Вы здесь

Глава 10

Сквозь призму смерти

Владимир Величко

Следственно-оперативная группа почти три часа проламывалась сквозь нетронутые снега вверх, на перевал, и, наконец-то, все мокрые и потные, они достигли цели, перевал был взят. Позади осталась машина, снегоход и короткий, но очень крутой подъем, одолев который, они воочию увидели то место, куда и стремились – горную долину, засыпанную девственно-белым снегом, искрящимся мириадами отраженных солнышек. Это была долина, где их ждали два трупа.

- Перекур! – скомандовал Калманович, и все попадали в снег, где стояли, благо снега на перевале было не так много. Полежав несколько минут, доктор Огурцов встал и пристально оглядел лежащую пред ними долину. Она была широка, гораздо шире той, по которой они приехали. Горы её правого края были круче, и у основания их, глубоко врезавшись в снега, петлял узенький, прихотливо извивающийся ручеек. Он то прятался от взора людей за наметами снега, то вызывающе блестел, отражая свет ясного солнечного дня. Горы другой стороны долины были очень пологими, словно долина, ленясь подняться в горы, нерешительно стелилась километровой равниной с редкими, но могучими елями, и только потом, словно осмелев, полезла в гору.

- А вон там, – показал рукой подошедший сзади проводник, – избушка с трупами!

- Тьфу, на тебя, Семен, – всю картину испоганил, – вздрогнул доктор. – Ни капли романтики в тебе нет.

- Где ночевать будем? – спросил Калманович.

- Ты – начальник, ты и решай! Собсно, есть два варианта. Первый – ночевать километра за четыре до избы – там есть место, а другой вариант – все ж дойти до избы, но туда мы придем уже совсем по темноте.

Калманович думал недолго: - Ночуем у ручья. Второй день – доходим до избы. Осматриваем трупы и с ними возвращаемся до машины. Успеем так?

- Если рано утром выйти, еще по темну, то здесь, – проводник притопнул ногой, – мы будем уже в сумерках.

- Отлично! А спускаться здесь до машины с полчаса. Это вверх мы тащились целых три … П-а-д-ъ-ём! – заорал подполковник, и, вытащив свой «макар», выстрелил в воздух. Хлопок выстрела показался жиденьким, каким-то не серьезным, к тому же быстро растворился в белом безмолвии.

Дорога до первой ночёвки, утренний поход до охотничьей избы, прошли спокойно, а вот утром, по мере приближения их к «точке возврата», доктор Огурцов стал заметно нервничать, ибо мысли постоянно крутились вокруг одного: «Неужели они,… неужели Ольга, … Олег, … неужели Олег, … Белобрысая, неужели…». И когда пришли, в самой избе ничего не изменилось: те же, что и на фото, две фигуры под одеялами, та же чернота на подбородке у одного из трупов.

- Огнестрел, – раздался рядом голос Калмановича, – вон на стене красные брызги. И тогда Огурцов, словно очнувшись, шагнул вперед и отчетливо увидел рану в подчелюстной области того трупа, что был крупнее, копоть от выстрела, перевел взгляд на второе тело, наклонился и откинул одеяло. Это была не Ольга! Это вообще был мужик небольшого роста с длинными светлыми волосами.

- Это не они, – радостно вскрикнул судмедэксперт Огурцов, – это не они!!!

- Ну, и что ты орешь, чему радуешься? Нам-то теперь работать придется, устанавливать их личности, а он орет как …. слон! Да к тому же, искать этих, … одноклассников твоих. И это проблема, потому что оперативника, если он не хочет быть замеченным – фига с два найдешь!

Осмотр трупов занял совсем немного времени, ибо оного уже и так не было. И когда прозвучала команда – «собираемся!», Огурцов, осматривавший тела, вдруг сказал:

- А вообще-то, вы, следователи – тунеядцы и сачки! Боитесь даже пальцем шевельнуть …

- Это ты о чем? – ощерился подполковник.

- О том! Пока вы, сэр гуляете по улице и с умным видом осматриваете окрестности избушки – якобы с целью установления …

- Ка-ро-че! – рявкнул Калманович.

- А короче – не ори! Пока вы, сэр, гуляли, я установил их личности! Отгадай, как?

- Паспорта в карманах?

- Ага, … вот они! – самодовольно ответил судмедэксперт и отдал тому два довольно потрепанных паспорта.

На перевал, несмотря на два груза-200, поднялись еще засветло. Сверху увидели и машину, и дым костра, что создает уют. Один их милиционеров на радостях сорвал автомат и дал в воздух короткую очередь. Вот она прозвучала увесисто, не то, что пистолетный пшик! Но еще громче зазвучала ругань Калмановича по поводу несанкционированной стрельбы…. Когда оба автоматчика потянули вниз волокуши, доктор Огурцов, оглянувшись на долину, сказал:

- Как рано здесь приходит зима! Еще только 10 октября, а снегу, снегу …

Стоящий рядом проводник и охотник Семен хмыкнул и ответил:

- А вы, доктор, слово в слово повторили слова разведчиков трассы будущей железной дороги Абакан-Тайшет. Ежели вы читали, то знаете, что в 40-ые года решили строить железную дорогу и отправили трех изыскателей на разведку местности. Они все погибли – замерзли и утонули. А когда нашли дневники одного из них, прочитали их и нашли запись о том, что в конце сентября выпал снег и – «как рано здесь пришла зима», а это норма – снег в конце, а то и в середине сентября.

- Да, это была война, средств не было! А погибшие – Кошурников, Стофато, Журавлев. Есть даже песня про них.

- Ладно, пошли, – сказал Калманович. И все трое покатились вниз, к теплой машине и костру.

******

На следующий день на автодорогу выехали только часам к двум, так как утром тяжело и долго вставали, долго собирались, ибо «устали за вечер и половину ночи», а если честно, то и вправду устали, поэтому всю дорогу до автотрассы они полуспали, чуть не вываливаясь из кресел при постоянных толчках. Огурцов даже подумал, что так и шейный отдел позвоночника вывихнуть недолго. Приехав в село Перово – райцентр соседнего района, территория которого входила в состав Межрайонного Следственного Комитета, которым руководил Антон Калманович, они перегрузили «объекты исследования» в спецмашину. Калманович убежал позвонить по телефону, а Огурцов принялся за обед. Он уже заканчивал, как прибежал запыхавшийся подполковник и коротко сказал, что есть новости, и за Олегом с Ольгой «колун ходит», что их надо срочно найти. Потом они пересели в микроавтобус, что выделил им начальник милиции и покатили домой, отсыпаться. На окраине Перова проезжали мимо местной достопримечательности – горы с трамплином и несколькими трассами для горных лыж. Все это – и трамплин, и все остальное – предназначалось для детей. Здесь функционировала ДЮСШ по горным лыжам.

- Валера, притормози, – вдруг сказал Калманович, – дай посмотрю на красоту такую. Смотри, Иваныч, как здорово, а!

- А то ты за эти дни не насмотрелся на эту красоту, на «зеленое море тайги?»

- Да при чем здесь море, тем более зеленое. Ты туда смотри, – и он кивнул в сторону склона сопки. – сейчас ребятишки покатятся! – и с умилением пробормотал, – я ведь и сам в таком возрасте здесь катался! Смотри-смотри, пошли …

И доктор тоже стал смотреть, ибо ребятишки – совсем шпингалеты и карапузы – покатились, как горох, по склону такими замысловатыми зигзагами, что мелькнула мысль – сейчас столкнутся! И тут все мысли исчезли, потому что среди довольно многочисленных зрителей – родителей, в основном, – он увидел до боли знакомые белобрысые волосы. Огурцов даже привстал. Ольга!? Точно, Ольга!!! А рядом, как ни в чем ни бывало, стоял Олег и, улыбаясь, что то рассказывал ей.

Некоторое время доктор Огурцов смотрел на ребят в некоторой растерянности – ведь только что они с Калмановичем рассуждали о том, что их надо непременно найти. И что оперативники, пока они по тайге болтались, отработали все варианты, но все впустую.

- Твои друзья на дно залегли, и теперь можно надеяться только на чудо, – сказал следователь.

Тут доктор встрепенулся и негромко сказал:

- Хочешь увидеть чудо? – и показал рукой в сторону Олега и Ольги. Калманович глянул туда же и, ругнувшись, стал открывать дверь их машины... И в этот момент раздались выстрелы! Дальнейшее доктор Огурцов запомнил плохо и отрывочно: вот Олег толкает Ольгу, вот она падает, затем очень громкий рев мотора, чей-то яростный мат и длинная-длинная автоматная очередь ... многоголосые крики людей, снова выстрелы, сильный удар, скрежет металла и … всё!

Впрочем, доктор Огурцов сознание не потерял, а просто в какой-то момент обнаружил, что он уже не в машине, а сидит прямо на земле, привалившись спиной к колесу, и как это произошло, он совершенно не помнит.

- Джинсы, – вдруг пришла ему в голову идиотская мысль. – Новые! Надел после выхода из тайги, а тут грязь и … порвал!!!

Но, тут же все посторонние мысли вылетели из его головы, ибо он услышал:

- Огурец … твою мать, п-а-а-дъем! Волкову помоги, врач хренов!

- Сам хренов, – огрызнулся он, и увидел, что Олег неподвижно лежит на земле, а Ольга, стоя на коленях, тормошит его, плачет и что-то громко кричит. Дмитрий Иванович побежал к ним и, оглянувшись на бегу, увидел, что Калманович, зажимая рукой левый бок, сидит у колеса другой машины. Его ладонь была красной, кровь сочилась и между пальцами. Немного дальше два сержанта с автоматами на плечах обрабатывали кулаками какого-то парня, крича нечто яростно-нецензурное. Все трое тоже были перемазаны вм крови. Еще дальше на земле лежал труп – Огурцов почему-то с полувзгляда понял это. Наверное, потому, что вместо головы у того была бесформенная кровавая масса:

- Знатно пораскинул мозгами… по дороге, – профессионально-цинично подумалось эксперту, и тут же все постороннее мгновенно испарилось, ибо он подбежал к Олегу и бухнулся на колени. Пульс Волкова, пусть и слабенький, на сонной артерии все же определялся, а вот, когда он расстегнул его куртку и поднял свитер, увидел напротив сердца огнестрельную рану, из которой сочилась кровь.

И в этот момент послышались далекие, но все усиливающиеся завывания сирен машин Скорой помощи и соперничающие с ними в этом милицейские.

Читать далее "Глава 11" ⇒

Яндекс цитирования