Вы здесь

История 8

Владимир Величко

- Где-то я эту историю про петлю и уши уже слышал – задумчиво сказал Женька Зенин, сосредоточенно снимая шкурку с вяленого рыбца.

- Да, я тоже. Причем есть много анекдотов о медицине и все рассказывавшие, клянутся, что именно они были свидетелями, прямо пяткой себя в грудь бьют – пробурчал Мишка Биттер.

- Что, господа вы мне не верите, что именно у нас это было, … ну про уши?

- Успокойся Самуилыч, успокойся. Верим мы тебе. Ведь в любом случае первоисточник установить не представляется возможным, так что кто рассказывает, тот и есть свидетель.

- Хм, ну тогда позвольте и мне побыть свидетелем. Я вам сначала анекдотик из студенческой юности поведаю, свидетелем которого я был на самом деле, ну а потом коротенькую историю из реальной работы эксперта, кстати, довольно постыдную…

Давай, Зенин, перехватывай инициативу, кайся!

Женька, чем-то напоминающий Портоса, откашлялся и гулким, почти левитановским голосом начал:

- Курс нормальной анатомии человека у нас читал профессор Топольянский. Участник войны, орденоносец, человек очень немногословный, умеющий одним словом, коротким предложением сказать очень многое. К нашему удивлению он взял нашу же группу и на практические занятия. Вёл он их превосходно. Всё рассказывал и показывал как то очень образно и поэтому всё запоминалось отлично и по успеваемости группа была не из последних на нашем курсе. И расскажу я вам случай, произошедший на экзамене. Проводил он его (не случай, экзамен) так: запускал всю группу в комнату, студент тянул билет, секретарь его записывал, а профессор, откладывая его в сторону, спрашивал испытуемого наугад. Например, давал в руки большеберцовую кость, и просил студента рассказать какие мышцы, сухожилия к ней крепятся, и всё это продублировать по латыни. Ну, как то примерно так. И вот была в нашей группе девочка – представительница одного малочисленного народа Севера. Училась она средненько, так, между тройкой и четвёркой, а кроме того была очень застенчивой и робкой. Вот, значит, на экзамене пришел её черед отвечать. Профессор подводит её к скелету человека и, мягко так, доброжелательно говорит:

- А Вы, милочка, расскажите прямо по скелету как называются кости, какие органы и где помещаются, в общем, все о человеке. Но – говорит профессор – кратко, в общем, поняли? Студентка кивнула и, покраснев, начала:

- Это – говорит она, показывая на череп – череп, cranium и его кости - и довольно подробно их перечисляет, в том числе и по латыни.

- Очень хорошо, давайте, давайте – подбадривает её профессор. И вот студентка дошла до таза. В целом она хорошо рассказала и про кости его составляющие и где что расположено …

- А тут – сказала она, покраснев, был,… был … penis!

- Профессор с каменным выражением лица, не дрогнув ни одной его мышцей:

- Он здесь не был – и через короткую паузу - Он здесь бывал! Это скелет женщины!

Как говориться: Занавес, гомерический хохот и вся группа под столом.

Отсмеялись и мы, а Женька и говорит:

- Давайте теперь не будем отвлекаться и говорить, о том, что этот случай именно с ними и произошел и что б время не терять. Короче, я хочу рассказать вам то, что никому и никогда не говорил, ладно? Ну и вы никому! Договорились – и Женька улыбнулся.

- Городок наш стоит на федеральной автодороге, поток транспорта на которой довольно велик, хватает там и нарушителей и просто лихачей, поэтому количество людей, превращающихся в трупы прямо на трассе довольно велико. И все они поступают ко мне. Вот и в то утро придя на работу, я обнаружил, что имеется одна «автодорожка». Из направления следователя я вычитал - погиб перегонщик автомобилей. Знаете, в конце 90-х годов был довольно прибыльный бизнес - перегонять с Востока на перепродажу, да и просто друзьям подержанные «праворукие» японские автомобили. Дело было ранней весной, скользкий накат на дороге, элементы льда, бессонная ночь, усталость – все-таки почти четыре тысячи километров за спиной, вот водитель и дреманув, выехал на «встречку», в результате - лобовое с КАМАЗом.

Женька немного помолчал, сделал несколько глоточков, пожевал рыбку, уйдя в свои мысли, а затем продолжил:

- Вы, коллеги особо не напрягайтесь. Ничего при вскрытии этого трупа я не обнаружил - никаких там огнестрелов – типа как в твоем рассказе, Виталий Иваныч – ни ножей в спине, ни странгуляции на шее … Ничего этого не было, а была банальная травма в салоне легкового автомобиля. Без каких-либо отклонений, разве что жутко массивная. После исследования мы поместили труп в холодильник и на какое-то время про него забыли. Родственники за телом приехали день на третий, не раньше – иногородние, как-никак. Тело забирала старшая сестра погибшего – очень спокойная Женщина. И вот выдаю ей врачебное свидетельство о смерти, какие-то документы и те мелочи, что были при нём: ключи, часы. Всё как положено. Она расписывается и говорит:

- Вы знаете, доктор, у него при себе должны быть деньги - пять тысяч долларов и смотрит на меня. Спокойно, в общем то, без особой подозрительности. А меня в краску бросило. Мгновенно, молнией проскочили мысли: « Пять тысяч! … Где?… Санитар … Ерунда, не может быть, тысячу лет вместе работаем …. Не заметили? … Там одежды нет, прятать негде. … В сумочке? … Да её же не было…».

А она, между тем, продолжает:

- Он нам звонил из Иркутска и сказал, что купить ту машину, что хотел, у него не получилось и поэтому часть денег везёт назад. И назвал именно эту сумму.

Я, ребята, честно говоря, растерялся. Я помнил одежду: тёплая, байковая рубашка, брюки из плотной синтетической ткани…. Там негде было положить эти доллары, негде. Но все равно стало очень неприятно. Я, было, открыл рот сказать, что их, скорее всего следователь забрала, когда труп на месте ДТП осматривал, или сумочка была, но Женщина опередив меня сказала:

- … нет, нет, следователь деньги не забирала, … и в машине их не было.

А потом добавила:

- Доктор, а Вы хорошо одежду смотрели?

- Да там смотреть то …

- Вы одежду сохранили - уже настойчиво спросила она.

Пока я шёл до секционного зала, где находился в этот момент санитар, я успел всё передумать, как говориться вся жизнь промелькнула перед глазами. И дело не в конкретных деньгах, а дело в принципе. В том, что если денег нет – а откуда они там интересно возьмутся, там их негде спрятать! – то все равно подозрение ляжет на эксперта, то есть на меня. Сначала мне вспомнилась фраза из морских рассказов В. В. Конецкого: «… То ли у него бушлат спёрли, то ли он у кого украл, уже никто не помнил, но пятно то осталось …». Так и здесь. Вот тогда то, в те короткие десятки секунд мне и вспомнился вышеприведённый анекдот про penis, который не был, а бывал. Вот и про себя я тогда успел с горечью подумать:

- Эх, Женя, Женя ты экспертом не был, а временами бывал! Разве ж так можно?

Но вот и секционка:

- Дядя Саша, где одежда с трупа Г.?

- Так я выбросил её! Она же вся в крови и мозгах – особенно рубашка, да и порванная вся. Я ж у тебя спросил, когда вскрыли:

Чё с одеждой делать – и ты сказал: «Да кому она нужна?»

- А куда ты её выбросил?

- Да сбоку у дверей положил … Сразу за углом.

Короче, вышли мы и увидели присыпанную свежевыпавшим снежком нетронутую одежду. На спинке рубашки мы прямо там, на улице, обнаружили карман, а там две стопочки проклятых американских долларов, прилично промокших кровью и слипшихся друг с другом.

Представьте себе коллеги то облегчение, что я испытал, найдя эти деньги. Ну и с видом победителя я и принес их.

Женщина пересчитала, написала расписку в получении и сказала:

- Да Вы, Доктор не расстраивайтесь! Я четверть века проработала на фабрике по пошиву одежды и занималась тем, что отделывала всевозможные карманы, карманчики. В том числе и потайные. Вот я сама ему перед поездкой и соорудила такой карман для денег на задней части рубашки. Ведь он на самом деле плохо различим, да?

Потом она уехала с телом, документами и деньгами. А я до сих пор, вспоминаю её глаза и то сомнение, что виделось мне в них:

- А не хотел ли ты милок эти денежки украсть!

Хотя это, наверное, просто моя мнительность? …

Яндекс цитирования