Вы здесь

Глава 3

Клад

Владимир Величко

С того разговора минуло дней десять. Другие заботы, другие интересные случаи увели внимание и интересы эксперта от «Взрывного дела». Но однажды, проезжая на мотоцикле мимо взорванного склада, он, к своему удивлению, увидел как Дед что-то делает с окнами – скорее всего, стёкла меняет. Выглядел он довольно бодрым, несмотря на белую повязку на голове. Эксперт проехал в лес, постоял, поразмыслил и, развернувшись, поехал в РОВД, зная, что Следователь наверняка в субботу на работе. И не ошибся:

- А что, деда выписали? Я сейчас проезжал мимо …

- Надеюсь, у тебя хватило ума не лезть к нему с расспросами? – недовольным голосом спросил следователь.

- Не боись, ментура. То есть, к деду есть какие-то претензии?

- Так какие претензии могут быть к человеку, пострадавшему от рук злодеев? – фальшивым голосом сказал Следователь и тонко улыбнулся.

- А, значит …

- Слушай, запоминай и никому не трепани! – сказал следователь и пересел поближе к Эксперту:

- Владельцев этого цеха мы раскололи. Доказали, что один из них привозил из города раствор йода в 20 литровых бутылях – у него тетка заведующая аптекой – а рабочие превращали его в спирт, почти так, как ты и рассказал тогда. Мы доказали незаконное изготовление и торговлю спиртом. Сейчас один сидит, другой гуляет под подпиской о невыезде. А вот дедушка… Дедушка знаешь, кем был в прошлом? – и, не дождавшись вопроса, сказал:

- Подрывником. Вот так! – и следователь, встав, подошел к окну и повернулся к эксперту:

- Мы его выпустили и прицепили хвосты. За то время, пока он лежал в больнице, обыскали его жилище и никаких компроматов не нашли – никаких. Деда задерживать не за что. К тому же, на него не пришли еще все материалы. Вот и отпустили … пока. Да, нашли документы, из которых явствует, что под зданием склада был огромный подвал. Мы его тоже искали – вход искали …

- И ни шиша не нашли, конечно.

- Да, все впустую. Не исключено, что через пару-тройку дней наблюдение за дедом снимем, и взрыв признаем несчастным случаем. Вот так. Надоело уже, – признался Следователь и спросил:

- Может по коньячку?

Однако в этот момент открылась дверь и зашла славненькая дамочка в лейтенантских погонах. Мило улыбнувшись, сказала:

- Вам пакет, товарищ капитан! Это, наверное, то, что вы ждали?

Следователь взял его и, мельком оглядев, посмотрел на эксперта:

- Извини … До понедельника…. Работы куча.

Суббота и воскресенье пролетели домашними делами и лишь, когда Эксперт нацелился на боковую, зазвонил телефон:

- Убъю! – прорычал он, – неужели….

- В понедельник, – сказала трубка голосом Следователя, – то есть завтра, примерно в восемь утра за тобой заедет УАЗ с водителем. Возьми все, что надо для осмотра трупа. Там, на месте – никаких лишних вопросов. Изображай туповатое равнодушие с легким раздражением. Все понял? А теперь спать.

- Ладно, – залезая под одеяло, подумал Эксперт, – поглядим.
В понедельничное утро работы всегда бывает много, и поездка на мифический труп была совсем некстати. Но, не успел собраться весь коллектив, как подкатили «Волга» и УАЗик и – деваться некуда – Эксперт уехал. Вскоре они подъехали к разрушенному цеху, вернее, к одной из уцелевших стен – той, где прилепилось дедово жилище. Из «Волги» вылез прокурор и два следователя – милицейский и прокурорский, и еще Опер. В УАЗике сидели еще два сержанта. После недолгих разговоров старик открыл дверь и все вошли в отнюдь не маленькое жилище Деда: коридор, проходная, довольно большая комната и две маленьких, причем одна из них уходила в толщу стены.

- Алексей Пахомович Лаптев? – спросил Следователь.

- Ну, так вы же знаете, кто я, чего ж спрашивать?

- Так велит закон! Вот постановление на обыск – и Следователь протянул ему бумагу.

- И второе: просим добровольно показать место, где покоится убитый вами гражданин Перл. Его вы убили не позднее 23 сентября 1963 года.

- Да вы что? Не знаю никакого такого … Пирла!

- Вот письмо гражданина Перл от 21 сентября, где он пишет, что идет к Лаптеву требовать свою долю. И если он пропадет, то искать его просит в подвале. Вот это письмо - и Следователь протянул пожелтевшую бумажку. Его только в субботу фельдъегерь из Города доставил.

Эксперт глянул в лицо Деду. Вопреки ожиданиям, старик оставался равнодушным, а глаза – как показалось Эксперту – даже улыбались.

- Значит, хотите клад найти? Как и этот … Как Вы его назвали …. Перл? Первый раз слышу такую фамилию!

- То есть, Вы отрицаете …

- Да ничего не отрицаю, все так и было, только я фамилию его не знал.

- Так чего тянем? – спросил Эксперт, – как говаривал Остап Ибрагимович: пошли в закрома.

- Доктор, – недовольно сказал прокурор, – я бы попросил Вас не вмешиваться и заниматься своими делами … когда они появятся!

- Тогда у меня вопрос! – вдруг сказал Дед. – Если я добровольно покажу, как туда войти и все, что внутри – мне это зачтется?

- Безусловно! – ответил Прокурор, – согласно статье….

- Хорошо, пошли.

- И далеко идти? – спросил кто-то.

- Нет, недалеко, в соседнюю комнату. Вход там – показал он на печь и, подойдя к ней, наклонился и надавил рукой на плинтус, обрамлявший печь по полу, оказавшийся металлическим. Когда он с силой надавил на один его конец, то другой – приподнялся и дед, ухватив за него, с натугой потянул вверх. Раздался довольно громкий скрип, и вся печь стала медленно приподниматься:

- Система противовесов, – пыхтя, сказал Дед. И, поставив рычаг-плинтус вертикально, сказал:

- Толкайте вон туда – и рукой показал куда. Два сержанта навалились, и приподнявшаяся над уровнем пола печь легко покатила в сторону, при этом та ее часть, где была труба, не двигалась – то есть печь вращалась вокруг условной оси, проходящей через трубу. Когда печь развернули на 90 градусов, открылся вертикальный и довольно узкий колодец, уходящий в темноту. Все участники стояли вокруг колодца и молчали.

- Ну, чего стоим? – ехидно спросил Дед, – давайте, давайте! Внезапно Опер стремительно вышел во двор, хлопнул дверкой УАЗика и вернулся в комнату, держа в руке фонарик. Затолкав его в карман, попробовал ногой полукруглую скобу…

- Не боись, не боись. Вниз ровно пять метров лететь... – хохотнул дедок. Опер потихоньку стал спускаться. Вскоре он исчез в темноте и тут же вспыхнул яркий свет фонарика:

- Спускайтесь, – гулко проговорил он, – здесь все поместятся.

Потихоньку спустились все, и Эксперт огляделся: они стояли в каменной трубе, причем, с одной стороны была видна дверка: низенькая, не более полутора метров высоты. Дед ее просто толкнул и она бесшумно открылась. Из сплошной темноты пахнуло ощутимым холодом и … страхом: Эксперт почувствовал, как из темноты на них, на него кто-то посмотрел. Посмотрел недовольно и раздраженно. Всем, и это было отчетливо видно по лицам, стало неуютно, и эксперт отчетливо понял, что туда, в темень никто шагать не хочет:

- Не понравились вы ему, – сказал с усмешкой дед, – не понравились, … не понравились... – и шагнул внутрь, на лестницу, уходящую в глубину еще метров на пять. Тут же загорелись два фонарика и их лучи – один поярче, другой послабее – забегали по пустоте. Только сверху просматривался полукруглый, кирпичный – кирпичный! – потолок. Пред ними расстилалось большущее помещение и брусчатый пол, а в центре подвала угадывалась некая масса.

- За ним! – сказал Следователь, и все вступили в это подземелье.

- Так, – хрипловатым голосом сказал Прокурор, – показывайте, где труп.

- Так вон он – уже четверть века здесь лежит. – Тут же лучи фонарей скрестились на продолговатом предмете. Это был человек, мертвый человек. Эксперт сначала подумал, что ребенок – уж больно маленьким было тело, но, приглядевшись внимательнее, понял - это тело взрослого человека, но не сгнившее, а мумифицированное.

- Ой, не трогали бы вы его … не понравится это Ему …. Ой, не понравится.

Прокурор что-то шепнул Следователю и громко сказал:

- Ну, Доктор, приступайте!

- А может, поднимем тело на поверхность. Здесь мало что увидим … И тут раздался какой то скрежет, напоминающий хриплый хохот человека и свет обоих фонарей погас.

- Я ж говорил, что не надо трогать Его! Вот Ему и не понравилось это! – раздался голос Деда, и, как показалось, уже издалека.

- Свет, черт побери! – раздался чей то голос, – свет зажгите!

Совсем рядом вспыхнул огонек спички и осветил лицо Следователя.

- Фонари не горят, а Деда, похоже, тоже нет. Сбежал. Быстро наверх … вы … двое! – показал он на сержантов, – все вокруг осмотреть!

- Да не надо осматривать, – ответил Опер, – во всех точках, где он может появиться – стоят мои люди. И,скорее всего, – если он, конечно, не здесь спрятался – ход проложен в овраг. Пусть себе идет.

- Хорошо, – подумав, ответил Прокурор, – давайте делом заниматься.

Дальше все пошло своим чередом. Пригнали откуда-то передвижную электростанцию, протянули кабель и осветили подземелье. А оно было большим. Ну, а самое главное, никаких особых секретов или чего-то необычного там не хранилось. Там был труп и не менее 200 ящиков с … водкой. Причем с самой разнообразной водкой: и с дореволюционных времен, и начиная с 50-х годов. Там были и «Пьер Смирнофф» , «Эристов», «Кеглевич», «Вудку выборову», «Wodka wyborowa», «Кристалл», «Московская особая», «Столичная», «Крепкая», «Русская», «Лимонная»», «Пшеничная», «Посольская», «Сибирская», «Кубанская» и «Юбилейная». И это было всё. Больше там ничего не было. Когда вынесли труп – а дело это оказалось нелегким – Опер, подойдя к ящикам с водкой, вдруг рассмеялся – громко, и даже как Эксперту показалось, истерично:

- А эти-то, дурачки сверху, гнали паршивый суррогат, не ведая, что внизу, под ними, хранятся тысячи бутылок отличнейшего напитка, ра-ри-тет-ного – по слогам закончил Опер.

Вот, в принципе, так закончилась эта история. Труп мужчины, обнаруженный в подвале, отправили на экспертизу в Областное бюро – все ж нечасто экспертам попадаются мумифицированные трупы и поэтому решили, что не с районным свиным рылом лезть в исследование таких трупов – а я и не протестовал.

Сбежавшего Деда задержали на пятые сутки, когда вычислили, где он может прятаться. И вот какова его история.

Каких-либо достоверных данных о его детстве и жизни до середины 50-х годов не нашли. Деревня, где он родился, была похоронена на дне Волги при заполнении водохранилища. Известна дата его рождения – 1913 год. Приехал в наш городок на строительство таежной железной дороги, будучи хорошим взрывником, и работал три года, а потом сломал ноги. В то время строители жили в этих «царских складах», которые были переоборудованы под общежитие. Пока он лечился, строители уехали и в здание снова вернули склады, куда он и пошел работать. Почти сразу он стал кладовщиком, и его поселили в квартире у торца склада. Году в 62-м он обнаружил ход в подземелье и там нашел ящики с водкой. В 1963 году его пришел шантажировать некий Перл. Кстати, записку от имени этого Перла написал сам следователь: он в архивах раскопал дело об исчезновении такого гражданина. Кстати, по этому поводу свидетелем проходил и гражданин Лаптев. Но тогда подозрений он не вызвал. А сейчас Дед рассказал, как завел этого мужика в подвал и ударил гирькой по голове. И там он его лежать и оставил. А Дед с тех пор сошел с ума. Временами – как он говорил – этот мужик приходит к нему и требует принести ему водки. И дедок время от времени покупал ему бутылку и нес в подземелье, уверяя, что часть водки не закрытых бутылок действительно исчезала.

Когда стали в складах гнать спирт – дед от запаха спирта стал сильно болеть – у него снова появились галлюцинации. И тогда он склад взорвал, рассчитав, что его стена устоит. Вот только в момент взрыва отлетел кусочек камня и пробил ему голову.

- Это мне отомстил тот, убитый, – хихикая, рассказывал Дед. Деда Лаптева конечно, направили на психиатрическую экспертизу, которая признала его невменяемым, и поместили на принудительное лечение в Атаманово.

Кстати, куда делась водка из этого склада, я так и не узнал. Но одна бутылка, произведенная в 1914 году, врученная мне Прокурором, до сих пор стоит у нас дома.

* * * * *

Пастушок на небольшой лошадке важно ехал спереди стада. Чуть позади ехал его дружок, паренек, которому едва исполнилось четырнадцать лет. Тронув поводья, он догнал своего молодого помощника:

- Слышь, Санёк, а правда, что дедушка Федор от водки сгорел? – спросил мальчишка своего более старшего друга. – Да?

- Да, в общем, от нее. Только он напился какой-то дряни … метильева спирта, вроде. Мучился – страшно. Ну ее, эту водку! – и, шлепнув кобылку, отъехал в сторону и посмотрел на взорванное здание. Там деловито суетились люди, бульдозеры сгребали мусор, а новая крыша ярко блестела в лучах заходящего сентябрьского солнышка.

- Да, – подумал он, – теперь это здание стало похоже на обычный деревенский амбар.

- Смотри, Петя, – там вывеску вывешивают. Не видишь, чё там написано?

-… так – приложив ладонь козырьком ко лбу, сказал Петька. – Филиал … ликеро-водочного … – а дальше непонятно.

- В общем-то, понятно! Опять людей травить будут. Водка сильнее Горбачева – и, хлестанув коняшку, поехал дальше. Рабочий день подходил к концу.

Яндекс цитирования