – спросил кто-то из оперов.

- А что майор? Ему деваться некуда. Улики против него убойные. А, кроме того, полковник Колокутин, если кто не знает, из … параллельной структуры. Эта организация тоже имеет ряд вопросов к майору Купченко. Я верно понял, товарищ полковник?

- Да, верно. В 1977 году – то есть ровно 10 лет назад – он вступал в контакт с представителем американского посольства. Для чего? Пока не знаем, но предполагаем – сказал полковник и, улыбнувшись, вдруг стал похож ….

- … на Ледокол, на атомный Ледокол, – почему-то подумалось Эксперту. – Ой, не завидую я тому, кто попадет под удар такого Ледокола, ой не завидую!

- А Михаил Николаевич все эти два дня находился на явочной квартире. Кстати, майор Купченко, используя свои многолетние связи, стал вдруг активно выяснять, где находится эксперт. Это тоже дало нить к размышлению.

- А я, не поверите товарищи, за это время проспал почти 22 часа! – улыбнулся Эксперт.

- Ну, все, товарищи! Совещание закончено, все свободны.

Домой Михаил Николаевич шел медленно и почему –то думал о том сне и о том, что жена оказалась права – неприятностей за эти два дня было с излишком.

Да, а санитарочка тетя Нина уволилась, оскорбленная тем, что на нее подумали, что это она подменила оружие. Вскоре санитаром в морг устроился работать молодой парень – Саша, Александр Иванович. Вот вам и сон в руку и летнюю ночь.

Яндекс цитирования